Ливонская война

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ливо́нская война́ (15581583) велась Россией за территории в Прибалтике и выход к Балтийскому морю, чтобы прорвать блокаду со стороны Ливонского ордена, Литвы и Швеции и установить непосредственное сообщение с европейскими странами.

Предыстория[править]

Ливонский орден был заинтересован в контроле над транзитом русской торговли и существенно ограничивал возможности русских купцов. В частности, весь торговый обмен с Европой мог осуществляться только через ливонские порты Ригу, Линданисе (Таллинн) и Нарву и перевозить товары можно было лишь на судах Ганзейского союза. Одновременно с этим, опасаясь военного и экономического усиления России, Ливонский орден всячески препятствовал провозу в Россию стратегического сырья и специалистов (см. Дело Шлитте), получая в этом содействие Ганзы, Польши, Швеции и немецких имперских властей.

В 1503 году Иван III заключил с Ливонским орденом перемирие на 50 лет, по условиям которого Орден должен был ежегодно вносить дань (так называемая «юрьева дань») за город Юрьев (Дерпт), построенный князем Ярославом в начале 11 в. и ранее принадлежавший Новгороду. Договоры Москвы с Дерптом XVI в. традиционно упоминали о «юрьевской дани», но фактически ливонцы уклонялись от выплаты этой дани[1]. Когда срок перемирия истёк, во время переговоров в 1554 г. Иван IV потребовал выполнения возврата недоимок, отказа Ливонским орденом от военных союзов с Литвой и Швецией и продолжения перемирия.

Первая выплата долга за Дерпт должна была состояться в 1557 году, однако обязательство не было выполнено Орденом[1]

Весной 1557 на берегу Нарвы царь Иван IV ставит порт («Того же года, Июля, поставлен город от Немец усть-Наровы-реки Розсене у моря для пристанища морского корабельного»[2]). Однако, Ливония и Ганзейский союз не пропускают европейских купцов в новый русский порт, и те вынуждены ходить, как и прежде, в ливонские порты.

Ход войны[править]

Ливонский орден к началу войны был ослаблен рядом военных поражений и Реформацией. С другой стороны Россия набирала силу после побед над Казанским и Астраханским ханствами и присоединения Кабарды.

Война с Ливонским орденом[править]

Вторжение Русских войск в январе—феврале 1558 года в Ливонские земли представляло собой, скорее разведывательный рейд. В нём участвовало 40 тысяч человек под командованием хана Шиг-Алея (Шах-Али), воевод Глинского и Захарьина-Юрьева. Они прошли по восточной части Эстонии и к началу марта вернулись обратно. Русская сторона мотивировала этот поход исключительно получить с Ливонии пологающуюся дань. Ливонский ландтаг принял решение собрать для расчёта с Москвой 60 тысяч талеров, чтобы прекратить начавшуюся войну. Однако, к маю была собрана лишь половина заявленной суммы. Кроме того, Нарвский гарнизон обстрелял Ивангородскую пограничную заставу, чем нарушил договор о перемирии.

На этот раз в Ливонию двинулась рать до 100 тысяч человек. Ливонский орден на тот момент мог выставить в поле, не считая крепостных гарнизонов, не более 10 тысяч. Таким образом, главным его военным достоянием являлись мощные каменные стены крепостей, которые к этому времени, не могли эффективно противостоять мощи тяжёлых осадных орудий.

В Ивангород прибыли воеводы Алексей Басманов и Данила Адашев. В апреле 1558 года русские войска осадили Нарву. Крепость защищал гарнизон под командованием рыцаря Фохта Шнелленберга. 11 мая в городе вспыхнул пожар, сопровождавшийся бурей (по Никоновской летописи пожар произошёл из-за того, что пьяные ливонцы бросили в огонь православную икону Богородицы[3]). Воспользовавшись тем, что охрана покинула городские стены, русские бросились на штурм. Они проломили ворота и овладели нижним городом. Захватив находившиеся там орудия, ратники развернули их и открыли огонь по верхнему замку, готовя лестницы для приступа. Однако защитники замка к вечеру сами сдались, на условиях свободного выхода из города.

Особым упорством отличилась оборона крепости Нейгаузен. Её защищало несколько сот воинов во главе с рыцарем фон Паденормом, которые почти месяц отражали натиск воеводы Петра Шуйского. 30 июня 1558 года после разрушения русской артиллерией крепостных стен и башен, немцы отступили в верхний замок. Фон Паденорм изъявил желание и тут держать оборону, однако оставшиеся в живых защитники крепости, отказались продолжать бессмысленное сопротивление. В знак уважения к их мужеству Пётр Шуйский позволил им выйти из крепости с честью.

В июле П. Шуйский осадил Дерпт. Город защищал гарнизон из 2000 человек под командованием епископа Вейланда. Соорудив вал на уровне крепостных стен и установив на нём орудия, 11 июля русская артиллерия начала обстрел города. Ядра пробивали черепицу крыш домов, заваливая укрывавшихся там жителей. 15 июля П. Шуйский предложил Вейланду сдаться. Пока тот думал, бомбардировка продолжалась. Были разрушены некоторые башни и бойницы. Потеряв надежду на помощь извне, осаждённые решили вступить в переговоры с русскими. П. Шуйский обещал не разрушать город до основания и сохранить его жителям прежнее управление. 18 июля 1558 Дерпт капитулировал. Войска расположились в покинутых жителями домах. В одном из них ратники в тайнике нашли 80-тыс. талеров. Ливонский историк[4] с горечью повествует, что дерптцы из-за своей жадности потеряли больше, чем требовал у них русский царь. Найденых средств хватило бы не только на Юрьевскую дань, но и на наём войска для защиты Ордена.

За май-октябрь 1558-г. русские войска взяли 20 гродов-крепостей, включая добровольно сдавшиеся и вошедшие в подданство русского царя, псле чего ушли на зимние квартиры в свои педелы, оставив в городах небольшие гарнизоны. Этим воспользовался новый энергичный магистр Готхард Кетлер. Собрав 10-тыс. армию, он решил вернуть утраченное. В конце 1558-г. Кетлер подступил к крепости Ринген, которую защищал гарнизон из несколько сот стрельцов под командованием воеводы Русина-Игнатьева. На помощь осаждённым отправился отряд воеводы Репнина (2-тыс. чел.), но он был разбит Кетлером. Однако русский гарнизон продолжал оборону крепости в течении пяти недель и лишь когда у защитников кончился порох, немцы сумели штурмом взять крепость. Весь гарнизон был перебит. Потеряв под Рингеном пятую часть своего войска (2-тыс.чел.) и потратив больше месяца на осаду одной крепости, Кетлер не смог развить свой успех. В конце октября 1558-г. его войско отошло к Риге. Эта небольшая победа обернулась для ливонцев большой бедой.

В ответ на действия Ордена, через два месяца после падения крепости Ринген русскими войсками был проведён зимний рейд, представлявший собой карательную операцию. В январе 1559-г. князь-воевода Серебряный во главе войска вошёл в Ливонию. На встречу ему вышло ливонское войско под командованием рыцаря Фелькензама. 17 января в битве при Терзене немцы потерпели полное поражение. Фелькензам и 400 рыцарей (не считая простых воинов) в этом сражении погибли, остальные попали в плен или разбежались. Эта победа широко распахнула русским ворота в Ливонию. Они бесприпятственно прошли по землям Ордена, разоряя их, захватили 11 городов и дошли до Риги, где сожгли на Дюнамюнском рейде рижский флот. За тем на пути русского войска пролегла Курляндия и пройдя её дошли вплоть до Прусской границы. В феврале войско вернулось домой с огромной добычей и большим числом пленных.

После зимнего рейда 1559-г. Иван IV предоставил Ливонскому Ордену перемирие (третье по счёту) с марта по ноябрь, не закрепив, при этом свой успех. Этот просчёт был обусловлен рядом причин. На Москву оказывалось серьёзное давление со стороны Литвы, Польши, Швеции и Дании, имевших свои виды на ливонские земли. С марта 1559-г. литовские послы настоятельно требовали от Ивана IV прекратить военные действия в Ливонии, грозя, в противном случае, выйти на стороне Ордена. Вскоре с просьбами прекратить войну обратились шведские и датские послы. Так-же своим вторжением в Ливонию Россия затрагивала торговые интересы ряда европейских гоударств. Торговля на Балтийском море тогда росла из года в год и вопрос, кто её будет контролировать, был актуален. Ревельские купцы, лишившиеся важнейшей статьи своих прибылей — дохода от российского транзита, жаловались шведскому королю: «Мы стоим на стенах и со слезами смотрим, как торговые суда идут мимо нашего города к русским в Нарву». Кроме того, присуствие русских в Ливонии задевало сложную и запутанную общеевропейскую политику, нарушая баланс сил на континенте. Так, к примеру, польский корль Сигизмунд II Август писал английской королеве Елизавете I о значении русских в Ливонии: «Московский государь ежедневно увеличивает своё могущество приобретением товаров, которые привозытся в Нарву, ибо сюда по мимо прочего, привозится оружие, до сих пор ему не известное... приезжают военные специалисты, посредством которых, он пиобретает средства побеждать всех...». Перемирие так-же было обусловлено разногласиями в самом российском руководстве, по поводу внешней стратегии. Там, кроме сторонников выхода к Балтийскому морю, были выступавшие за продолжение борьбы на юге, против Крымского ханства. Фактически главным инициатором перемирия 1559-г. стал окольничий Алексей Адашев. Эта группировка отражала настроения тех кругов дворянства, которые кроме устронения угрозы со стороны степей, желали получить крупный дополнительный земельный фонд в степной зоне. За время этого перемирия, русские нанесли удар по Крымскому ханству, который, впрочем, не имел существенных последствий. Более глобальные последствия имело перемирие с ливонией.

Край был присоединен к России и тут же получил особые льготы. Городам Дерпту и Нарве были даны: полная амнистия жителей, свободное исповедание их веры, городское самоуправление, судебная автономия и беспошлинная торговля с Россией. Разрушенную после штурма Нарву стали восстанавливать и даже предоставили ссуду местным землевладельцам за счет царской казны. Все это показалось так соблазнительно для остальных ливонцев, еще не завоеванных «адскими татарами», что к осени под власть «кровавого деспота» добровольно перешли еще 20 городов.

— Манягин В. Г. Апология Грозного Царя...[5]

Перемирие 1559 года[править]

Уже в первый год войны кроме Нарвы были заняты Юрьев (19 июля), Нейшлосс, Нейгауз, орденские войска разбиты у Тирзена под Ригой, русские войска дошли до Колывани. Набеги крымско-татарских орд на южные границы Руси, которые случились уже в январе 1558, не смогли сковать инициативу русских войск в Прибалтике.

Однако, в марте 1559 года, под влиянием Дании и представителей крупного боярства, препятствовавших расширению рамок военного конфликта, было заключено перемирие с Орденом, которое продлилось до ноября. Историк Р. Г. Скрынников подчёркивает, что русское правительство в лице Адашева и Висковатого «должно было заключить перемирие на западных рубежах», поскольку готовилось к «решительному столкновению на южной границе»[6].

Во время перемирия (31 августа) магистр Ливонского Ордена Готард Кетлер заключил в Вильне с литовским великим князем Сигизмундом II соглашение, по которому земли ордена и владения рижского архиепископа переходили под «клиентеллу и протекцию», то есть, под протекторат Литвы. В том же 1559 году Ревель отошел Швеции, а Эзельский епископ уступил остров Эзель (Сааремаа) герцогу Магнусу, брату датского короля, за 30 тысяч талеров.

Воспользовавшись отсрочкой, ливонский орден собрал подкрепление, и за месяц до окончания срока перемирия в окрестностях Юрьева отряды ливонского ордена вероломно напали на русские войска. Русские воеводы потеряли более 1000 человек убитыми[6].

В 1560 г. русские возобновили военные действия и одержали ряд побед: были взяты Мариенбург (совр. Алуксне в Латвии) и Феллин (совр. Вильянди в Эстонии). Ливонская армия была разбита. Произошёл распад Ливонского ордена.

Заполучившие ливонские земли Швеция и Литва потребовали от Москвы удаления войск с их территории. Иван Грозный ответил отказом и Россия оказалась в конфликте с коалицией Литвы и Швеции.

Война с Литвой[править]

26 ноября 1561 года германский император Фердинанд запретил снабжение русских через порт Нарву. Эрик XIV, король шведский, блокировал нарвский порт и послал шведских каперов на перехват торговых судов, плывущих в Нарву.

В 1562 году произошёл набег литовских отрядов на Смоленщину и Велиж. Летом того же года обострилась ситуация на южных границах Московского государства[7], что передвинуло сроки русского наступления в Ливонии на осень.

Путь на литовскую столицу Вильну был закрыт Полоцком. В январе 1563 года на взятие этой пограничной крепости из Великих Лук выступила русская рать, включавшая «почти все вооруженные силы страны»[8]. В начале февраля русское войско приступило к осаде Полоцка, и 15 февраля город сдался.

Милосердие к побеждённым было типичным для армии Грозного: когда в 1563 г. был отбит у поляков Полоцк, Иван отпустил с миром гарнизон, одарив каждого поляка собольей шубой, а городу сохранив судопроизводство по местным законам[9].

— Манягин В. Г. Апология Грозного Царя...[5]

Пленённый в августе 1560 года гроссмейстер Ливонского Ордена Фюрстенберг в 1575 году послал своему брату письмо из Ярославля, где бывшему гроссмейстеру была пожалована земля. Он сообщил родственнику, что «не имеет оснований жаловаться на свою судьбу»[10].

После захвата Полоцка в успехах России в Ливонской войне наметился спад. Уже в 1564 русские потерпели ряд поражений (Битва при Чашниках). На сторону Литвы перешёл боярин и крупный военачальник, фактически командовавший русскими войсками на Западе, князь А. М. Курбский, он выдал королю царских агентов в Прибалтике и участвовал в литовском набеге на Великие Луки.

На военные неудачи и нежелание именитых бояр вести борьбу против Литвы царь Иван Грозный ответил репрессиями против боярства. В 1565 была введена опричнина. В 1566 в Москву прибыло литовское посольство, предложившее произвести раздел Ливонии на основании существовавшего на тот момент положения. Созванный в это время Земский собор поддержал намерение правительства Ивана Грозного вести борьбу в Прибалтике вплоть до захвата Риги.

Серьёзные последствия имела Люблинская уния, объединившая в 1569 году Польское королевство и Великое княжество Литовское в одно государство Речь Посполитую. Сложная обстановка сложилась на севере России, где вновь обострились отношения со Швецией, и на юге (поход турецкого войска под Астрахань в 1569 году и война с Крымом, во время которой армия Девлета I Гирея сожгла Москву в 1571 году и подвергла страшному разорению южнорусские земли). Однако наступление в Польше длительного «бескоролевья», создание в Ливонии вассального «королевства» Магнуса, имевшего на первых порах притягательную силу в глазах населения Ливонии, снова позволили склонить чашу весов в пользу России. В 1572 уничтожена армия Девлета I Гирея и ликвидирована угроза набегов крымских татар (Битва при Молодях). В 1573 русские штурмом взяли Вейсенштейн (Пайде), что позволило контролировать центральную часть Эстонии. В 1575 войску Магнуса сдалась крепость Саге, а русским — Пернов (совр. г. Пярну в Эстонии). После же кампании 1576 Россия захватила всё побережье, кроме Риги и Колывани.

Однако неблагоприятная международная обстановка, раздача земель в Прибалтике русским дворянам, оттолкнувшая от России местное крестьянское население, серьёзные внутренние трудности (надвинувшееся на страну хозяйственное разорение) отрицательно повлияли на дальнейший ход войны для России.

Война с Литвой, Швецией и Польшей[править]

Вступивший при активной поддержке турок (1576) на польский престол Стефан Баторий перешёл в наступление, занял Венден (1578), Полоцк (1579), Сокол, Велиж, Усвят, Великие Луки. Во взятых крепостях поляки и литовцы полностью уничтожали русские гарнизоны. В Великих Луках поляками было истреблено всё население, около 7 тыс. человек[11],[12] Польские и литовские отряды разоряли Смоленщину, Северскую землю, Рязанщину, юго-запад Новгородчины, грабили русские земли вплоть до верховьев Волги. Произведенные ими опустошения напоминали худшие татарские набеги. Литовский воевода Филон Кмита из Орши сжег в западных русских землях 2000 сел и захватил огромный полон. Литовские магнаты Острожские и Вишневецкие с помощью легких конных отрядов разграбили Черниговщину. Конница шляхтича Яна Соломерецкого разорила окрестности Ярославля. В феврале 1581 литовцы сожгли Старую Руссу [13]

В 1581 польско-литовское войско, в составе которого находились наемники почти со всей Европы, осадило Псков, намереваясь в случае успеха идти на Новгород Великий и Москву. В ноябре 1580 шведы взяли Корелу, где было истреблено 2 тыс.русских, а в 1581 заняли Ругодив(Нарву), что также сопровождалось резней — погибло 7 тыс. русских; победители не брали пленных и не щадили мирное население[14]. Героическая оборона Пскова в 15811582 гарнизоном и населением города определила более благоприятный исход войны для России: неудача под Псковом заставила Стефана Батория пойти на мирные переговоры.

В январе 1582 г. в Яме-Запольском (недалеко от Пскова) было заключено 10-летнее перемирие с Речью Посполитой (т. н. Ям-Запольский мир). Россия отказывалась от Ливонии и белорусских земель, но ей возвращались некоторые пограничные земли.

В мае 1583 г. заключается 3-летнее Плюсское перемирие со Швецией, по которому уступались Копорье, Ям, Ивангород и прилегающая к ним территория южного побережья Финского залива. Русское государство вновь оказалось отрезанным от моря. Страна была разорена, северо-западные районы обезлюдели. Россия потеряла значительную часть своей территории.

Итоги и последствия[править]

См. также[править]


Литература[править]

Первоисточники:

Общая литература:

Литература по Ливонской войне:

  • Королюк В. Д. Ливонская война. — АН СССР, 1954.>
  • Каргалов В. В. На степной границе. — М.: Наука, 1974.>
  • Широкорад А. Б. Северные войны России. — М.: АСТ, 2001.>
  • Карамзин Н. Собрание Сочинений. Т. VIII.>
  • Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 13. — М.: Наука, 1965, репринт 1904.>
  • Рейнгольд Гейденштейн Записки о московской войне (1578—1582). — пер. с латинского. — СПб.: 1889.>
  • Волков В.А. Войны и войска Московского государства.. — М.: «Эксмо», 2004.>

Ссылки[править]

  1. а б Скрынников Р. Г. Иван Грозный. — С. 102
  2. ПСРЛ, т. XIII, ч. I, c.281-284
  3. Никон. лет. VIII, 3073: Цирульник Кордт Фолькен варил пиво, а в гостях у него были новоприбывшие рижане. Они увидели икону Богородицы, оставленную русскиии купцами, и, подгулявши, стали глумиться над иконою и бросали ее в огонь. Вдруг пламя поднялось из под котла к верху и охватило потолок. Поднялся вихрь и разнес огонь по всему городу.
  4. Бальтазар Руссов. Хроника провинции Ливония. — C. 367.
  5. а б Манягин В. Г. Апология Грозного Царя: Критический обзор литературы о царе Иоанне Васильевиче Грозном. — "Библиотека Сербского Креста", 2004. — 296 с. — ISBN 5981510110>
  6. а б Скрынников Р. Г. Иван Грозный. — С. 105
  7. Крымские татары разорили окрестности Мценска, Одоева, Новосиля, Болхова, Белева
  8. Скрынников Р. Г. Иван Грозный. — С. 114
  9. Костомаров Н. И. Указ, соч., с. 288.
  10. Валишевский К. Указ, соч., с. 200—202.
  11. Соловьев С.М. "История России с древнейших времен", М., 2001, т.6, с.872
  12. Волков В.А. "Войны и войска Московского государства (конец XV - первая половина XVII вв.)", М., 2004
  13. Соловьев. С. М. История России с древнейших времен, М.2001, т.6, с.873
  14. Соловьев. С. М. История России с древнейших времен, М.2001, т.6, сс.873, 881