Погребной-Александров:Граф

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Periss icon.png

УДК:00 В предоставленной вашему вниманию статье, вы можете обнаружить и прочесть новые, возможно шокирующие и неизвестные, непривычные или не многим доступные данные, которые являются первичным источником отдельной части или всей изложенной информации первоначальных (или не совсем известных широкому кругу читателей) оригинальных исследований  А.Н. Погребного-Александрова, которые когда-то, кем-то, как-то и где-то уже были опубликованы ранее небольшими тиражами и, возможно, лишь незначительная часть тезисов, мнений, исторического или научного материала и очень ранних публикаций — не дошедших до многих современных читателей и отдельных писателей, делает их оригинальными и не совсем известными. Подробности — в статье и на странице обсуждения.

Геральдические короны
Крона графа в первом варианте
Корона графа во втором варианте

Граф (нем. Graf)[1] — королевское должностное лицо в раннем средневековье западной Европы, а затем и титул — восточной и Российской Империи вцелом. Титулярный термин и/или слово — «граф», может быть использованным в условной и иносказательной форме: в качестве наименования транспортного средства, газеты или журнала, завода и т. д., или — прозвища или клички, псевдонима и вновь приобретённого фамильного имени.[2]

Из истории древностей[править]

Портрет графа Клиффорда (англ. George Clifford) из графства Камберленд, 1590 год
УДК 93

Предположительно, титулы Европы возникли в IV веке в Римской империи и первоначально присваивался высшим сановникам, как — «главный казначей» (лат. comes sacrarum largitionum).

Во франкском государстве, — со второй половины VI века, — граф или «гауграф» в феодальном окружном владении «гау» (от нем. Gau),[3] обладал судебной, административной и военной властью, и — по «керсийскому капитулярию» Карла II Лысого от 877 года, должность и владения графа стали наследственными.

Взгляды ученых относительно происхождения должности графа во Франкском государстве, упоминаемые в Салическом законе, существенно расходятся.

Германисты считают институт гра́фов исконно германским[4] и видят в назначаемых королем гра́фах — начальников: так называемых нем. Gaue, где гра́фы с развитием королевской власти стали на место прежних выборных «народных князей» — тацитовских «principes», a на галло-римской территории, — после перехода её под власть франков, — на место прежних представителей римской администрации, причём римские учреждения не остались без влияния на характер германского института.

Романисты же, наоборот: видят в графском институте римское учреждение, развившееся и распространившееся во Франкском государстве. По мнению Фюстель-де-Куланжа, в эпоху вторжения варваров в Римской империи производилась административная реформа, состоявшая в назначении императором особых начальников для каждого городского округа (civitas); эти начальники назывались comites; реформа, начатая империей, была окончена франкскими королями; по всему государству распространились comites, к которым стало иногда применяться и германское название гра́фа.

В английском варианте, это — earl (от древнеангл.:eorl),[5] первоначально обозначающее высшее должностное лицо, но со времен норманнских королей превратилось в почётный титул.

В период феодальной раздробленности и позже, владетель-феодал графства наследует за собой закреплённый ранними правами титул высшего дворянского сословия «граф» — для мужского лица, и «графиня» — для женского. В качестве титула, формально продолжает сохраняться в большинстве стран Европы и с монархической формой правления в государствах.

Российская империя[править]

В России титул введён Петром I и первым, в 1706 году, его получает граф Шереметев, возведенный в это достоинство в 1706 году за усмирение астраханского бунта. А позже, Петром I было пожаловано ещё шесть графских достоинств. Первоначально, по возведении кого-либо в графское Российской империи достоинство, требовалось непременное наличие и признание такого же титула германским императором — подтверждающим подобное достоинство в Священной Римской империи. Впоследствии, последнее перестало быть обязательным для российских титулованных особ и стало выражением особой милости императора к возводимому в гра́фы.

Графское достоинство достигалось
  1.  — возведением в достоинство верховной властью;
  2.  — признанием в России графского иностранного достоинства;
  3.  — присоединением, с разрешения верховной власти, фамилии, титула и фамилии родственного графского ро́да, не имеющего прямого потомства мужеского пола.

Пожалование графским достоинством является наследственным. Лишь в некоторых исключительных случаях оно может быть личным.[6] Графские род́а пользовались титулярным обращением «сиятельства» и вносились в V-ю часть дворянской родословной книги. До 1893 года в Российской империи насчитывалось 131 русских графских родов (в том числе и угасшие); кроме русских графских родов, в императорском российском подданстве состояло 150 родов иностранных графов, внесенных в разные части родословной книги (в том числе Римской империи — 37 родов, Королевства и Царства Польского — 20, Великого Княжества Финляндского — 11).

В советской России титул «Граф» был ликвидирован Декретом ВЦИК и Совнаркома от 11 ноября 1917 года.

Этимология[править]

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона,[7] сообщает
 — этимология слова graf очень неясна. Наряду с наиболее распространенными производствами от германских корней встречаются объяснения из кельтского языка и даже из греческого.
Этимологический словарь русского языка М.Фасмера[8] сообщает
 — русское слово граф заимствовано из нем. Graf, восходящего к зап.-герм. *ǥ(a)rēƀjōn > др.-фриз. grēva, др.-исл. greifi, ср.-нем. grêve; происхождение зап.-германского слова неизвестно. Впервые встречается в IX веке в латинских рукописях в формах grafio, graphio.[9] Западногерманское слово употреблялось для перевода латинского comes «спутник», получившего в Средневековье значение «спутник короля» > «граф», откуда ст.-фр. cuens, косв. падеж conte (< лат. comitem) > франц. comte «граф».[10]
Альтернативная версия гласит
 — в Римской империи, префекты принимали титул «собеседника дворца императора», или, собственно — «товарища», который германские народы, после покорения различных территориальных областей, применяли к своему народному званию «grau» и/или «grav», из чего и произошёл нынешний титул в слове граф (нем. graf).[1]
Погребной-Александров, анализируя соответствия пояснений и переводов с историческими событиями прошлого, выводит это слово от единого русского корня «гра» и предлогов «в» и/или «у», с изменённым и глухим звучанием в якобы, но — не столь, заимствованиях от «v» или «u» — из нераздельного письма и говора далёкого прошлого, в современном значении «игра» или «игрок» («и гра у» кого-то, или «и гра в»[11] кости и карты, «и гра у дуд у»), где — основа «гра», является древнейшим диалектическим словом русов, сохраняясь в качестве корневой единицы русской словесности и самостоятельным современным словом украинского языка.[12] Рассматривать и выводить титулярное слово «граф» от старогерманского диалекта в именовании вождя «гау(п/б-в/ф)» неверно, так как «gau» имеет вполне самостоятельное корневое значение и этимологию.[3]

Светские манеры и особенности[править]

Бал на дворцовом приёме в Вене

Особенность российского этикета состоит в своеобразном соединении старых допетровских обычаев с европейскими традициями. Пётр I и его ближайшее окружение были первыми создателями российского дворянского этикета. По настоянию Петра в России трижды была переиздана книга «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов»,[13] содержавшая конкретные наставления дворянским отпрыскам, как вести себя в обществе. Долгое время книга была единственным печатным руководством по поведению.

Со второй половины XVIII века начинают активно печатать пособия по этикету:

  • «Светская школа, или Отеческое наставление сыну о обхождении в свете» (17631764 гг.);
  • «Женская школа, или Нравоучительные правила для наставления прекрасного пола, как оному в свете разумно себя вести при всяких случаях должно» (1773 г.);
  • «Наука быть учтивым» (1774 г.);
  • «Наставление знатному молодому господину, или Воображение о светском человеке» (1778 г.);
  • «Разговор о свете» (1781 г.);
  • «Карманная, или памятная, книжка для молодых девиц, содержащая в себе наставления прекрасному полу с показанием, в чем должны состоять упражнения их» (1784 г.);
  • «Искусство быть забавным в беседах» (1791 г.);
  • «Наука общежития нынешних времен в пользу благородного юношества» (1793 г.);
  • «Карманная книжка честного человека, или Нужные правила во всяком месте и во всякое время» (1794 г.).

В основном руководства по этикету XVIII века были переводные (чаще всего с французского или немецкого языков). К концу века стали появляться и книги русских авторов.

Огромную роль в развитии российского этикета сыграла Екатерина II. Вторая половина XVIII века является эпохой расцвета русско-французских культурных связей, чему немало способствовала деятельность императрицы, покровительствовавшей французским просветителям. С особым радушием принимаются в России бежавшие от революции французские эмигранты, значительная часть которых осела здесь, оставив заметный след в русской дворянской культуре.

Господствовавший в XVIII веке французский идеал модного поведения в свете культивировал, — по словам Ф. Булгарина, — «любезничество с дамами, утонченное волокитство, угодничество, легкомыслие, остроумие и острословие, и изысканную вежливость».[1] Истинно «версальский» тон, уже не существовавший на его родине, в 1790-е годы царил в кругах высшей российской аристократии.

«Двор Екатерины и Павла, заимствовавший тон и манеры у Версальского… — пишет Ф. Ф. Вигель, — сделался убежищем вкуса и пристойности, и начинал служить образцом другим дворам Европы».

В то же время этикет, насаждаемый Павлом I, становился ненавистен дворянству.

В Салическом законе[править]

Граф наделялся, преимущественно, полицейскими функциями: к нему обращались для приведения в исполнение приговора (народного суда сотни), которому не подчиняются добровольно.

С развитием королевской власти Меровингов этот назначаемый королем чиновник скоро становится и председателем областного суда, вытесняя оттуда прежнего председатателя — избираемого народом тунгина, или сотника (лат. thunginus aut centenarius). Кроме того, в меровингскую эпоху на графе лежала задача по сбору королевских доходов, забота о беззащитных сиротах и вдовах, охранение мира и спокойствия, приведение народа к присяге на верность королю, наконец — сбор войска в округе и предводительство над этим войском.

Привилегированное положение гра́фа характеризуется тем, что за убийство его платится втрое больше, чем за убийство простого свободного человека. Он часто бывал при дворе и являлся обычным участником придворной жизни.

Вознаграждением за графскую службу являлось
  1.  — известная часть судебных штрафов;
  2.  — земли из королевских поместий.

Графа назначал и сменял король, по своему собственному произволу и желанию. Со стороны франкской знати было, однако, стремление стеснить этот произвол; в 614 году королем Клотарем II было постановлено, что граф должен происходить из той области, управление которой на него возложено, «чтобы была возможность, в случае какой-нибудь провинности, возместить ущерб из его имущества». Такое постановление (вместе с награждением графов землей) способствовало осуществлению стремления к соединению имущества частного землевладельца с властью представителя короля и к наследственной передаче этой власти — стремления, которое вообще замечалось в меровингском государстве и особенно резко проявилось в смутную эпоху последних королей этой династии, когда нередко графья являлись полновластными господами своих областей. Первые Каролинги старались ограничить власть графа, в особенности Карл Великий, при котором институт графов распространился по всей его громадной монархии; но попытки эти не привели к прочным результатам, и стремление передавать по наследству как должность графа, так и связанные с нею земельные владения (получившие с течением времени характер бенефиций) нашло себе завершение в постановлениях Карла Лысого,[14] которыми была утверждена наследственная передача графской должности и земель.

С развитием феодализма и с постепенным переходом верховных прав от государей к их вассалам, институт графов, постепенно — в государствах, образовавшихся из монархии Карла Великого, приобретал характер должности. Граф стал феодальным владельцем земель, так или иначе перешедших к нему и в совокупности своей называвшихся графством (причем такое графство имело уже мало общего с Gau, Comitatus Меровингской или Каролингской эпохи). В связи с таким изменением в положении графа, это название с течением времени стали получать как почетный титул некоторые феодальные владельцы, никогда не бывшие агентами государственной власти, и даже такие ли́ца, которые не имели положения феодальных владетелей-помещиков. Наименование «граф» стало мало-помалу почетным титулом, существующим почти во всех европейских государствах.

Учреждение, в значительной мере аналогичное франкскому институту графов, развивалось и в Англии под наименованием англ. shire-gerefa, или шерифа. Что касается титула англ. earl, то это название, близкое к англосаксонскому англ. eorl (усл. «человек высшего класса») и к слову англ. jarl, обозначавшему у датских норманнов одну из высших должностей, сменило в Англии под датским влиянием более старое название альдермана. Обозначая первоначально высшее должностное лицо в областном управлении, титул earl со времен норманнского завоевания получил несколько иное значение. Сохраняя это звание за некоторыми из прежних англосаксонских носителей его и раздавая его норманнским пришельцам, носившим на континенте титул графа, норманнские короли оставляли за earl’ами те почести и материальные выгоды, которые и ранее соединялись с этим званием, но старались отстранить их от выполнения функций местной администрации. Таким образом название англ. earl стало очень рано почетным титулом.

К началу XX века, — в Англии, графья составляют третий по достоинству разряд светских пэров; выше их стоят герцоги и маркизы, ниже — виконты и бароны.

Геральдические символы[править]

Гербы под коронами графского сословия
Герб Фредро (польск. Fredro) под графской короной.
Герб графского рода Анквич (польск. Ankwicz).

Обычай украшать шлем короной появился у рыцарей в XV веке. Шлемы с коронами носили во время турниров, особенно в Германии, где увенчанный короной шлем считался признаком дворянства.

Часто корона не является знаком королевского или княжеского достоинства, а выполняет чисто декоративную функцию. Эта геральдическая корона, или диадема, помещается на шлем в качестве нашлемника, поддерживает сам нашлемник вместо бурелета, или вместе с ним, располагаясь сверху.

В гербах графов и баронов короны помещаются не только на шлемах, но и на самих щитах — между щитом и шлемом. Если шлемов несколько, то короной венчается каждый из них.

Графская корона составляется из золотого венца с девятью остриями, увенчанными жемчужинами. Она ничем не отличалась от своего немецкого прототипа, в отличии от баронской, которая повторяла аналогичный знак достоинства, принятый во французской геральдике — высокий расширяющийся кверху золотой обруч, семь раз обвитый жемчужной нитью. И хотя один из вариантов баронской короны был схож с графской, в ней было только семь жемчужин, а не девять, как у графов.

Во втором походе, когда появились первые топфхельмы, рыцари, чтобы шлем не раскалялся от лучей солнца, стали покрывать его вершину куском материи, которая в походе и сражениях превращалась в причудливые лоскутья. В геральдике намёт получил изящный, узорчатый вид. Если щит герба увенчан шлемом, то последний почти всегда имеет намёт, состоящий из двух узорных украшений, обыкновенно в виде листьев, соединённых между собой и выходящих из-за шлема и вьющихся по боковым сторонам щита; если герб имеет щитодержателей, то намёт располагается лишь по верхней стороне щита. Цвета намёта соответствуют основным цветам герба.

Морфологические и синтаксические свойства[править]

Падеж   отвечает на   ед. мн.
Именительный    (кто/что?)  гра́ф   гра́фы 
Родительный    (кого/чего?)  гра́фа   гра́фов 
Дательный    (кому/чему?)  гра́фу   гра́фам 
Винительный    (кого/что?)  гра́фа   гра́фов 
Творительный    (кем/чем?)  гра́фом   гра́фами 
Предложный   (о ком/чём?)  гра́фе   гра́фах 
УДК 80

граф

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации формульных склонений).

Образует множественные омоформы с сущ. графа.


В просторечии[править]

Словарь Лопатина также указывает на разговорный вариант мн. числа этого слова.

Падеж   отвечает на   ед. мн.
Именительный    (кто/что?)  гра́ф   графья́ 
Родительный    (кого/чего?)  гра́фа   графьёв 
Дательный    (кому/чему?)  гра́фу   графья́м 
Винительный    (кого/что?)  гра́фа   графьёв 
Творительный    (кем/чем?)  гра́фом   графья́ми 
Предложный   (о ком/чём?)  гра́фе   графья́х 
УДК 80

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1c^ по классификации формульных склонений).

Морфемный анализ (или — разбор слова по составу) демонстрирует из каких минимально-значимых осознаваемых частей (морфем) состоит разбираемое слово: 


Языковые аналоги и вариации[править]

нем. Graf[править]

  • garafio, grafio, gerefa, greve;

франц. Comte[править]

англ. Earl[править]

Произношение[править]

Sound.png прослушать произношение слова 

См. также[править]

Примечания[править]

  1. а б в Фадей Булгарин «Россия в историческом, статистическом, географическом и литературном отношениях», Истории Ч.1, типография А. Плюшара, Санктперербург — 1837 г.
  2. Кроме того:
  3. а б Термин нем. Gau заимствован из германских диалектов, так как первоначально так именовались сельские общины древних жителей современных территорий Германии с примерной численностью в сотню человек
  4. Вайц
  5. а б Английское слово англ. pearl означает «жемчужина», что соответствует древнему и русскому в слове «перламутр» и «перлина» (укр.Ссылка на украинский язык не подразумевает признания его существования в качестве отдельного естественного языка. Она также может указывать на особенности фонетики и лексики малороссийских говоров или на украинский язык в качестве искусственного. перлина произносится — «перлына»)
  6. В 1843 году каменец-подольский губернский предводитель дворянства К. М. Пршедзецский был возведён в личное графское достоинство.
  7. «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона» — российская универсальная энциклопедия. Выпущена акционерным издательским обществом Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон (Санкт-Петербург, 1890—1907, 82 основных и 4 дополнительных тома; первые 8 томов под редакцией И. Е. Андреевского, остальные — под редакцией К. К. Арсеньева и Ф. Ф. Петрушевского). Первоначально задумывался как перевод нем. «Conversations-Lexicon».
  8. Фасмер М. «Этимологический словарь русского языка» (переод с немецкого) в 4-х томах, М., издательство «Прогресс» 1964—1973 гг.
  9. J. Grimm, W. Grimm. Deutsches Wörterbuch. Bd. VIII, Sp. 1698—1712.
  10. A. Dauzat, J. Dubois, H. Mitterand. Nouveau dictionnaire étymologique et historique. Libraire Larousse, Paris, 1964. Page 185.
  11. Международный фонетический алфавит демонстрирует подобное произношение, с плавающим окончанием на согласные «в/ф» -- как в разбираемом нами древнерусском слове «граф» — ед. graf и/или мн. grafɨ, в следующих словах и известных древних фамильных именах: Романов — ед. rʌˈmanəf и/или мн. rʌˈmanəvɨ (Romanoff), Александров — ед. ɐlʲɛkˈsɐn.drəf и мн. ɐlʲɛkˈsɐn.drəvɨ или ɐlʲɛksɐnˈdrоf и мн. ɐlʲɛksɐnˈdrоvɨ, кров — krof и т. д. При раздельном начертании и произношении соответствующих слов и букв, звучание их будет совершенно различно, однако — необходимо заметить, что раннее письмо было зачастую слитным.
  12. А. Н. Погребной-Александров, «Занимательная этимология, и/или… — эти мол, логические размышления»
  13. «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов», Юности честное зерцало, СПб., 1717 г.
  14. Киерсийский капитулярий 877 г.