Павел Крупкин:Восстание против Свободы. Россия, начало XXI века

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Текст написан 8 декабря 2006 и опубликован на "На Злобу" 13 декабря 2006.

Введение[править]

Разложение родового строя в числе прочего сопровождалось осознанием человеком своего «Я». Отделив в своем сознании себя от рода, от коллектива, люди немедленно задались вопросами об устройстве мироздания, его справедливости, стали сравнивать себя с другими, вырабатывать общие категории для отражения реальности в своих мыслях. При этом немедленно появились эгалитаристские концепции устройства общества, и республики/демократии как способ их практической реализации.

Такое «открытие» общества, резкое расширение конкуренции в борьбе за власть, было не по нраву старой племенной верхушке. Борьба сторонников демократии со сторонниками разных типов авторитаризма (тирания, олигархия) составляла суть истории Афин и других городов-полисов древней Эллады.

Эта политическая борьба естественно имела идеологическую составляющую. С тех пор борьба концепции Свободы с различными анти-концепциями представляет одну из главнейших нитей в истории человеческой мысли.

Если задуматься над движущими силами регулярных идейных восстаний различных групп людей против Свободы, то можно увидеть, что на верхнем уровне людьми главным образом движет желание снизить конкуренцию в борьбе за власть, сузить круг «избранных», застабилизировать свое положение во властных структурах. На нижнем уровне поддержка борьбы со Свободой связана с нежеланием людей нести бремя личной ответственности за свою жизнь – люди готовы обменять свою свободу на гарантированный набор благ и заботу/патронаж со стороны коллектива (племени, общины, государства).

В современной России неприятие Свободы дополнительно связано с политикой в стране конца 90-х годов XX века. Порыв советских людей к Свободе сокрушил тоталитарную систему СССР. Люди, пришедшие к власти на гребне этой волны, хоть и называли себя либералами, таковыми на самом деле не являлись. Проводимая ими политика, основанная на идеологии неограниченной свободы, привела огромные массы людей к потере тех немногих свобод, которые они имели в СССР. На практике реализовался так называемый парадокс свободы, известный еще Платону: неограниченность свободы приводит к тому, что сильные быстро порабощают слабых. Следует отметить, что не является новостью и разрешение данного парадокса, восходящее к Канту: свобода должна быть равномерно ограничена для всех с тем, чтобы каждый обладал максимально возможной свободой (на данном этапе исторического развития). То есть либерализм – это не только свобода. Либерализм – это свобода плюс эгалитарность. Имено забвение этой известной истины добавляет нашим либералам приставку псевдо-. Их соучастие в деле врагов Свободы было активным и значимым.

Исторический очерк тоталитарных концепций[править]

После краха СССР на Западе было заявлено об окончательной победе либерализма над тоталитарными идеологиями (Ф.Фукуяма) – об этаком конце Истории. При этом основными спаринг-партнерами либерализма в XX веке были названы марксизм и фашизм. Согласно К.Попперу, обе эти тоталитарные идеологии восходят к философии Гегеля, к гегелевской разработке теории наций и государств. Рассмотрим данную теорию подробнее.

Введя в рассмотрение понятие духа нации, Гегель завершил идейное оформление классического национализма. Каждая нация обладает своих духом, получающим определенное завершение с образованием государства. При этом история по сути является борьбой наций/государств за мировую гегемонию. Высшей формой борьбы наций/государств является война. Апология войны у Гегеля абсолютна. Война – неотъемлемое право нации, победа – критерий истинности государственного строительства.

Понятно, что война – дело коллективное. Поэтому доминирование коллектива над личностью в философии Гегеля абсолютно. Человек – это часть коллектива, ничего не значащая вне его, винтик государственной машины. Этично и справедливо все, что приводит к благу государства, все, что дает победу над другими нациями. Все для фронта, все для победы!

Те, кто еще помнит марксистскую идеологию, которую в нас втюхивали в СССР, сразу же видят знакомые понятия и слоганы. Действительно, марксизм в плане идейной борьбы с либерализмом – это гегелевский национализм с заменой борьбы наций на борьбу классов. Тоталитарное оформление идеологии было заимствовано у Гегеля практически полностью. Соответственно, фашизм получается заменой нации на расу.

По такому же принципу можно нащупать вероятные тоталитарные идеологии XXI века. Во-первых, видна возможность тоталитарной разработки на основе борьбы цивилизаций С.Хантингтона. В России этот риск несут наши имперцы. Во вторых, тоталитарная разработка возможна на основе борьбы национальностей. С этой идеологией связаны наши этно-националисты. Рассмотрим кратко эти течения современной русской мысли.

Имперцы и этно-националисты[править]

Начнем с имперцев. Если взглянуть на идеологические документы различных групп данного направления (Евразийство А.Дугина, «Русская доктрина» В.Аверьянова), то вполне заметны тоталитарные черты, связанные с бегством от Свободы в архаику. Это и доминирование коллектива над личностью, и ярко выраженная элитарность пропагандируемых систем власти, и пренебрежение рационализмом. Я несколько раз пытался добиться от разных лиц этого направления рациональных аргументов, обосновывающих постулируемую ими необходимость имперской экспансии для России. Ничего рационального, к сожалению, не получил. А страстные словоизвержения в обоснование данного тезиса можно скорее связать с комплексом неудовлетворенного альфа-самцовства, нежели с разумом. Понятно, что реальные альфа-самцы имеют дело с женцщинами, в то время как имперцы жаждут своей реализации во власти. Этакие брахманы без кштариев. Камлающие шаманы, пытающиеся завлечь каких-нибудь вождей. Хотя следует отметить, что идеологии этого направления вполне могут найти своих сторонников в современной бюрократии России – наверняка существуют особи, желающие стать новой российской аристократией, и в таком качестве застолбить навечно свое положение возле кормушки.

Интеллектуальный задел этно-национализма еще более скуден. Положив национальность/этнос в основу своей идеологии, они тут же запутались в определениях понятия этноса, выдвинутых разными группами, упустив из вида важность создания позитивной программы. Тут, конечно же, дала свой вклад и тяга к архаике, а именно научная методология Аристотеля, которая императивно требует абсолютной истинности в выработке базовых определений для используемых в теории понятий.

Попробуем разобраться во всем этом. В принципе категории этнос, национальность, также как и раса, возникли в антропологии для классификации различных групп людей, населяющих планету. Изначально они не несут политического наполнения, только культурно-антропологическое. Значительный шаг в политизации этих понятий был сделан большевиками, которые по аналогии с гегелевским дуализмом нация <=> государство построили конструкцию национальность = недо-нация <=> недо-государство, и реализовали ее на практике, введя иерархию различных недо-. После этого они начали трубить об окончательном разрешении национального вопроса и торжестве ленинской национальной политики. Понятие нация было выведено из оборота в СССР, хотя очевидно, что по сути оно было тождественно понятию советский народ.

Крах ленинской национальной политики унес в историю Советский Союз, но новые российские власти зачем-то оставили в политике антропологию, создав стране проблемы на будущее. Понятно, что идиологемы, основанные на понятиях недо-наций/недо-государств, не могут служить основанием хоть на сколько-нибудь целостной картины будущего. Они могут быть полезными в плане временной мобилизации протестных групп населения, и только. В любом случае произойдет их трансформация в понятия классического национализма. Просматриваются следующие варианты такой консолидации:

  1. Превращение недо-нации в нацию за счет угнетения/насильственной ассимиляции других национальных групп, т.е. трансформация этно-национализма в разновидность фашистской идеологии.
  2. Откат к классическому национализму, заключающемся в синтезе нации на основе всего проживающего в стране народа. Этот вариант показал свою позитивную конструктивность на примере развития стран Запада как по либеральному (США), так и по авторитарному (Франция, Германия, Италия) пути.

В настоящее время уже видны центры кристаллизации по обоим направлениям. Заметно также некоторые движения власти в сторону поддержки 2-го варианта. Посмотрим, какой кристалл наберет большую массу.

Следует отметить, что на 2-м пути возможно прекращение восстания против Свободы, поскольку генезис нации вполне может быть переведен на либеральные рельсы.

Заключение[править]

Все-таки для меня являются загадкой молодые люди, которые открыто признают, что Свобода не числится в их перечне ценностей, что они стремятся построить мир, в котором русские люди вновь вернутся к положению винтиков, и будут привязаны к своему месту, работая во имя какой-нибудь абстрактной миссии. Еще более интересно, что такое ограничение свободы рассматривается этими людьми как благо, и пропагандируется как чуть ли не единственный путь вперед для России.

И они почти все на удивление мордасты, эти люди, которые не скрывают того, что хотят нас снова лишить свободы. Причем себя они видят в рядах новой аристократии. То есть, это именно они хотят определять нам наши места в планируемой ими будущей жизни – наши потенциальные хозяева – будущие работорговцы. Да-да, именно работорговцы. Как еще можно определить профессию человека, который пользуется своей свободой для того, чтобы лишать свободы других людей?

Такой взгляд на мир можно было бы понять, если бы в начальной точке планируемого пути свободы было бы меньше, чем в конечной. Тогда это можно было бы объяснить необходимым этапом в нашем развитии – ну не готовы люди к свободе сразу и много, давайте будем давать им свободу понемножку. Или если бы это были пожилые люди, которые не почувствовали свободы, поскольку прямо из затхлой атмосферы позднего СССР попали в экономический ад, созданный нашими псевдо-либералами.

Но это не так. Предлагается именно лишение многих людей свободы с тем, чтобы ничего не могло их отвлечь от действий во благо, определяемом новой духовной и административной знатью - жрецами и кштариями...