Марсель Деа

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Marcel Déat-1932.jpg

Марсель Деа (фр. Marcel Déat; 7 марта 1894, Гериньи — 5 января 1955, Турин, Италия)[1] — французский политик и государственный деятель, идеолог нео-социализма, основатель партии Национальное народное объединение.

Биография[править]

Ранние годы[править]

Марсель Деа родился 7 марта 1894 г. в Гериньи (департамент Ньевер) в семье мелкого чиновника, республиканца и патриота. Мать была родом из Бретани, отец — из Оверни. Однако есть свидетельства, что настоящим отцом Марселя был некий японский инженер, проходивший стажировку в арсенале города Герини. Возможно, этим объясняются некоторые особенности облика будущего политика: небольшой рост, слегка раскосые глаза, желтоватый цвет кожи. Впрочем, эти доводы нельзя считать неоспоримыми.

Блестяще учился сначала в лицее Ньевера, а затем в парижском лицее имени Генриха IV, где был учеником преподавателя Алена (псевдоним Эмиля Шартье) — весьма активного члена Партии радикалов.

В июле 1914 г. он поступил в знаменитую Эколь нормаль (одну из Высших школ), где с 1794 г. формировалась преподавательская элита станы, а заодно и будущие министры.

Ещё в 1912 г. Марсель начал читать центральный орган Социалистической партии (SFIO) газету «L’Humanite», в лицее имени Генриха IV он входил в кружок коллективистов и сотрудничал в их маленьком бюллетене, выходившем тиражом 100 экземпляров, в 1914 г. Марсель Деа стал членом SFIO.

С началом первой мировой войны Марсель Деа добровольно вступил в армию. В декабре 1914 г. — младший лейтенант, в конце войны — в звании капитана и кавалера Почетного легиона. В 1918 г. ему пришлось переболеть тяжелой формой плеврита, ставшего впоследствии причиной заболевания туберкулёзом.

Возобновив учебу в марте 1919 г., Марсель Деа уже в январе 1920 г. получил диплом преподавателя философии. При содействии Селестина Бутле, ученика всемирно известного социолога Эмиля Дюркгейма и друга Алена, он устроился в секретариате Центра социальной документации Эколь нормаль. Там он проработал почти три года, одновременно изучая социологию, в частности немецкую, а также английскую психологическую науку, усиленно работая над диссертацией на тему «Суждение о ценности». Вместе с Селестином Бугле Марсель Деа издал «Путеводитель студента по социологии», а позже — в 1925 г. — выпустил учебник по социологии, который сам написал.

С октября 1922 г. Деа преподавал в одном из лицеев города Реймса. Здесь он женился на одной из своих учениц Элен Бюридан — девушке, которая была на десять лет его моложе. Ее отцом был учитель начальной школы.

Социалист[править]

Деа пользовался уважением горожан, в 1925 г. его избрали в муниципальный совет по списку картеля левых сил. Статус муниципального советника не помешал Марселю Деа покинуть Реймс, чтобы вернуться в Париж и занять место заместителя библиотекаря той же Эколь нормаль.

В июне 1926 года избран в Палату депутатов, где сблизился с правой фракцией социалистов, чьим органом была газета «Vie socialiste» («Социалистическая жизнь»). С 1928 г. административный секретарь парламентской группы социалистов.

В 1930 году Деа опубликовал навеянную работами бельгийского социалиста Гендрика де Мана книгу «Социалистические перспективы», в которой подверг критике принципиальную установку социалистов на неучастие в буржуазных кабинетах и предложил свой проект объединения антикапиталистических сил и мирной социализации общества в три этапа. На первом этапе следовало социализировать власть посредством участия в правительствах, на втором — картелизировать экономику посредством социализации доходов, на третьем этапе предполагалось социализировать собственность.

Вместе со своими единомышленниками Адриеном Марке[2] и Бартелеми Монтаньоном[3] он объявил о неспособности пролетариата в условиях мирового экономического кризиса выполнять революционную миссию и стал говорить о наличии «революционного брожения» в средних слоях, чьи симпатии якобы можно было привлечь лишь созданием «сильного государства» и корпоративной системы, способных с помощью планирования преодолеть кризис. Эти теоретические новации резюмировались триединой формулой: «Порядок, авторитет, нация». На XXIX съезде SFIO, состоявшемся 29 мая — 1 июня 1932 г., Деа призвал: «Обогнать фашизм». Разъясняя смысл призыва, нео-социалисты указывали, что социалистическая партия должна использовать те же лозунги, что и фашисты, такую же тактику, включая антикоммунизм, но с «демократической» окраской.

Союз Жана Жореса[править]

Леон Блюм — лидер партии и одновременно сионист, счел необходимым демонстративно отмежеваться от платформы «нео-социалистов». 27 августа 1933 г. в городе Ангулеме состоялось собрание, на котором нео-социалисты Марке и Монтаньон в резкой форме выступили с изложением своих взглядов. 5 ноября на заседании Национального совета семь нео-социалистов были исключены из партии — из тех, кто были на собрании в Ангулеме и голосовали за доверие кабинету Даладье, — Деа, Кейрель (фр. Antoine Cayrel), Марке, Ренодель, Дешизо (фр. Louis Deschizeaux), Ляфон (фр. Ernest Lafont), Монтаньон. 8 ноября исключённые из SFIO политики образовали собственную фракцию в парламенте. С нео-социалистами солидаризировались 28 депутатов и 7 сенаторов,[4] объявивших о создании «Социалистической партии Франции — Союза Жана Жореса» (фр. Parti socialiste de France-Union Jean Jaurès; PSdF).[5] Её учредительный съезд прошел 3 декабря 1933 г., генеральным секретарем стал Марсель Деа.

В новой партии оказалось около 20 тыс. человек. Её аппарат воспроизводил в основном пирамидальную структуру SFIO. Но было и новшество: команды действия и технические команды. Эти подразделения, как открыто признавал Марсель Деа, были позаимствованы у фашистов. Если команды действия отвечали за порядок на митингах, расклеивали афиши и распространяли листовки, то технические команды, сформированные по социальному критерию, должны были заняться составлением списков требований и подготовкой экономической реорганизации страны на базе предложений различных профессиональных групп.

Партия не принимала участие в антикоррупционном бунте 6 февраля 1934 года, связанный с разоблачением в самом конце 1933 г. аферы А. Ставиского. Деа увидел не «крах институтов», а лишь следствие «несостоятельности личностей». PSdF на последующих парламентских выборах потерпела тяжелое поражение, и все «нео-социалисты», включая Марселя Деа, потеряли свои места в Палате депутатов. В 1935 PSdF прекратила существование.

Пацифист[править]

С января по июнь 1936 г. Деа был министром авиации в кабинете Альбера Сарро. Когда в марте 1936 г. войска III Рейха оккупировали демилитаризованную по Версальскому миру зону Рейна, Марсель Деа, как и его коллеги — военный министр и министр флота — недвусмысленно высказался против хотя бы частичной мобилизации армии.

Во внешней политике Марсель Деа с целью сохранения мира в Европе выступал за диалог с нацистской Германией.

В результате состоявшихся 9 апреля 1939 г. частичных выборов в городе Ангулеме Марсель Деа вновь стал депутатом парламента. Он победил кандидата от французской компартии, представляя так называемое «антикоммунистическое объединение».

В мае Деа опубликовал в газете французских радикалов «L’Oeuvre» скандальную статью «Стоит ли умирать за Данциг?». В ней он высказал свое мнение по поводу требования Германии присоединить к себе этот, находившийся под протекторатом Лиги наций, «вольный город». Дело в том, что население Данцига на 95 % состояло из немцев. Однако требование Германии напрямую задевало интересы Польши, поскольку по Версальскому миру город находился с ней в таможенном союзе и только через нее мог вести свои международные дела. Поляки заявили, что готовы защищать status quo силой оружия. Деа уверял, что в сложившихся условиях присоединение к Рейху Данцига «было бы только формальностью, конечно неприятной, но нисколько не катастрофической. И уж точно, не могло бы стать проблемой, из которой следовало бы сделать casus belli»11.

Следуя своим курсом на примирение с немецким соседом, Деа осудил вступление в сентябре 1939 г. Франции в войну на стороне подвергшейся агрессии со стороны Германии Польши. Он утверждал, что руководители страны фактически превратились в марионеток капиталистической Великобритании, стремящейся любым способом предотвратить крах своей колониальной империи.

Новая модель сотрудничества[править]

Перемирие между Германией и Францией Деа принял спокойно. В поражении он увидел подтверждение своему анализу и возможность воплотить в реальность то, что не удалось в 1934 году. Он объяснял победу Германии превосходством её «коллективной веры, молодой пламенной, неотразимой». Следовательно, Франция должна прийти к всеобъемлющему и искреннему соглашению со своим победителем.

Программа преобразований Марселя Деа ставила акцент на необходимости покарать ответственных за «деградацию» Франции, высылке «нежелательных» и реформе административного аппарата и образования, нацеленной на усиление государства. Утверждая, что «классическая экономика либерального типа мертва», Марсель Деа предлагал заменить её синдикалистско-корпоративистской моделью под контролем государства, которое было бы одновременно защитником национальных интересов и арбитром в социальных конфликтах. Иначе говоря, Марсель Деа в своих изысканиях вдохновлялся итальянской моделью общества.

Соглашение с Германией должно было стать первым шагом к установлению «закрытой экономики континентального масштаба», что опять-таки было явным отголоском идеи «автаркии», впервые взятой на вооружение в Италии.

Виши[править]

С июля 1940 г. Деа регулярно наносил визиты руководителям Виши, пытаясь их убедить принять его план создания единой проправительственной партии, нацеленной на реализацию «национальной и народной революции». Поддержанный 60-ю бывшими парламентариями он даже сформировал вместе с членом Национального совета Гастоном Бержери Комитет учреждения единой национальной партии.

Однако предложения бывшего нео-социалиста не вызвали энтузиазма у Филиппа Петена. Ответной реакцией стал разрыв Деа с вишистами. 12 сентября он покинул Виши, чтобы больше никогда сюда не приезжать.

Народное национальное объединение[править]

Митинг R.N.P.

31 января 1941 г. вместе с главой Социального революционного движения Эженом Делонклем Деа создал Национальное народное объединение (R.N.P.), с помощью которого начал борьбу за власть. 3 марта было опубликовано послание партии к маршалу Петену, в котором перечислялись несчастья страны и проводилась идея, что только R.N.P. может помочь главе Французского государства их устранить. «Мы хотим, чтобы программа партии стала вашей программой», — заявлял лидер R.N.P.. Однако Петен никак не ответил на это обращение. И тогда Марсель Деа начал резко критиковать вишистов, не затрагивая, правда, при этом фигуру самого маршала Петена. В одном из плакатов R.N.P. заявлялось: «Национальное народное объединение от имени невинных, от имени жертв обвиняет Виши в том, что оно пренебрегает французскими человеческими и социальными реалиями, позволяя нам подыхать от голода… Виши хочет восстановить обветшалое прошлое и смеется над нами со своей пародией на революцию. Виши интригует с евреями и международными масонами, с финансистами и торговцами американскими пушками, которые диктуют законы».

Нападение Германии на СССР Марсель Деа воспринял с чувством удовлетворения. В приватизированной им газете «L’Oeuvre» в номере от 25 июня он писал: «Гитлер ведет борьбу за социализм. Выступив против России, он сражается с международным большевизмом; сражаясь против Англии, он ведет борьбу с лондонским Сити и международным еврейским капиталом. Завтра социализм будет править Европой, и рабочий, освобожденный от разрушительного коммунизма, наконец, узнает социальную справедливость. Большевизм является врагом N 1 всей Европы и, борясь с ним, Гитлер оказывает услугу всей европейской культуре в целом и французской культуре в частности, потому что мы более других пострадали от большевизма».

Во время торжественного парада легионеров в Версале по случаю отправки на советско-германский фронт 27 августа 1941 г. молодой француз Поль Коллет стрелял в П. Лаваля и М. Деа. 16 марта 1942 г. на Деа было совершено второе покушение. Во время его выступления в театре города Тур с третьего яруса была брошена самодельная бомба с запальным шнуром. Бомба, задев пюпитр, упала под ноги Деа, но не взорвалась.

Единая партия[править]

В своей книге «Единая партия» (1942) Деа выражал уважение мелкой и средней буржуазии как «хранителям ценных традиций», выступал за защиту их позиций во французском обществе, чтобы их не смели крупные предприятия. Сословное государство должно помочь мелким предпринимателям объединиться в организации работодателей для компенсации их слабости по сравнению с крупной промышленностью.

Нео-социализм не хотел быть противником массы среднего класса, он хотел быть его спасителем: «Необходимое освобождение нашего среднего класса будет одним из самых счастливых последствий, одной из важнейших целей национальной революции. Вот что означает для него социализм. В этом пункте мы сильно отличаемся от любой марксистской бессмыслицы об автоматическом сосредоточении наших крупных предприятий и о неизбежном уничтожении наших мелких производителей — тех людей, которых марксисты оттесняют и хотели бы засунуть в класс наёмных рабочих».

Деа не оставляет никакого сомнения в том, что нео-социализм — не противник частной собственности. «Любая собственность законна до тех пор, пока она не вредит общему благу, не говоря о том, что она ему служит». Он считал, что промышленность надо контролировать и регулировать, но не национализировать. Национализация означала бы недоверие к промышленности со стороны государства, а наёмные рабочие так и остались бы наёмными рабочими. Экономика же мыслилась как плановая в той мере, что ни одна фабрика не должна была ничего производить, невзирая на цены, расходы и зарплату, но частное руководство, имея для этого достаточно способностей и персонала, должно было позаботиться о мелочах. Нео-социализм никого не дискриминировал, но оплачивалась лишь сделанная работа. Умные и способные промышленники ценились, если они руководствовались не только жаждой прибыли; каждый из них был вождём в подлинном смысле этого слова, человеком, который испытывал радость не только от распоряжения людьми, но и от ответственности перед ними.

Наконец, в противоположность марксизму нео-социализм не был абстрактным, доктринёрским и монолитным, то есть не был системой, управляемой централизованной бюрократией; он был «реалистическим и конкретным», эмпирическим и динамическим, и каждый предприниматель мог использовать свой шанс, пользуясь большой свободой управлять своим предприятием так, как он считает правильным.[6]

Министр[править]

Марсель Деа и Жозеф Дарнан

4 декабря 1943 г. Риббентроп, озабоченный стремлением Петена ослабить влияние председателя Совета министров Лаваля, специальным письмом потребовал реорганизовать правительство Французского государства так, чтобы «немедленно изгнать все элементы», мешающие «подъему» Франции и назначить «надежные персоны». Затем Отто Абетц назвал маршалу и эти персоны: Филипп Анрио, Жозеф Дарнан и Марсель Деа. Если Анрио и Дарнан уже 30 декабря получили соответственно посты директора государственного секретариата по информации и пропаганде и генерального секретаря по поддержанию порядка, то с назначением Деа Филипп Петэн тянул до середины марта 1944 г., когда, наконец-то, 16 марта его назначили министром труда и национальной солидарности (сменил на этом посту Бишлонна). В Виши, однако, Деа прибыть не пожелал и устроил свой офис в Париже.

После того, как 6 июня 1944 г. англо-американские войска высадились в Нормандии, вишистское правительство заявило о своем нейтралитете. Реакция Деа была противоположной: он ответил статьей под заголовком; «Я не являюсь нейтральным». Вкоре его позиция стала еще более жесткой. В ночь на 28 июня участниками Сопротивления был убит Филипп Анрио. В ответ 5 июля четыре наиболее ярых министра-коллаборациониста Марсель Деа, Абель Боннар, Жан Бишлонн и Фернан де Бринон составили декларацию о борьбе с терроризмом, которую поддержали многие пронацистски настроенные общественные деятели, в том числе Жак Дорио и Пьер Дриё Ла Рошель.

В августе 1944 г. Деа перебрался на территорию Германии в Зигмаринген.

Приговорённый[править]

В апреле 1945 г. Марсель Деа с женой бежал в Италию. Им удалось добраться до Милана, откуда 14 июня чета перебралась в Геную, рассчитывая сесть на корабль, отплывающий в Испанию. Однако здесь пришлось задержаться на целых 22 месяца. Надежных документов у Деа не было, а это сильно затрудняло возможность передвижения.

19 июня 1945 г. французское Временное правительство заочно приговорило Марселя Деа к смертной казни.

В апреле 1947 г. Деа, под влиянием жены становившийся все более религиозным, укрылся в монастыре братьев-целестинцев, расположенном в местечке Сан Вито недалеко от Турина. Здесь под фамилией Леру, принадлежавшей некогда матери, ему было суждено провести остаток своей жизни. Он писал многословные мемуары, а также философские и религиозные работы. Жена проживала в соседнем женском монастыре и давала частные уроки. Местная полиция не проявляла к ним большого интереса, хотя после допросов установила, что супруги являются «политическими беженцами» из Франции.

Умер Марсель Деа от отека легкого 5 января 1955 года. Похоронили его на Туринском кладбище 7 января под собственным именем.[7]

Ссылки[править]

  1. fr:Marcel Déat
  2. fr:Adrien Marquet
  3. fr:Barthélemy Montagnon
  4. WIKI france-politique
  5. fr:Parti socialiste de France-Union Jean Jaurès
  6. Роберт Дж. Сауси. Сущность французского фашизма
  7. М. М. Пантелеев. Марсель Деа и его «революционная эволюция». // Вопросы истории, № 9, Сентябрь 2012, C. 123‒136