Эпическая память индоевропейцев в Махабхарате

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Эпическая память индоевропейцев в Махабхарате — вероятное отражение в индоарийском эпосе реальных событий в державе Русь, чюдь и вси языци. В определении возраста древнейшего памятника ведийской литературы — гимнов Риг-веды — исследователи колеблются между вторым и шестым тысячелетием до нашей эры. Махабхарату индийская традиция относит к четвертому тысячелетию до н. э., европейские индологи склонны связать ее окончательную редакцию с серединой первого тысячелетия до н. э., но при сохранении памяти о предшествующих тысячелетиях [1]

Академик Г. М. Бонгард-Левин и Э. А. Грантовский в книге «От Скифии до Индии», (Москва:Мысль, 1983; и переиздания) на уровне современной науки подчеркнули и — и многие другие авторы наряду с ними — подчеркивают наличие многотысячелетней памяти у индоевропейских народов. Этому посвящены и фундаментальные труды Б. А. Рыбакова, В. В. Седова, О. Н. Трубачева и других крупнейших ученых. Наука наличие многотысячелетней памяти у индоевропейцев (за ними - нострийцев и донострийцев) признает, но на конкретных территориях России признания прав словено-русов помнить какие-то яркие события своей многотысячелетней истории нет. Хотя историческая Повесть о Словенске Великом (о Словене и Русе) упоминает лишь 3 тыс. до н.э. (2395 год до нашей эры). Шумеры вели счет исторических лет на сотни, эллины(греки) в эпосе — на десятки тысячелетий.

Ильмень (Илмер), Мста, Волхов, Валдай и т. д. — многое на Новгородской земле объявляется исконно финно-угорскими словами, как и связывают с этими словами и финно-уграми здешние неолитические и энеолитические культуры полиэтносов. Вместе с тем «ставень», «плетень», «мера ила», «место-място-мост» (как поселение и мосты-мостовые), «ольха-ольхов», «волхвы-волхвов», "владей". «подай» и бездна иных созвучных слов явно относятся к индоевропейским языкам, прежде всего — русскому. Археологические культуры все чаще обнаруживают полиэтничный характер уже несколько тысяч лет назад.

Д.и.н., профессор Н. Р. Гусева в книге «Славяне и арьи: путь богов и слов» (М.: Фаир-Пресс, 2002. — 336 с.) еще раз подчеркнула близость культуры и языка славян исходному индоевропейству, примерно с ностратического уровня. Это достаточно аргументированная позиция известного индолога и этнографа, лауреата Международной премии им. Джавахарлала Неру, автора свыше 150 научных трудов по культуре и древним формам религии индийцев и славян. Работа непосредственно в Индии помогла ей глубоко ознакомиться с индуизмом и выявить в разных течениях этого вероисповедания следы языческих представлений индоевропейцев и их проащуров — возможно со времен гипербореев климатического оптимума несколько тысяч лет назад или даже теплого межледниковья времен Валдайского оледенения 35 — 25 тысяч лет назад (культуры Сунгири, Костенок, сибирской Мальты и т. д.). Это не больше, чем глубина памяти в греческих мифах.

Палеолитическая и мезолитическая Борея объединяла пращуров будущих финно-угров, северных тюрков и северных семитов, индоевропейцев, что затем тысячи лет и сохраняла как культурную традицию округа Бярмии (отчасти и нынешней Перми). Это дает возможность находить здесь истоки разных народов России, но зачастую древности Бярмии однозначно трактуются как древности «заволочской чуди». Далеко не все ясно в самой чуди, ее происхождении и исчезновении. Особенно с учетом того, что в многотысячелетнем языческой союзе «Русь, чюдь и вси языци» (по контексту не датированной части летописей союз существовал с первого послепотопного времени — более 5 тысяч лет назад, хотя бы представлен волосовской и близкими ей культурами) «чудь» (тхиуды в державе Германариха 4 века) явно играли вторую по значимости роль. Они были среди народов, изгнавших варягов за море. Их представители были в числе послов, приглашавших Рюрика за морем на русское княжение ( Русская земля, по летописям, заявила вновь о себе с 852 года, во время императора Михаила Ш — Третьего).

Уже 5 — 7 тысяч лет назад не господствовали на Русском Севере какие-то одни народы, а шли полиэтничные и достаточно сложные процессы, где свои корни могут обнаруживать разные полиэтносы, включая и словено-русов.

Санскрит и авестийский язык являются мертвыми языками и с момента их фиксации в священных писаниях они практически не изменялись. Эти письменные языки закрепили собой некую архаичную форму индоевропейского праязыка примерно трехтысячелетней давности. Это — по законам корпоративной лингвистики — должно еще более отдалить от них живой русский язык. Но вот — лингвистическое чудо, о котором не любят вспоминать многие лингвисты: современный русский оказался чрезвычайно архаичным с глубинами во многие тысячелетия. Известный переводчик гимнов Ригведы, древнейшей части Вед (риг — изреченное; речь, веда — знание), на русский язык Т. Я. Елизаренкова констатировала: «По глубочайшему убеждению (переводчика), при переводе с ведийского на другие языки русский язык обладает рядом несомненных преимуществам перед западноевропейскими языками. Эти преимущества определяются как большей степени соответствие между ведийским и русским в силу лучшей сохранности в нем архаизмов, чем в славянских языках, так и большей близостью русской (славянской) мифо-поэтической традиции к индоиранской».

С учетом работ П.Фридриха, А.Мейе, Б.В.Горнунга и других видных лингвистов Восточная Европа оказывается прародиной индоевропейства. Академик Н. Я. Марр считал, что древняя подоснова славянства имеется далеко на севере, «в тех местах, которые до последнего времени считались отнюдь не славянскими и занятыми славянами уже на заре так называемого исторического времени.» Древние этнические группы восточноевропейского севера, предшествующий славянизации и финнизации, Н. Я. Марр называл иногда «северными сарматами» или, что ещё интереснее, — «руссами». За это его противники древнейших «руссов» упорно за ученого не считают.

К сожалению, расовые, языковые, культурные и другие арья-славянские параллели ученые стали прослеживать в своих трудах лишь в последние 25-30 лет, и новые исследования значительно расширяют границы знаний о глубоком прошлом России. Интернет ныне активно на профессиональном уровне обсуждает эту проблематику. Например, в материалах историков Алексея Германовича Виноградова и Светланы Васильевны Жарниковой, которой отчасти принадлежит обоснование [[|]]русского Деда Мороза (http://www.cultinfo.ru/index.htm).

Ныне трудно не признать, что среди множества преданий, сохраненных памятью человечества, — древнеиндийский эпос Махабхарата считается величайшим памятником культуры, науки и истории предков всех индоевропейских народов. Изначально шло повествование о междуусобице народов Куру (гуру - священных), живших более 5 тысяч лет назад (завершающим событием повествования была грандиозная битва на Курукшетре в 3102 г. до н. э) между Гангом и Индом. Постепенно к основному тексту прибавлялись новые — и Махабхарата включила почти 200 тысяч строк в 18 книгах. В одной из них — «Лесной», описаны священные источники — реки и озера страны древних арьев, то есть земли, на которой и разворачивались события, рассказанные в эпосе.

По научным данным, арийских племен на территории Ирана и Индостана в в 4 тыс. до н.э. еще не было, и жили они на своей прародине — достаточно далеко и от Индии и от Ирана - в какой-то Бха-рате (условно: Бога-рати; "бога хате" и т.п.). С середины 19 века доказывается, что такой прародиной являлась территория Восточной Европы. «Русская река» Волга вплоть до 2 века н. э. носила имя, под которым её знала священная книга зороастрийцев АвестаРанха или Ра. Ранха Авесты — это Ганга Ригведы и Махабхараты.

Как повествует Авеста, по берегам моря Воорукаша ("варяжского"; «Молочного моря» Махабхараты) и Ранхи (Волги) располагался ряд арийских стран — от Арьяна-Вэджа на крайнем севере до семи "индийских стран" на юге, за Ранхой. Эти же семь стран упоминаются в Ригведе и Махабхарате уже как земли между южными Гангой и Ямуной, на Курукшетре. О них говорится: «Прославленная Курукшетра. Все живые существа, стоит только прийти туда, избавляются от грехов», или «Курукшетра — святой Алтарь Брахмы (античная традиция указывала здесь уже Алтарь Александра (Македонского); туда являются святые брахманы (бояре ?!) — мудрецы. Кто поселился на Курукшетре, тот никогда не узнает печали». Это древние греки говорили и о гипербореях. Тюрки запомнили жителей у Ра как «урас», «орус», «урыс» и т. д. — это до сих пор обозначение русских в тюркских языках.

Древнеиндийские предания называют Ямуну единственным крупным притоком Ганги (Волги), текущим с юго-запада. Допускают, что это — Ока. В ее течении попадаются реки с названиями: Ямна, Ям, Има, Имьев. По арийским текстам, вторым именем реки Ямуны было Кала. И до сих пор устье Оки называется местными жителями устьем Калы. Кроме того Ямуна в среднем течении называлась Вака, так же зовется Ока в Рязанской области . Это следы исходного индоевропейства. Упоминаются в Ригведе и Махабхарате и другие крупные реки. Так недалеко от истока Ямуны (Оки) размещался исток текущей на восток и юг и впадающей в Червоное (Красное) море реки Синдху («Синдху» на санскрите — поток, море). В ирландских и русских летописях Черное море называлось Черемным, то есть Красным. На берегу моря задолго до нашей эры жил народ синды и раполагался город Синд (часть современной Анапы). Предполагают, что Синдху древнеарийских текстов — это Дон, чьи истоки находятся недалеко от истока Оки. Тем более, что в поздеантичных и римских текстах Дон иногда называют Синдом. В Волго-Окском междуречьи есть множество рек, над именами которых тысячелетия как бы оказались не властны. Сравнивают названия рек Поочья с названиями «священных криниц» Махабхараты, точнее, той ее части, которая известна как «Ходение по криницам». Именно в ней дано описание более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганги и Ямуны (по состоянию на 3150 г. до н. э., времен «Руси, чюди и всих языцей» в летописях):Река в Поочье - эпическое название:

Агастья Агашка Плакша Плакса
Акша Акша оз. Рама оз. Рама
Апага Апака Сита Сить
Арчика Арчиков Сома Сомь
Асита Асата Сутиртха Сутерки
Ахалья Ахаленка Тушни Тушина
Вадава Вад Урваши Урвановский
Вамана Вамна Ушанас Ушанец
Ванша Ванша Шанкхини Шанкини
Вараха Варах Шона Шана
Варадана Варадуна Шива Шивская
Кавери Каверка Якшини Якшина
Кедара Кидра оз. Рама оз. Рама
Кубджа Кубджа Сита Сить
Кумара Кумаревка Сома Сомь
Кушика Кушка Сутиртха Сутерки
Мануша Манушинской Тушни Тушина

Почти буквальное совпадение названий священных криниц Махабхараты и рек Средней России, даже и соответствие их взаимного расположения, должно все тщательнее учитываться в отечественной истории. Так, в санскрите и в русском языке слова с начальной «Ф» чрезвычайно редки: из списка рек Махабхараты только одна имеет «Ф» в начале названия — Фальгуна, впадающая в Сарасвати. Но, согласно древнеарийским текстам, Сарасвати — единственная большая река, текущая к северу от Ямуны и к югу от Ганги и впадающая в Ямуну у ее устья. Ей соответствует только находящаяся к северу от Оки и к югу от Волги река Клязьма. Среди сотен ее притоков только один носит название, начинающееся на «Ф» — Фалюгин. Несмотря на 5 тысяч лет, это необычное название практически не изменилось.

Так сохранены несколько тысяч лет и другие индоевропейские ононимы России. Согласно Махабхарате, к югу от священного леса Камьяка (здесь есть шансы даже у Камы и Яика Бярмии-Бореи-Перми), текла в Ямуну река Правени (то есть Пра-река), с озером Годавари (где «вара»— круг на санскрите). И ныне к югу от Владимирских лесов течет в Оку река Пра и лежит озеро Годь. По эпосу, мудрец Каушика (Ковшик) во время засухи обводнил реку Пару, переименованную за это в его честь. Но далее эпос сообщает, что неблагодарные местные жители все равно называют реку Парой и течет она с юга в Ямуну (Оку). До сих пор течет с юга в Оку река Пара, так много тысяч лет называют ее местные жители.

В Махабхарате впервые упомянута текущая на запад от верховьев Ганги (Волги) река Саданапру (Великий Данапр) — Днепр. Греки называли ее Борис-фен — «Борея поток», «Борея дуновение». Борей же жил в тереме на горах Рипах (ныне частью Валдайских), о нем отчасти и напоминают Боровичи — «потомки Борея».

Если в эпосе сохранились топонимы, если сохранился язык населения, то, наверное, должны сохранится и сами народы? И, действительно, они есть. Так, в Махабхарате говорится, что к северу от страны Пандьи, лежащей на берегах Варуны, находится страна Мартьев. К северу от Панды и Вороны по берегам Мокши и Суры лежит земля Мордвы (морденс в державе Германариха 4 века, Мортвы средневековья) — народа, ныне говорящего на финно-угорском языке, но с огромным количеством русских, иранских и санскритских слов. Это один из следов ностратического содружества, определенного на послепотопное время летописями как «Русь, чюдь и вси языци».

Страна между Ямуной, Синдхом, Упаджалой и Парой назывfлась А-Ванти. Именно так — Вантит (А-Вантит) уже в средние века именовали землю Вятичей между Окой, Доном, Упой и Парой арабские путешественники и византийские хроники. Махабхарата и Ригведа упоминают народ Куру и Курукшетру. Курукшетра — дословно «Курское поле», и именно в центре его стоит город Курск, куда «Слово о полку Игореве» помещает курян — знатных воинов. Кстати, для шумеров «куру» — гора, возвышение, что имеет созвучие с южным «курень» — дом на возвышении, главный дом.

По эпосу, союзником кауравов в великой войне с пандавами был народ саувиров, живших в стране Синдху. Но именно так — саувирами называли вплоть до 15 века русских-северян, откуда родом был герой «Слова о полку Игореве» князь Игорь Святославович. Упоминается этот народ — саувиры и Птолемеем во 2 в. н. э.

Ригведа сообщает о воинственном народе Криви. Латыши и литовцы так и называют всех русских — «криви» (Россию — Кривейя), по имени соседнего с ними русского этноса кривичей, чьими городами были и Смоленск, и Полоцк, и Псков, и некоторые прибалтийские земли. Есть версии о связях кривичей в античными кробизами (частью фракийцев), «криватеинами» Подунавья и даже «анро-фагами» (людоедами) времен Геродота.

Археологические культуры мезолита-неолита-энеолита России, как и многих стран, в известном смысле абстрактны. А здесь уже 5 — 10 тысяч лет назад жили реальные люди, которые рождались и умирали, любили и страдали, воевали и роднились, и как-то оценивали себя, свою жизнь, сами называли себя какими-то конкретными именами. Очень далекое прошлое было для них суровым и не слишком суровым настоящим. Так — по аргументированному мнению науки — древнеарийские источники дают возможность пролить свет на некоторые темные страницы примерно семи тысячелетий (с 10 по 3 тыс. до н. э.).

Одно из сказаний Махабхараты гласит: "Мы слыхали, что когда Сам-варана, сын Ракши, правил землею, для подданных наступили великие бедствия. И тогда от всякого рода бедствий разрушилось царство, пораженное голодом и смертью, засухой и болезнями. А войска врагов разбивали потомков Бхараты. И, приводя в сотрясение землю своими силами, состоящими из четырех родов войск, царь панчалов быстро прошел через всю страну, покоряя её. И с десятью армиями он победил в битве того. Тогда царь Самварана вместе с супругой, советниками, сыновьями и родственниками бежал в великом страхе. И стал жить у великой реки Синдху (Дона) в роще, расположенной близ горы и омываемой рекою.

Так потомки Бхараты жили долгое время, расположившись в крепости. И когда они прожили там целых тысячу лет, потомков Бхараты посетил великий мудрец Васиштха. И когда он прожил там восьмой год, сам царь обратился к нему: " Будь нашим домашним жрецом, ибо мы стремимся царства. " И Васиштха дал свое согласие потомкам Бхараты. Далее нам известно, что он назначил потомка Пуру , с очевидным созвучием Перуну царем-самодержцем над всеми кшатриями (воинами), по всей земле. И тот вновь вступил в обладание столицей, которая ранее была обитаема Бхаратой и заставил всех царей платить ему дань. Могущественный владыка страны Аджамидха, овладев всей землей, совершил затем жертвоприношения ". Царствование Самварана относится, по принятой в Махабхарате хронологии, к 6 — 4 тыс. до н. э. Затем, после разгрома и изгнания, народ Самвараны живет в бассейне р. Дона в крепости Аджамидха целых тысячу лет, вплоть до 5 — 4 тыс. до н. э. Все это тысячелетие на их родных землях господствует другой народ-завоеватели и пришельцы панчалы. Но после 5 — 4 тыс. до н. э. кауравы отвоевывают у панчалов свою родину и вновь живут на ней. Это времена культур Винчи, Лепен, Триполье и подобных, укрепления которых отражают назревавшие военные угрозы.

Исследования Л. В. Кольцова и других археологов позволяют связывать эти события со сменами ряда археологических культур, например - бутовской и иеневской. Это близко эпическому времени правления царя Самвараны — 6400 г до н. э. При сравнении текста эпоса и данных археологии все больше поражает совпадение и хронологии всего события, и отдельных его эпизодов. За «бутовцами» могут скрываться потомки Пуру-пауравы (Пурусхатти ливийцев — "знавший железо", ононим типа Перуна.), а за «иеневцами» — их враги панчалы. Над этими событиями время, вероятно, не властно. И сегодня у истоков Дона (у реки Донец), рядом с городами Кимовском и Епифанью, на холме стоит крошечная деревушка, сохранившая свое многотысячелетнее название — Аджамки ( древней крепости царя Самвараны называлась Аджамидхи). У слияния рек Упы и Плавы стоит город Крапивна. Но в одной из книг Махабхараты рассказывается о Упаплаве — столице народа матсьев, проживавшего в царстве Вираты. А слово «вирата» на санскрите и значит — «лубяное растение, крапива».

Самым великим из семи священных городов древних арьев был город Варанаси — центр учености и столица царства Каши, то есть «сияющего». Эпос утверждает, что Варанаси основан в глубочайшей древности, при внуке прапредка людей Ману, спасшегося от потопа. По астрономической хронологии Махабхараты Варанаси как столица существовал уже за 12 тысяч 300 лет до наших дней. Название его производят или от слова «варана», что значит «лесной слон» (мамонт), или от наименования рек Вараны и Аси, на которых и стоял этот город, или возможно, что оно происходит и от сочетания «вара-нас», что означает «круг (крепость) наш». На берега реки Вороны (по ней и Воронеж)следов древнейшего Варанаси пока не обнаружено. Но вот Костенки под Воронежем уже в палеолите достигали площади 90 гектаров вдоль берега Дона. На территории и самого Воронежа насчитывается, по меньшей мере, четыре городища. Есть и памятники предшествующих эпох (могут помочь и новые исследования). И название Воронеж более близко к древнеарийскому Варанаси (Варанаши), нежели современное индийское Бен-Арес (город Ареса), хотя именно для скифов задолго до нашей эры Арес был одним из главных богов. Древнеарийский эпос указывает в районе Варанаси ряд омонимов, отсутствующих в самой Индии. Помимо реки Вараны (Великой Вороны) возле Варанаси текли реки Аси, Кавери, Дева (у Воронежа - Усмань, Каверье, Девица). Не далеко от Варанаси находились водоем Вай-дурья («дурья»—гора) и горы Дева-сабха («сабха»— сопка). Сейчас по Воронежской и Липецкой областям течет река Бай-гора, а холмы южнее Воронежа, у рек Сосны и Дона зовутся Девогорье.

Рядом с городом Варанаси был расположен город Хастин (в античности водная система, включавшая и Волхов, называлась Хесин), ставший столицей арьев после битвы на Курукшетре (Курском поле) в 3102 году до нашей эры. Рядом с Воронежем вновь привлекает село Костенки (Касти-Хасти; в 17 в — город), знаменитое своими археологическими памятниками, древнейшие из которых относятся к 30 тыс. до н. э. Культурные слои этого селения идут из глубокой древности до наших дней почти без перерыва, что свидетельствует о преемственности культуры и населения. Названия Липецк в Махабхарате нет. Зато есть город Матхура (Матура), также один из семи священных городов древних арьев. Он был на Курукшетре (Курском поле) к востоку от Ямуны (Оки). Сейчас в реку Воронеж у Липецка впадает река Матыра. Эпос говорит о том, что для захвата города Матуры Кришне необходимо было вначале овладеть пятью возвышенностями в его окрестностях. Сегодня, как и много тысяч лет тому назад, пять холмов к северу от Липецка продолжают господствовать над долиной.

Велика вероятность, что многочисленные сведения по этногенезу, сохраненные Махабхаратой, помогут археологам в идентификации тех археологических культур Восточной Европы, которые носят пока свои условные археологические названия. По Махабхарате, в 6 — 5 тыс. до н. э. «все эти панчалы произошли от Духшанты(условно, образно: "дух антов") и Парамештхина». Так некоторым образом подтверждается возникновение племени или народа, названного археологами «иеневцами», непосредственно перед их вторжением на территорию Волго-Окского междуречья, так как Духшанта непосредственно предшевствовал Самваране.

Изучение данных индоевропейского эпоса в связи с историей народов на землях будущей России давно показало свою научную продуктивность, что подтвердили и исследования Аркаима и его округи.

Сюжет отчасти повторен газетой «Новый Петербургъ» (№ 18 (485), 26.04.2001 г.).

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Н. Р. Гусева, «Русский север — прародина индо-славов»
  • Гусева Н. Р., Жарникова С. В. Реки — хранилища памяти // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.10806, 10.11.2003
  • Махабхарата