Казакия:глава 10

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

1. Настоящие казацкие предводители переходят Рубикон в себе, а не вне себя, внутренне переживают Вселенские борения, преодолевают своё ветхое качество, решают вопрос не тщеславного утверждения себя, а жизни и свободы народа, несут бремя ответственности за него.

2. Они исполнены Любви, исключительного чувства Народности, Божественного Знания[1].

3. Атаманы-молодцы не только своей жизнью, но и смертью всегда показывали пример беззаветного служения Идее Всеобщего освобождения.

4. Лучший из них — Разин, — отдавшись, как Христос, в руки палачей, утвердил этим сознание правоты своего дела, испил чашу страдания до конца, искупив тем самым страдания, невольно причинённые другим, доказал готовность на смертную муку, явил во всей полноте казацкую стойкость.

5. Величие Разина не в том, что он брал города, а в том, что народ сам, добровольно и с радостью открывал ему их.

6. Отношение к тому, кто был «к злодеям причтён», является мерилом подлинной русскости или антинародного сознания, околпаченного или злонамеренного.

7. Стать русским — это принять в сердце Разина, без этого гражданин Руси может быть не более, как русскоговорящий.

8. Врагам Руси всегда были ненавистны её лучшие национальные герои, которых они старались очернить изо всех сил.

9. Всякое возмущение казаков трактуется ими как стремление подорвать государство.

10. В действительности же, казаки на протяжении всей истории искали гармонии со своим противоположным полюсом — государственностью, которую никогда не стремились отрицать.

11. Напротив, они содействуют укреплению трона и заботятся о сохранении монархии в Смутное время.

12. Восставали они на государственные структуры не ради подрыва государства, а с целью защиты своей общинной формы бытия, на которую посягала государственность, стремящаяся к однополярной унификации всех структур на иностранный манер, чуждый и губительный для Руси.

13. Всякое величие Русской Державы — нравственное, политическое, географическое — было достигнуто и будет удерживаться и укрепляться благодаря свойственной только ей биполярности, то есть наличию двух полюсов — государственности и общинности в лице Казакии.

14. Гармоническое взаимопроникновение этих полюсов, воскресивших свои лучшие традиции, есть Начало Метаистории.

15. Обречённость исторических освободительных походов Казакии была обусловлена тем, что, во-первых, её вожди не обладали Метаисторическим Знанием; во-вторых, направленность походов была к конечному центру Руси, который, напротив, следовало оставить; в-третьих, учреждался лишь прообраз Истинного народовластия; в-четвертых, русский крестьянин, имея самоуправление в малой общине, не понимал самоуправления в масштабах страны, видя в этом опасность устройства какого-либо ловкача-самозванца за его, крестьянина, счёт, и воспринимал слово «свобода» — как «непорядок», имея идею доброй и сильной власти, которая всё устроит без его участия.

16. Крестьянин, в силу своей мужицкой[2] (не мужской) закваски, не мог долго быть попутчиком освободительных движений славных мужей казачьей воли.

17. Русская мужественная Душа является широкой не оттого, что широка Русь, а наоборот — необъятность русских просторов возникла благодаря широте русского характера, которому в полной мере соответствует казачество.

18. Огромные пространства необходимо было защищать с исключительным напряжением сил, с полной готовностью к жертве, но именно бескрайняя ширь земли русской позволила «лыцарям» Дикого[3] Поля укрыться от деспотической власти, посягающей на вольницу.

19. Там, где было более опасно, там было более безопасно.

20. Казаки, в поисках Светлояров и Беловодий, новых казачьих рек, где можно жить по Правде, постоянно осваивали всё новые районы, были самыми активными участниками в собирании земель русских.

21. В силу своей исключительной общежительности рыцари Правды сыграли наибольшую роль в приобщении небольших народов к величию Единой Державы, дающей им сознание причастности к Универсальной Культуре и чувство защищённости от произвола многочисленных соседей.

22. Рыцарство было и на Западе, и на Востоке, но как явление конечное, о котором можно говорить только в прошедшем времени.

23. И то и другое рыцарство односторонне, чего не скажешь о Казакии[4], которая гармонически сочетает крайности.

24. Рыцарство вообще имеет следующие разновидности:

0) доисторическое (славяно-скифское)
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
1) стихийно-народное (Спартак, Робин Гуд)
2) восточное (служение только внешнему авторитету)
3) западное (эгоцентрическое)
4) казацкое историческое
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
5) Казацкое Метаисторическое.

25. Иноземное рыцарство иногда составляло единство различных рыцарств, но оно было не более, как конгломератное, эклектическое.

26. Казачество же является живым организмом, братством, скреплённым любовью и к Атаману, и к каждому отдельному казаку.

27. Восточное рыцарство — это служение великому (правитель, абстрактный бог), произволу некой персоны, чинопоклонство (почитание высшего и презрение к низшему), регламентированный патриотизм, свобода ДЛЯ ОДНОГО.

28. Западное рыцарство — это понимание свободы как независимости частного от целого, утверждение субъективизма, своевольное поведение ДЛЯ ВСЕХ.

29. Мораль конечного рыцарства есть служение внешне навязанным канонам; отсюда её поверхностность, эфемерность и обусловленность обстоятельствами.

30. Если при рассмотрении заслуг иноземных рыцарей часто приходилось отделять значительные исторические деяния от бесчеловечности и безнравственности лиц, их совершавших, то у героев-казаков великие подвиги и нравственность так совпадают, что их невозможно и не нужно разделять.

31. Всё неказацкое рыцарство исторически делится на стихийно-народное и «светское» (в итоге — антинародное).

32. Последнее, само вышедшее из непривилегированных слоёв, постоянно обособлялось, завоёвывало привилегии, превращалось в узаконенного грабителя[5] слабых, смотрело на простых людей, как на второсортных.

33. В самóм «светском» рыцарстве дружба и равенство не распространялись более, чем на трёх-четырёх[6] человек.

34. Стихийно-народное рыцарство не могло долго выживать без должной (врождённой) организации, рассеивалось или опускалось до грабительства, превращало первоначальное стремление к равенству в уравниловку, в механистическое распределение материальных благ.



главы: 0123456789101112131415



сноски

  1. В истории — на уровне Интуиции, в Метаистории — на уровне Разума.
  2. «Мужик», в отличие от «муж», имеет уменьшительный суффикс. Так (иногда справедливо) баре стали называть крестьянина.
  3. От «диво». Имеет генетич. связь с инд.-европ. «ди»; лат. deus, греч. theos — бог.
  4. Проявление некоторой односторонности Запада и Востока имело место и в Казакии: западное казачество — обособленный, сепаративный характер (настрой), дальневосточное — более служилый.
  5. > граф.
  6. Мотивом дружбы мушкетёров в романе «Три мушкетёра» послужила дружба донских казаков, поразившая автора. Мушкетёры — извращённая форма казачества, служащая порочному абсолютизму, а не общине, не страждущему и угнетённому народу.



Pechat RVS.gif
Собор Святой Руси