Suncharion:Скинхеды/Как всё это начиналось

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

<<Оглавление

- Предисловие - Гл. 1:Как всё это начиналось - Гл. 2:Марш по Европе - Гл. 3:Внешний облик - Гл. 4:Скин-индустрия - Гл. 5:Виды скинхедов - Гл. 6:Скинхеды по действию - Гл. 7:Группировки скинхедов
- Гл. 8:Какие они и сколько их? - Гл. 9:Мировоззрение - Гл. 10:Конкретные действия - Гл. 11:Проблема иммиграции - Гл. 12:Этнобандитизм - Гл. 13:Почему ими становятся?
- Гл. 14:Не-скинхедовские акции - Гл. 15:Пути в никуда: РНЕ, НБП, ННП - Послесловие - Заключительная цитата - Приложение 1: травля русских патриотов - Приложение 2: недемократичные мнения
- Приложение 3: что такое NSBM? - Приложение 4: реальные и надуманные проблемы - Приложение 5: «идеология» антифашистов - Приложение 6: сравним? - Источники

КАК ВСЁ ЭТО НАЧИНАЛОСЬ[править]

Движение скинхедов, то есть «кожанноголовых», «голова — кожа» (или скинов — как они себя сокращённо называют) зародилось в 60-х годах XX века в бедных рабочих кварталах Англии. Прообразом этого движения были так называемые моды (сокращение от слова «modernist» — современный человек), то есть «стиляги», «teddy boys» (гопники) и «boot boys» (футбольные фанаты). Первые бритоголовые были ими весьма условно, они просто коротко стриглись, под короткий «бобрик» (и сами себя бритоголовыми они никогда не называли, для них это было оскорбительно, что-то вроде «винторогий» или «рогохвостый»). Изначально они носили тяжёлые ботинки строительных рабочих, «донки» — грубые куртки или полупальто докеров, джинсы на подтяжках или военные брюки, армейские футболки. Высокие ботинки и подтяжки, выцветшие джинсы и тёплая байковая рубашка — это внешность британских городских рабочих начала и середины XX века. К слову сказать, далеко не все называли себя скинхедами. Были названия вроде «herberts» («херберты», образовано от названия улицы в городе Глазго), «street kids» («уличные ребята»), «spy kids» («дозорные») и другие.

Первые скинхеды

Некоторые из них бездельничали или подрабатывали от случая к случаю, но большинство из этих ребят занимались тяжёлым физическим трудом. Тем, кто работал с ручными лебёдками в доках, требовалась удобная и прочная одежда. Это было продиктовано прежде всего собственной безопасностью. Ботинки с крепким стальным носком могли уберечь ноги от падения тяжёлых ящиков или других предметов. Подтяжки прижимали одежду к телу, не давали ей возможность за что-нибудь зацепиться или попасть в винтовые узлы лебёдок. Штаны из крепкой ткани, рубашка и куртка, имеющие накладки на плечах — всё это предохраняло рабочих от дождя и сырого мокрого ветра. Те, кто работал в речных доках, оставляли на голове короткий «ёжик» после стрижки. Они стриглись так лишь для того, чтобы было поменьше возни с волосами от пыли, грязи и вшей. Как видим, ношение подобной одежды и внешний стиль вообще — был вполне оправдан.
Пальто или куртка с накладкой на плечах называлась, как мы уже сказали, «донка» («donkey jacket»). Слово «donkey» переводится как «лебёдка». То есть, сочетание этих слов означает «куртка лебёдочника». Подтяжки назывались «braces» («скобки», «строительный крепёж»). Ботинки назывались «boots», и тому подобное. Первые скины одевались точно так же, как и рабочие в речных доках Восточного Лондона. Почему? Потому что они сами этими рабочими и были.

По одной из легенд рабочие после трудового дня пили в пабе пиво, что, кстати, было для них обычным занятием. Разгорелся конфликт с матросами, что не было редкостью. Рабочих «отматросили» на совесть и со знанием дела. В очередной раз ребята, получив «лещей», оторвали у курток воротники, надели свои рабочие ботинки, подстриглись покороче и пошли снова искать приключения. Матросов это совсем не испугало, и рабочие опять-таки получили свою «порцию люлей» и в этот раз, но их имидж и агрессивность в поведении прочно вошли в жизнь под названием «skinheads». Но это легенда, и выяснить — действительно ли вышеозначенное «физио-битие» имело место — не предоставляется возможным.
Среди друзей первых скинхедов было много приезжих с Ямайки. Английское правительство приглашало рабочих из других стран. И белые и чёрные рабочие подружились и нашли много общего. К чернокожим и мулатам первые скины относились с симпатиями. Они слушали одинаковую музыку и имели одинаковые взгляды.
Какую же музыку слушали скины первой волны? Вест-индийская и ямайская музыка ска («ska») и рок-стеди («rock-steady», в Англии он назывался «blue-bit») были для них музыкой улиц, они слушали её с удовольствием. Под эту музыку они танцевали танец, называемый «stomp» (искажённое слово «stamp», переводится как «топот»), создавая на деревянном полу своими ботинками максимально возможное количество грохота. Так же они слушали регги («reggae»). А вот ямайскую музыку 70-х и 80-х годов «roots» («корни») скинхеды уже не слушали. Что касается регги, то его и ребята и девушки могли танцевать всю ночь. Нередко музыканты с Ямайки приезжали в Англию, чтобы записывать и выпускать пластинки для своих короткостриженных слушателей. Они были самыми верными последователями регги. Первые скинхеды упивались ямайской музыкой, так как она соответствовала их собственным взглядам на жизнь. Кстати, единственным белым, играющим скинхедовское регги, был Judge Dread.

Рас Тафари

Музыка «регги» зародилась в Вест-Индии, на острове Ямайка, став частью освободительного движения, существовавшего там со времен колониализма и рабства. В 1930-е годы XX столетия одной из форм этого движения стало так называемое растафарианство. Десятилетием раньше один из лидеров борьбы за права негров на Ямайке Маркус Гарви (1887—1940 гг.) выдвинул идею движения «Обратно в Африку» (замечательная, кстати, идея), получившего массу последователей и среди черного населения. Опираясь на библию, Гарви пророчествовал, что негров Ямайки спасет от господства белых великий чёрный лидер из Африки. И когда в 1930 году эфиопский магнат Рас Тафари (Маконнен) был коронован как император с именем Хайле Селассие, негры, верившие пророчеству Гарви, решили, что оно сбылось. Рас Тафари был признан живым богом и избавителем, а его приверженцы стали называться растафарианцами. Иногда этот семитско-негритянский религиозный коктейль называют «чёрным христианством». «Чёрные христиане» избегают употреблять мясо, табак, вино и соль, обожествляют Африку как «отцовский дом» и не стригутся, завивая волосы в длинные локоны («колбаски»), которые считаются «антеннами в духовный мир». После этого негры нередко носят именно такие причёски, но многие вряд ли знают, откуда это пошло (и, кстати, такими «антеннами» обзаводятся уже не только они). Зато употребление наркотиков у них не считается грехом, и поэтому достаточно распространено (видать, это более мощный метод для приобщения к «духовному миру»). И поныне любой безмозглый «укурок»-олигофрен в футболке с зелёным листиком конопли считает себя «раста» («растаманом»).

Английские девушки танцуют регги

Происхождение термина «регги» объясняют по-разному. Одни, например, связывают его с английскими словами «рэггид» и «ритм». Рэггид-ритм («ragged rhythm») — рваный, истрёпанный ритм. Другие соединяют это слово с жаргонным названием уличной женщины в Кингстоне (столица Ямайки) — стреггей («streggae»). И, наконец, «регга» («regga») — негритянское племя в Танганьике, говорящее на языке банту. В музыкальном обиходе слово «регги» впервые появилось в 1968 году. На редкой фотографии, которую Вы видите слева, английские девушки танцуют регги.

Ну а «ska» — это-то что такое? Это первый предшественник регги. Возможно, слово «ska» произошло от известного в джазе «scat», означающего ритмичное произнесение безсмысленных слогов, сочиняемых на ходу певцом, то есть — это творческая отсебятина. «Ска» развилось как результат слушания ямайскими музыкантами радиостанций из Майами, передававших ритм-энд-блюз («rhythm`n`blues»). Характерной особенностью «ска» было преобладание в оркестровке духовых инструментов, исполнявших специфические «риффы»: повторяющийся ритмический аккомпанемент. В ритмическом отношении ска отличался от ритм-энд-блюза большей изощренностью за счет пропускания сильных долей такта и выделения слабых в соответствии с характером национальной музыки. Первыми представителями ска на Ямайке были Байрон Ли, Лаурэль Эйтикен и Принс Бастер.
Вторая волна ска, называемая «2-tone» («ту-тоун» — двутоновая, двухцветная), относится уже ко второй половине 1970-х годов. Это уже английская, а не ямайская музыка, но она имеет примерно такое же звучание, как и в ранние, в 1960-е, годы. Ямайские исполнители вновь вернулись в Англию стали играть уже в смешанном, в «чёрно/белом» составе. Само название подчёркивало принцип сотрудничества белых и чёрных музыкантов в регги. Действительно, многие английские ска- и регги-группы имели смешанный состав. Их песни были ориентированы во многом на социальную молодежную тематику, на проблемы жизни аутсайдеров в каменных джунглях, безработицу среди молодежи, расизм, нетерпимость взрослых по отношению к детям, социальную несправедливость и тому подобное.
Другой, несколько более поздней формой регги было направление упомянутого «рокстэди», в некоторых случаях именуемое «руб-а-даб» («rub-a-dub»). В середине 60-х годов музыканты ска-групп всё чаще начинают применять электрогитары и бас-гитары, роль духовых инструментов ослабляется, постепенно они либо совсем исчезают из оркестровки, либо отходят на задний план. Именно эти изменения и характеризуют переход ска в реггей.

Что касается музыки в стиле «oi!» («эй!»), то она возникла позже. «Oi!» — это также традиционная музыка скинхедов первой волны. «Эй!» — тот же панк, но ориенированный на рабочую молодёжь (в отличие от «панк-рока», который направлен на средний класс). Впервые это название ввёл Гарри Бушелл, журналист издания «Sounds». Звучание у музыки этого стиля примерно такое же, как и у панка. Первые песни, отдающие этим стилем, сыграли ещё «Ramones». Именно они сочинили весёлую песенку-кричалку со словами «Hey! Ho! Let`s go!». Первые группы, играющие «oi!» — это «Sham 69» и «Cockney Rejects». Игралась эта музыка «громко и весело». В начале 80-х годов звучание «oi!» стало меняться, мелодии становились медленнее, в словах появилось больше осмысленности. К примеру, «Last Resort», «4-Skins», «Crux» пели не только о радостях жизни, но так же и о её горестях и трудностях — безработица, драки на улицах и тому подобное. Пожалуй, о музыке пока хватит.

Другим развлечением первых скинхедов был футбол. Скинхеды присутствовали на футбольных трибунах много лет, и это также отразилось на их одежде. В дни футбольных матчей надевались шарфы, шнурки и подтяжки с разными цветами, которые соответствовали цветам их любимых команд. Во времена расцвета футбольного хулиганства стали носиться тёмно-зелёные ветровки «Alpha Jacket» (их называли также «Flight Jacket» или «Bomber Jacket»), которые позволяли легко выскальзывать из рук соперников в уличных драках.

Скутеры, на которых первые скинхеды и моды рассекали улицы Англии

Невозможно обойти стороной и скутеры (мотороллеры). Эти недорогие и удобные средства передвижения появилось вскоре после войны. Они любимы и до сих пор, и не только скинами, но и модами. Скутер считается главным признаком их отличия. Скинхедам нравилось собираться большими стаями на скутерах, — так они были недосягаемы для прохожих. Известными они стали после того, когда скинхеды вторглись во время праздника в один из лондонских парков и устроили там гонки. Одно из названий первых скинхедов — «peanuts» («дробители орехов» — это имя они получили за мощный рокот их мотороллеров).

Какое было мировоззрение первых скинхедов? Они не были расистами, но их нельзя назвать и антирасистами в полном смысле этого слова. Они не были ни «за», ни «против». Если можно так выразиться, они были «а-расистами». Среди первой волны бритоголовых были и те, кто выражал интересы рабочего класса, но при этом они не были законченными коммунистами, хотя отдельные экземпляры баловались коммунистическими идеями. Но абсолютно точно известно, что ни нацистами, ни националистами они не были и быть не могли. Да, они «придерживались про-британских взглядов», но в это понятие они вкладывали осознание своей принадлежности к Англии, к своей стране. Да, они были патриотами своей страны, но ни о каком национализме не было речи. Даже нельзя сказать, что они были «за Родину против государства». Словом, их мировоззрение было весьма расплывчатым, неоформившимся, упор делался именно на саму субкультуру, на эффектность, а не на эффективность.
Многие из скинхедов были чернокожими. Словосочетание «чёрный скинхед» звучит сейчас дико, но это было. Такая вот интересная и абсолютно серьёзная история скинов. Нередко и белые и чёрные жались плечом к плечу в клубах и на концертах, в которых «рулили» черножо… чернокожие ди-джеи. Чёрных называли «rude boys» («грубые парни», «грубияны»), они приезжали в Англию из Ямайки. Многие из них вместе с белыми принимали участие в драках с пакистанцами, которых называли «паками». Да и название для драк было соответствующее — «paki-bashing» («мочиловка паков»). Эти уличные банды чёрных и белых нападали на пикастанцев именно потому, что они от них отличались. Многие из пакистанцев не умели говорить по-английски, не умели танцевать регги и занимались в основном торговлей (наверное, как «наши» кавказоиды и вьетнамцы). Этого было вполне достаточно, чтобы устроить с ними коллективный мордобой. С тех времён, видимо, и идёт популярная на компьютерах прошлого поколения игра «Pak-man», где колобок-"пакистанец", спасаясь от белых недоброжелателей, должен собрать призы в лабиринте.

Первые скинхеды пьют пиво

Объединялись первые скины по принципу территории. Били они всех, кто по их мнению являлся отбросом общества (или «предателем рабочего класса», как они выражались). Получить по физиономии в равной вероятности мог и богатый, и верующий, и представитель субкультуры детей «среднего класса» — хиппи и битник. Особенно скины ненавидели хиппи, этих «детей цветов». Подростки из рабочих районов рассматривали субкультуру хиппи как эпатаж бездельников из семей «среднего класса» и из богатых семей. Ведь хиппи, перебесившись с длинными немытыми волосами и засаленными джинсами, мог вернуться в мир обезпеченных родителей, а скинхеды такой возможности не имели. В этих драках не было ни малейшего намёка на расизм или нацизм. Объекты для уличных драк скинхеды первой волны выбирали по социальному признаку. Тогда не было и речи о «корректировке расового баланса». До политики им так же не было ровно никакого дела, и они не были никак связаны с расистскими группами. В их головах не было никаких идей и чего они хотели, они сами, видать, не совсем понимали. Просто они «делали то, что считали нужным».
Но вернёмся к так называемым «rude boys». Это чёрные разбойники Ямайки, со «съехавшими крышами», были гораздо злее и опаснее даже нынешних скинхедов. Называемые «rudies» или «rudies on ruin», они были безработными подростками с окраин, появившимися после того, как Ямайку постиг жестокий кризис. Люди приезжали в Англию в поисках работы и, не найдя её, занимались чем придётся. Многие из них носили оружие и были безрассудными людьми, при появлении полиции они могли открыть огонь. Им отвечали взаимностью, жестокость полицейских при задержании ямайцев, промышлявших уличными разбоями, пределов не знала.

Компьютерная игра Pak-Man

Пригород столицы Ямайки, посёлок под названием «Shanty Town» был самой настоящей «дырой». Люди жили в обветшалых хижинах, сколоченных из старой фанеры, прогнивших досок, ржавого железа и прочей строительной ветоши. Кроме голода и болезней они не видели ничего. Работы, естественно, не было. Деться с этого проклятого острова им было некуда, но для некоторых из них выход всё же был. Многие из них уезжали в Англию. Они работали везде, где требовался тяжёлый труд, в том числе и в речных доках. Оказавшись в Англии, они стали скинхедами, а привозимые с ними записи в стиле ска, регги и рок-стеди стали слушать и те, кто работал вместе с ними.
Это и объясняет, почему чёрные и белые скинхеды в унисон ненавидели пакистанцев. Друг друга скины, независимо от цвета кожи, прекрасно понимали. Скинхеды первой волны прекрасно понимали чёрных, испытывающих лишения. Так сказать, «своя свою познаша», «моя твою понимат». А вот гостей-азиатов, занимающихся торговлей, они не понимали, что вылилось в драки с ними. Существующая неприязнь рабочих к лавочникам ни во что другое вылиться и не могла. Как это так, если придерживаться их психологии, я работаю в поте лица, а этот торгаш торгует себе в удовольствие, не проливая пота, и имеет больше, чем я? Это несправедливо. Что касается белых, то среди них не было тех, кто мог бы назваться «rude boy». Всё-таки, несмотря на их незавидное положение в Англии, уровень их жизни никогда не опускался так низко, как на Ямайке. Жизнь первых скинов, конечно, не была мёдом и сахаром, но она была лучше, чем у их «товарищей по несчастью» на острове Ямайка. Когда «rude boys» были объявлены «вне закона», они стали героями молодёжи. Ими восхищались за то, что они плюнули в презираемое ими общество и пренебрежительно относились к остальным. Казалось, что им всё нипочём. Скинхеды им подражали, и не исключено, что драчливое поведение скинов на улицах было получено именно от ямайских «грубиянов».
Теперь надо выяснить, как обстояло дело с девушками. Так называемые «rude girls» (и они же «reggae girls») не обязательно были белыми девушками. Всякие были: и белые, и мулатки. Их любимым развлечением было танцевать регги. Вообще, судя по всему, они производили впечатление развязных, непослушных и диких девчонок, которым не сиделось дома и совершенно нечем было заняться. На концертах их можно было встретить в коротких юбках и одежде наподобие той, что носили скинхеды первой волны. В начале 1980-х годов они стали носить джинсовые куртки и юбки, и сменили свои причёски на более современные. Нередко их можно было увидеть в тенисках с лавровым венком и в блестящих полуботинках (они назывались «loafers»). Иногда такие девушки — подружки скинхедов — назывались «челси» («chelsea»). Откуда пошло такое название — этого не знают и сами скины первой волны. Может быть, это имя одной из подружек скинхеда, превратившееся в нарицательное, а вот кто она — это неизвестно. Ещё одно название — «skingirl» («девушка скинхеда» или «девушка-скинхед») — полностью тождественно двум вышеприведённым. Что касается их причёсок, то сверху волосы они срезали машинкой, но оставляли чёлку и хвостики. Такие девушки стриглись у мужских парикмахеров из соображений цены (так было дешевле). Всё делалось только из желания понравиться ребятам, и такие девушки были нарасхват. Короткие причёски они никогда не делали. Фотография, которую Вы видите под этим абзацем, наглядно показывает, как именно выглядели эти девушки (честно говоря, я не в восторге).

Первое поколение 'скингерлз'

Теперь нам придётся переместиться в ту же Англию, но в 1950-е годы XX века. Обратим своё внимание и на «тедди-бойз» («teddy boys»), ибо их называют родоначальниками зарождения британских субкультур, и нередко их записывают в «праотцы» скинхедов. После войны молодые люди, занятые не особливо квалифицированным трудом (клерки, машинисты и тому подобное), стали зарабатывать какие-то деньги в количестве, достаточном для ощущения своей независимости. Получить качественное образование доходную работу им было всё же трудно. А вот сымитировать «благородные манеры», изысканную одежду и миф о «зажиточном рабочем» — уже легче.

'Тедди-бойз' или просто 'теды'

Само название «teddy boys» (или просто «теды») происходит от «The Edwardian Drape Society» (T.E.D.S.), общества эдуардианского облачения. В это «общество» входили члены высокого общества, носящие смокинг, котелок и трость, подражая принцу Эдуарду VII (годы правления: 1901—1910). Впервые название «teddy boys» дала газета «Дэйли Экспресс» 23 сентября 1953 года. До этого их называли «cosh boys» («парни-дубинки», «cosh» — дубинка).

Позирующие перед объективом 'теды'

По внешнему виду узнать их было совсем не трудно. Тёмная одежда, длинный пиджак с манжетами и воротником, брюки-дудочки, узкий кожаный галстук, ботинки на рифлёной подошве. Особенно бросались в глаза чуть длинные волосы, обязательно набриолиненные. Девушки носили юбки выше колен и свитера с глухими горловинами, длинные и прямые волосы. Можно сказать, что они были очередной головной болью для Англии после II Мировой войны. Они, конечно, не были законченными преступниками (всё-таки далеко не низы общества), но вели эти «гопники» себя вызывающе, «по-уличному», и нередко устраивали безпорядки, иногда даже — потасовки с полицией, сколачивая собственные уличные группировки. Теды активно участвовали в так называемых «войнах банд». Самый известный случай — это 1955 год, когда в Южном Лондоне в одном из кинотеатров Биллой Холей и «The Comets» был представлен «Rock Around The Clock», который спровоцировал ряд насилия на улицах Лондона. Нередкими были и расовые стычки, теды нападали на чернокожих и вообще неугомонно участвовали в драках с небелыми. Это могло быть, например, в кинотеатрах и танцевальных залах. К 1964—1965 годам они практически исчезли с английских улиц, но начало истории субкультуры как таковой было положено.
Сделаем небольшое пояснение: само понятие субкультуры включает в себя систему определённых жизненных ориентиров, стиля поведения и понятий, присущих какой-либо социальной группы, крайне ограниченной по количеству «адептов». Субкультуру можно назвать вполне самостоятельным образованием, некой «внутренней культурой», которая независима от «внешней» массовой культуры и развивается сама по себе. И ещё: в субкультуру (неважно в какую) далеко не каждый вхож, так как она имеет некоторую степень замкнутости.
А кто такие моды, от которых скинхедам также кое-что перепало? Как мы уже отметили, слово «mod» происходит от «modernist» — «современный человек» или «стиляга», выражаясь «по-совковому». Это были выходцы из низших социальных слоёв, почитавшие себя «элитой». Известны две волны модов. Первая волна — это непосредственные предшественники скинхедов, такие же дети улиц, как и они. Вторая волна модов — это уже современники панков, обычно это представители среднего класса. Моды не доставляли окружающим столько неприятностей и проблем, как скины, поэтому о них практически ничего не известно. Моды делали значительный упор не на поведение, а именно на внешность. Их было легко отличить именно из-за одежды. Их навязчивой манией было одеться как можно лучше. Некоторые из них носили костюмы с тремя пуговицами и длинные плащи — это их классическая внешность. Были также и «hard mods» («грубые моды»), они носили подвороты и джинсовые куртки. Именно моды ввели моду (такой вот каламбур) на джинсы «Levis» и футболки «Ben Sherman». Так же они предпочитали одежно-обувные фирмы «Fred Perry», «Lonsdale». По поведению эти эпатажники напоминали подмосковных «люберов». Модовские девушки также подражали им в одежде, одеваясь вызывающе (мини-юбки, оригинальные причёски), не в пример своим консервативным родителям.

Моды обожали скутеры, и именно это, в частности, досталось от них скинам первой волны. Часто они украшали свои мотороллеры всякими «феньками» вроде зеркал и прочими побрякушками. Так же скутерами увлекались и «бут бойз», то есть, — футбольные фанаты, которые также вышли из среды модов.

Так выглядели 'моды'
Ещё один модный 'мод'

Первые скинхеды считали себя частью первой волны модов. Они позаимствовали у модов, например, пристрастия к тем же скутерам. Моды были похожи на скинов первой волны, только слушали они не ска и регги, а «motown» и «nothern soul». Но в целом они были привязаны не к музыке, а к одежде. Выглядеть хорошо, одеваться опрятно — это их «всё», на этом они были помешаны как одержимцы. Вся «фишка» в том, что, кроме того, чтобы нарядиться как огородное пугало, у них ничего не было. Складывается впечатление, что их заботило лишь то, «как надо выглядеть, чтобы выглядеть как надо». Изысканно они умудрялись одеться даже в плохую погоду, используя длинные плащи, закрывающие одежду от дождя. Такое поведение нередко становилось поводом для мордобоя с теми, кто не тратил все свои деньги на одежду. Ну, а поскольку моды обычно ходили стаями, то и нападение они всегда были готовы отразить.
По жизненным ориентирам они, эти «модернисты», были никем. Им просто не хотелось быть «такими как все». Это вылилось в трату всех своих свободных денег на тряпьё и шмотки. Большинство из них не имели постоянной работы и жили, не думая о завтрашнем дне. Те, кто осознал свою принадлежность к рабочему классу, через несколько лет стали скинхедами первой волны. Сейчас все моды перевелись, их уже не встретить, они ушли в прошлое, а для появления новых — просто нет никаких причин.
Прошло какое-то время и представители первой волны скинхедов в середине 1970-х годов стали носить более приличную одежду, отрастили волосы и создали семьи. Наступила смена поколений, и те ребята (так называемые «bovver boys», то есть «досаждающие, безпокойные дети»), которые подражали скинхедам первой волны, стали фронтом второй волны скинхедов. Те люди, кто даже повзрослев, остался верен традициям первых скинхедов, называют себя «traditional skinheads» или «трэды». Сейчас их единицы. Они крайне аполитичны, и скинов-расистов они на дух не переносят.

Один из первых образов скинхеда-'наци'

Первая волна скинов к 1972 году сошла практически на нет. Многие вышли из этой субкультуры. И через четыре года, в 1976 году, они появляются вновь. Парадоксом выглядит и то, что следующую волну скинхедов в значительной степени поддержали панки, взбудоражившие холодную Англию. «Панк-рок» выглядел достаточно агрессивно, напористо, грубо. Но молодёжь хотела более жестокое звучание для своей культуры, и появившийся «уличный панк» («streetpunk») стал ещё злее, агрессивнее, вызывающее. Вообще, история с панками выглядит весьма неоднозначно, панки для шокирования общественности даже носили гитлеровскую Свастику на своей одежде, что, однако, не делало их нацистами. В то время панки и моды выясняли отношения между собой, и одни из скинов поддерживали панков (всё ж — социально близкие), другие же вставали на сторону «стиляг» (видимо, этих скинов раздражала излишняя вычурность панков и их анархизм). Потихоньку стал вырисовываться привычный нам образ бритоголового. К скинхедству стала склоняться не только рабочая молодёжь, но и панки, и даже студенты. Ещё несколько лет назад это было немыслимо.
Со стопроцентной достоверностью уже невозможно сказать, в результате чего возникли скины-расисты. Было ли это стихийным течением или всё это — результат чьих-то планов? Будем помнить, что скинхедство — это субкультура, и возникает она стихийно, как ей и положено. Трэды указывают пальцем на Британский Национальный Фронт (БНФ), который создал образ скинхеда, могущего быть полезным для них. Они в конце 1970-х годов разбрасывали листовки на футбольных матчах и начали таким образом вербовать себе в сторонники футбольных хулиганов, потихоньку закладывая в них националистические идеи. Именно ли БНФ был причиной появления бритоголовых-расистов или же они просто «подшустрили» в нужное время — сейчас это выяснить невозможно. Скорее всего, этот процесс был двунаправленным. Известно, что уже среди скинхедов первой волны худо-бедно, а расистские взгляды, перемешанные с гомофобией (всё это было из ряда «кухонных»), начинали всплывать на поверхность. Не чужд им был и мужской шовинизм, перемешанный с антифеминизмом. Почему бы и не «подшустрить»? Завербовать сторонников — естественный и нормальный процесс, а для чего и чем всё это закончится — надо смотреть конкретно. И вот, на «Dounahuue`s Show» в Англии появился «скинхед-расист», что было весьма необыкновенно и шокированно для общественности.
Это третье поколение бритоголовых оформилось в конце 1970-х — начале 1980-х годов. Помимо всего прочего, в качестве «довеска» в середине 1980-х годов в Англии возник серьёзный экономический кризис, целые графства превратились в зоны социального бедствия, ощутимо возросла безработица. И кроме всего, трудное экономическое положение наложилось на увеличение количества нелегальных иммигрантов из стран Азии и Африки. Межрасовые конфликты обострились и накалились. Так что скинхеды-расисты появились не в самые лучшие для Британии времена.

Всё это изменило и мировоззрение и внешний вид скинхедов. Теперь они брили головы «под ноль», что бы нельзя было схватить за волосы в драке, надевали чёрные джинсы и короткие куртки без воротников, чтобы за них так же нельзя было уцепиться. Многие группы британских скинов положительно восприняли идеи расизма. Мощным фактором роста и усиления английского движения бритоголовых стало сложившееся бедственное положение в Англии.
Вот тогда-то британское движение скинхедов окончательно расслоилось на две группы. Одна состояла из «наци-скинов» третьего поколения («nazi-skins», или скины-расисты, или «правые» скины — всё это очень близко), в другую группу вошли скины всех остальных направлений, отдалившиеся от своих расиствующих «коллег». Скины-расисты приняли лозунг «Сохраним Британию Белой!», который стал у них излюбленным. Теперь «наци»-скинхеды выбирали объекты для драк (и неприязни/ненависти вообще) в подавляющем числе случаев по национальному признаку. В то же время их «собратья» первой и второй волны продолжали выражать социальный протест. По большому счёту скины первой/второй и третьей волны практически друг от друга визуально неотличимы. Их можно отличить только по тонким отличиям, например, по объектам агрессии или по слушаемой музыке.

Ян Стюарт Дональдсон

Немалую роль в появлении «правых» бритоголовых сыграла культовая в их среде группа «Skrewdriver», то есть «отвёртка» — оружие для уличных драк. Её лидера — Яна Стюарта Дональдсона знает каждый мало-мальски грамотный скинхед, а количество песен, посвящённых ему музыкальными скин-группами, исчисляется, видимо, сотнями (включая и русские скинхедовские группы). Именно он, начав в стиле панк и регги, позднее стал играть в стиле «oi!» — агрессивную быструю музыку с предельно политизированными и расистскими текстами. В 1993 году он насмерть разбился в автокатастрофе. Ян Стюарт, кстати, — выходец из Британского Национального Фронта. Мы ещё поговорим об этом.

Местом появления английских «наци-скинов» стал Лондон. Их появление в столице чопорной старушки-Англии ознаменовалось столь грандиозными стычками и потасовками, что это нашло отражение в английском фильме о бритоголовых «Как они начинали». Наибольшее число неформальных молодёжных организаций скинов находится в промышленных районах городов севера страны. А идеологическим центром английского движения скинхедов является всё тот же Лондон. Нередки стали нападки на иностранцев, педерастов, а такие случаи как нападение скинхедов на марш протеста в Лондоне против расового насилия и закидывание манифестантов камнями — обычное дело. Например, вечером 11 сентября 1993 года порядка 30 скинхедов промаршировали по одной из улиц Лондона, которая считается сердцем азиатского района, разбивая витрины магазинов и выкрикивая угрозы жителям-чужакам. Многие скинхеды часто попадают в тюрьму за драку.

Мой друг рассказывал мне, что английские скинхеды дали заказ группе программистов разработать дополнительный уровень под популярную компьютерную трёхмерную игру «Quake», где от первого лица расстреливаются негры. Правда это или нет — я не знаю, такой «фени» у меня нет, и тем более — я её не видел.
Хочется ещё раз поговорить о взаимоотношениях скинов-"традиционалистов" и скинов-расистов. Трэды, поклонники первой волны скинхедов, терпеть не могут своих «эволюционировавших коллег», ударившихся в расизм/нацизм, а те, как и следует полагать, отвечают им полной взаимностью. Причины для такого взаимонеприятия, видимо, в том, что любая субкультура болезненно реагирует на отпадающие от неё ветви, что выражается обвинениями в «неистинности» скинов третьей волны. «Традиционалы» не понимают расистов, расисты не понимают «традиционалов». В частности, трэдам полностью наплевать на «расовый вопрос», что не может быть причиной их уважения со стороны поздних скинов. А если провоскупить ужасающую демографическую ситуацию, в итоге которой белые потихоньку вырождаются, то уважение к «блюдущим традиции» пропадает полностью. Ранние скины-трэды прозвали наци-скинов «бонхэдами», или «костеголовыми» («bonehead» — голова-кость), чтобы отделить себя от них. Иногда их называют «тупоголовыми». Обвиняют их в чрезмерном увлечении расизмом и неразумности в словах и действиях. Но, надо признать, часть обвинений выглядит смешно. Например, им пеняют, что идея «борьбы за белую расу» является оправданием для любого насилия на улицах или ещё где. Но разве первые скины не занимались тем же самым, то есть мордобитием, но из несколько иных соображений? Ещё как занимались, и погромы так же устраивали, и людей избивали, только причины драк были социальные, а не национальные/расовые. Так что обвинение в совершении насилия не проходит. И первые скины вовсе не были чистыми ангелочками.

И ещё 'традиционалы'

Следующее обвинение состоит в паразитизме на субкультуре «истинных скинхедов». Но наци-скины значительно отдалились от своих прародителей. Они не носят одежду трэдов, не слушают их музыку и базовые эталоны мировоззрения у них совершенно другие, нежели были у скинов первой волны. Какое-никакое — а это движение вперёд. Да, кое-что из внешнего облика осталось, но это «кое-что» на базовые идеи не тянет, так как мировоззрение традиционного скинхеда и нынешнего скинхеда — это «две большие разницы». Традиционалы же застыли на месте, и никогда уже вперёд не пойдут, не создадут уже ничего нового. Они никого не интересуют, они полностью замкнулись на «романтику» 1969 года — дату их возникновения, и не воспринимают ничего из того, что не соответствует их взглядам.

И ещё одно существенное обвинение — в политизированности наци-скинов, в их управляемости политиками. Ну, тут тоже дела обстоят далеко неоднозначно. У первых скинов не было никакой Идеи. Неважно какой, — жизнеутверждающей или наоборот — губительной для них самих и для окружающих, неважно на чём основанной. Её просто не было и быть не могло, так как они и их «родственники»- моды — были в самом буквальном смысле — никем, обыкновенными пижонами, проживающими безо всякой Цели. Трэды — это «working class kids» — рабочая молодёжь. Для них это почётно, конечно же, никто с ними и не спорит, ну а что дальше? Кроме всего, наци-скины всё же лучше владеют понятиями о происходящем, нежели «традиционалы». И остаётся добавить, что никаких единых центров управления у скинхедов нет, как не может быть единого центра у субкультуры. Да и желание трэдов жить без расовых различий, в расовом равенстве нарываются на самую ярую реакцию расистов, которых волнует демографическая и иммиграционная политика по отношению к стране, в которой они живут. А «перво-волники» на это внимания обращать не хотят, и уже поэтому никакого понимания между этими группами не будет. Желание сделать хоть что-то, пусть это и чудовищно с точки зрения обывателя, — это сильно отличает «новых» скинхедов от «старых». «Старики» же сейчас полностью себя исчерпали, а идеи «правых» выдержаны временем умирать пока и не думают, кто бы что ни говорил. Конечно, я не идеализирую «правых» бритологовых и не делаю из них образцы для абсолютного подражания, но они — кто-то. Пусть многие из них — глуповатые, не совсем понимающие что есть что, порой не соображающие что делают, к чему это всё может привести, и так далее. Но ведь многие из них взрослеют, не расставаясь со внутренним состоянием, со своими внутренними установками на мир. А трэды — никто, у них нет никакой идеологии, они и сами не могут сказать кто они такие. Если бы Белый Мир состоял из одих «правых» — это была бы тотальная война. А если бы Белый Мир состоял из одних «традиционалов» — он превратился бы в болото, в котором белые люди окончательно растворились и потеряли бы всё то, чем вправе были бы гордиться неродившиеся белые потомки. Что хуже и что лучше? Вопрос риторический, но ничто не мешает его задать. И последний открытый вопрос скинам-трэдам: что именно вы можете предложить, кроме рассуждений, что вы и есть «настоящие скины»? Если хотите «быть самими собой» — будьте ими, а в другие дела не вмешивайтесь, разберутся без вас. Вы дали толчок новой волне бритоголовых, и своё вы отыграли. Время прошло, отойдите в сторону.

На этом с «традиционалами», с «истинными скинами», покончено раз и навсегда.