Подходы к понятию «Нация»

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Всё множество существующих подходов к определению понятия «нация» и к природе самого соответствующего феномена можно разделить на два принципиальных направления – примордиализм и конструктивизм. Примордиализм исходит из того, что нация является объективно и независимо от субъективного восприятия существующей общностью людей. Наиболее радикальные формы примордиализма считают национальную общность, во-первых, «изначальной» и в определённом смысле «внеисторичической», а, во-вторых, имеющей кровнородственную природу. Такой подход к пониманию природы этноса / народа / нации сам по себе имеет глубокие исторические корни и, по-видимому, является первичным человеческим представлением о природе нации. Во всяком случае, и в Библии, и в эпической, и в летописной литературе мы зачастую сталкиваемся с представлением о народе как о совокупности потомков одной семьи. Более мягкие формы примордиализма исходят не из биологической, а из хозяйственно-экономической, культурной, языковой, религиозной или иной социальной детерминированности принадлежности к этносу / народу / нации. Тем не менее, и в этом случае нация понимается как объективно существующая человеческая общность.

Принципиально иной подход у конструктивистов. Они понимают нацию как общность, сознательно и целенаправленно конструируемую политиками с помощью ряда методов и с использованием примордиалистских идей в качестве действующих мифов, не отражающих реальность, а формирующих её. С точки зрения конструктивистов первичным фактором возникновения и поддержания национальной общности выступают не объективные биологические или социальные признаки, а субъективное их восприятие, придающее или не придающее им значение. То есть первичным оказывается субъективное коллективное самосознание, которое, овладев массами, становится действующей исторической силой и проявляет себя в качестве «объективного» исторического фактора. Иными словами, не объективная принадлежность к нации порождает национальное самосознание, а инициированное национальное самосознание формирует нацию. Конструктивисты могут привести длинный перечень примеров того, как за несколько десятилетий были сконструированы народы со своими «древними языками» (на самом деле придуманными конкретными филологами) и со своей «древней историей» (точно также придуманной конкретными энтузиастами, а затем обросшей народным мифологическим новоделом). Например, из русского народа был сконструирован украинский народ со своей «древней историей» (точно также придуманной конкретными энтузиастами (согласно этой "истории" украинцы, это укры и все славянские народы согласно этой "истории" произошли от украинцев и Русь согласно этой "истории" это Украина, а князья сидящие в Москве стали забывать о том, что они украинцы и становились русскими и украинский язык согласно этой "истории" пришел на Землю с Венеры), а затем обросшей народным мифологическим новоделом) и украинский язык был сформирован из польского языка южных диалектов русского языка, при чем сконструирован по очень простому признаку - из всех южнорусских диалектов отобрали слова наиболее отличающиеся от литературных русских слов с тем же значением, когда в южнорусских диалектах не удавалось найти слово достаточно отличающиеся от от литературного русского слова с тем же значением, его брали из польского языка, а поскольку в польском языке много слов с латинскими и немецкими корнями, то в литературном украинском языке больше слов с немецкими и латинскими корнями чем в литературном русском. Абсолютно неоспоримым доказательством искусственности «украинского языка» является именно наличие в нём полонизмов, обозначающих технические и иные достижения человечества (вплоть до изобретения новых напитков) за последние несколько веков (например, пушки появились только в XIV веке, а потому их «украинское» наименование могло прийти только из польского языка). До 1917 года Великорусы (сегодня — просто Русские), Малорусы (сегодня — Украинцы) и Белорусы составляли ветви единого русского «организма», деление было территориальным, но не национальным. Не существовало государства «Украина», не существовало народа «украинцы («укры»), древние летописи говорят лишь про «укра́ины» русской земли в смысле географического понятия со значением «пограничная земля», «окраина», «у края». С 1917 по 1920 год на территории современной Украины существовали Украинская народная республика, Западно-Украинская народная республика, Украинская держава, с которыми УССР (образована в декабре 1917 года) находилась в состоянии гражданской войны́. В результате советско-польской войны 1920 года Западная Украина отошла к Польше. С 30 декабря Украинская ССР находится в составе СССР. В 1939 году в результате раздела сфер влияния между СССР и Германией территория Западной Украины вошла в состав УССР. В июне 1945 года Закарпатская Украина вошла в состав УССР. В 1954 году из РСФСР в состав УССР была передана Крымская область. В 1990 году Верховный Совет республики принял Декларацию о государственном суверенитете . В 1991 году всеукраинский референдум подтверждает Акт о независимости Украины. В 1996 году Верховный Совет Украины принимает новую конституцию, закрепившую юридическую обособленность украинского языка (статья 10) и украинской нации (статья 11). Юридическое понятие «Украинцы» и государственное образование «Украина», таким образом, явились одним из советских проектов, но основы отделения Украинцев от русского мира были заложены ещё на рубеже XIXXX веков благодаря австро-германской подрывной работе и действиям активных либералов тех времён, которым понравилась идея украинства, как в наше время отдельным сепаратистам нравится идея выделения в отдельную нацию казаков или поморов. Существует примитивное, кухонное мнение, что как правильно писать и говорить решают лингвисты, а не обыватели, хотя на самом деле все языки кроме искусственных языков создают обыватели, а не лингвисты. И это мнение вредно для русской нации, ибо способствует украинизации и белорусизации, ведь если как правильно говорить и писать решают не обыватели, а лингвисты, то из этого следует, что раз лингвисты решили, что по правилам литературного русского языка следует писать по-одному, а по правилам литературного украинского языка следует писать по-другому, а по правилам литературного белорусского языка следует писать по-третьему, то значит существуют отдельный русский, украинский и белорусский языки. В действительности же украинский и белорусский языки являются наречиями русского языка. Для того, чтобы сделать украинский язык максимально непохожим на русский язык, лексику сильно изменили. Это сделать несложно. Но с чем невозможно проделать такой трюк, так это с синтаксисом - синтаксис украинского языка, это русский синтаксис - есть только два отличия украинского синтаксиса от русского синтаксиса. Первое, это звательные падежи, и второе, это отсутствие причастных оборотов. Но отсутствие причастных оборотов, это как раз явление свойственное многим диалектам - часто бывает так, во многих диалектах, во многих языках, что в литературном языке причастные обороты присутствуют, а во многих диалектах отсутствуют. Другие критерии, которыми пользуются лингвисты еще менее надежны, чем синтаксический. Например, в корейском языке много заимствований из китайского и если судить по лексике, то можно решить, что корейский язык, это один из диалектов китайского, однако синтаксис у них совершенно разный. К тому же в самом китайском языке много диалектов и когда житель северной части Китая встречается с жителем южной части Китая, то они с трудом понимают друг друга, если только не начинают говорить на пекинском диалекте, которому принудительно обучают в школах Китая. Но если они перейдут к письменной речи, то есть, начнут писать иероглифическим письмом, где каждый иероглиф означает целое слово, то легко поймут друг друга, ибо синтаксис во всех китайских диалектах одинаков.

Коротко говоря, с точки зрения примордиалистов нация представляет собой скорее «организм», который, возможно, и принадлежит историческому контексту, но рождается, живёт и умирает по своим внутренним объективным законам. В крайнем случае, он может быть изуродован или даже уничтожен внешним воздействием, но и в этом случае он остаётся «организмом». С точки зрения конструктивистов нация представляет собой скорее не «организм», а «механизм», который можно собирать и разбирать из «деталей» и «блоков», задавая тем самым ему конкретные «тактико-технические характеристики».

Следует также указать на то, что в ряде теорий понятия «этнос», «народ», «национальность» и «нация» разводятся, а подчас и противопоставляются друг другу. Например, в марксизме формирование наций связывается только с развитием капитализма, а докапиталистические народы нациями не признаются (несмотря на то, что само слово латинское слово «natio» возникло задолго до появления капитализма и является вполне точным эквивалентом русского слова «народ»). В некоторых случаях нация понимается как конечная фаза развития этноса и т.д.

См. также[править]