Христианская Церковь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Жизнь христианина
Христианский Портал
Latin Cross.svg

Христианин
Грех
Спасение · Покаяние
Благодать
Церковь
Водное Крещение
Церковный брак
Церковные взыскания

Христианские добродетели
Благочестие
Любовь · Милосердие
Смирение · Скромность
Искренность

Христианское богословие
Грехопадение
Искупительная жертва
Христианское богослужение
Второе пришествие
Диспенсационализм
Консерватизм · Либерализм


С внешней стороны Христианская Церковь (от греч. Κυριακη (οικια) — (дом) Господа) представляет собой тип религиозной организации, объединяющей последователей христианского течения на основе общих догматической и культовой систем.

Метафизика Церкви[править]

С внутренней стороны, однако, существование Христовой Церкви как некоторого ноуменального принципа не является всеобщей очевидностью; поэтому от христианина требуется вера в нее. Об этом прямо говорит Символ веры: «Верую... во ... Церковь».

Согласно определению православного архиепископа Илариона (Троицкого)

Aquote1.png Це́рковь есть общество верующих в Господа Иисуса Христа Сына Божия людей, возрожденных Им и Духом Святым, соединенных в любви и под непрекращающимся воздействием Св.Духа достигающих совершенства. [1] Aquote2.png

В работе «Христианство или Церковь?» (изд. 1912) архиепископ Иларион (Троицкий) категорически настаивает на неотъемлемой значимости института Церкви в христианстве: находящийся вне Церкви человек христианином быть не может, каким бы хорошим он ни был, и какие бы иллюзии на этот счет ни питал. Таким образом, Церковь рассматривается как важнейший институт христианства. Уже древний тезис свт. Киприана Карфагенского говорил о невозможности спасения верующих вне церкви (лат. Extra Ecclesiam nulla salus – вне церкви нет спасения).

Главой Церкви является Вторая Ипостась Пресвятой Троицы – Сын Божий, творящее Слово, богочеловек Иисус Христос (Кол.1:18). «Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15. 4-6).

Еще во время земной жизни Иисус Христос обещал: «Я создам Церковь Мою», см. Матф.16:18. Это обещание Иисус Христос высказал в беседе с учениками, после того, как Петр, будучи в Духе, назвал своего учителя Сыном Божиим. К этому моменту понятие о "церкви" (доме Божьем) ученикам Спасителя уже было знакомо, поскольку в книге пророка Захарии говорится: «Я обращаюсь к Иерусалиму с милосердием; в нем соорудится дом Мой, говорит Господь Саваоф. ... вот Муж, – имя Ему ОТРАСЛЬ, Он произрастет из Своего корня и создаст храм Господень (Церковь)» (Зах. 1, 16; 6, 12).

После Вознесения на небо Иисус Христос умолил Отца (Первую Ипостась Пресвятой Троицы) послать на землю лично Третью Ипостась Пресвятой Троицы – Святого Духа – для созидания Церкви. Поэтому день сошествия Духа на апостолов можно считать моментом рождения, началом воплощения на земле исторической Христовой Церкви. Первыми членами Церкви стали ближайшие ученики Христа: апостолы, жены-мироносицы и Его мать Мария. Уникальную роль в дальнейшем формировании Церкви сыграл "заочный" ученик воскресшего Иисуса апостол Павел. В частности, благодаря деятельности апостола Павла церковь выходит из своих иудейских рамок и превращается в межнациональный религиозный институт значительного масштаба.

Мистически Церковь представляет собой, прежде всего, Тело Христово. И с точки зрения ноуменальной – это гораздо более точная характеристика существа Церкви, чем, например, данная через понятие "общество".

Прежде всего, важна органичность строения Церкви, подобная той, какую мы находим, скажем, в теле человеческом. В этом смысле Церковь оказывается богочеловеческим организмом. В словах Своей первосвященнической молитвы Христос говорит: «Отче Святый! Соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. ... молю ... о верующих в Меня по слову их, да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17, 11, 20–21).

Церковь есть пространство особого опыта новой жизни – жизни божественной, к которой члены Церкви, соединенные сверхъестественным действием благодати в союз любви, приобщаются в таинствах. Ничто нечистое (см. Откр. 21, 27) не может войти в это сообщество, поэтому непременным условием вхождения в Церковь является таинство крещения во оставление грехов. «... кто во Христе – тот новая тварь» (2 Кор. 5, 17). Таинство миропомазания (на практике сейчас соединяемое с таинством крещения) вводит будущего члена Церкви, омытого от грехов (в том числе и от первородного греха) в царство Святого Духа, и тем самым в царство Пресвятой Троицы.

К существенным свойствам Церкви относятся ее единство, святость, соборность и апостольство.

Своими грехами член церковной организации, формально оставаясь в ней, может отпадать от единства Церкви. Восстановление утраченной связи с полнотой Церкви он может обрести вновь в таинстве покаяния.

  • Метафизический подход к вопросу о Церкви весьма отличен от подхода внешнего. Так, ноуменально Церковь едина, однако внешний взгляд на нее как на человеческую организацию этого не обнаруживает: мы находим большое количество конфессий и самостоятельных церковных образований, не имеющих между собой общения в таинствах. Опять же, если с сакральной точки зрения Церковь управляется Спасителем, то как организация христианская церковь вообще не имеет в настоящее время единого органа управления, а находящиеся в ней конфессии управляются Папой Римским (как наместником Христа на земле), патриархами и церковными соборами, и всё это сопровождается довольно сложными процедурами, учитывающими канон.
  • Некоторые считают, что свойство соборности является лишь не совсем удачным переводом на русский язык свойства кафоличности Церкви. Но эта точка зрения недооценивает глубину проникновения русских святых, включая переводчиков, в тайну Церкви Христовой. Ведь термин "соборность" предполагает универсальность менее плоскую, чем та, которая дается термином "вселенский" (кафоличность – это вообще не по-русски, чистая калька). Если некоторые представители русской философской школы, предположим, как-то неудачно произвели в этом термине семантические смещения, то это еще не говорит о его неуместности в русском варианте учения о Церкви.
  • С точки зрения сущностной встает очень важный и сложный вопрос о границах Церкви. Скажем, можно ли считать церковными людьми Моисея, или царя Давида, которые жили задолго до Рождества Христова? Согласно буквальному пониманию границ Церкви, этого делать нельзя. Однако такой вывод противоречит реальной церковной рецепции, включающей боговидца Моисея и праведного царя Давида в свои святцы.
  • Не менее сложные вопросы возникают в связи с принадлежностью верующих различным христианским конфессиям. Так, упомянутый выше православный архиепископ Иларион (Троицкий) считал всех католиков находящимися вне Церкви, о чем свидетельствует, например, название его работы «Покаяние в Церкви и покаяние в католичестве» (изд. 1913). Но вряд ли Папа Римский смог бы согласиться с таким суждением этого православного святого.
  • Другую недостаточно освещенную проблему можно сформулировать следующим образом. Рассмотрим совокупность всех людей доброй воли, когда-либо живших на земле; составляют ли они некоторую реальную общность? Подобный же вопрос можно сформулировать относительно всех людей, когда-либо знавших истинного Бога, о котором говорят положительные религии иудаизма, христианства и ислама. Как соотносятся эти предполагаемые общества душ с Христовой Церковью?


Таким образом, термин раскрывает два аспекта существования церкви:


История христианских церквей[править]

Церковная организация христианства начала складываться в IIIIV веках нашей эры, когда в христианских общинах произошёл переход от выборности глав общин к их назначению (рукоположению, хиротонии). Хиротония первоначально была средством борьбы с еретическими отклонениями и расколами христианских общин, однако с концентрацией общинных имущества и финансов в руках главы общины стала средством организационной и финансовой консолидации разрознённых общин и с оформлением института епископата привела к возникновению централизованной церковной организации, сохранившейся до наших дней.

Дальнейше расхождения в догматике, закреплявшиеся в различных регионах и получавших своё выражение в организационном обособлении церковных организаций (схизмы), привели к выделению из раннехристианских течений и обособлению отдельных иерархических организаций — церквей. Такое обособление зачастую имело как политические причины, — светские власти использовали влияние новых церквей для усиления своих позиций в своих владениях (англиканство, переход к автокефальности церквей в бывших провинциях Византии), — так и причины экономические (одним из лозунгов Реформации было требование «дешёвой» церкви).

Крупнейшими христианскими церквями в настоящее время являются:

Отношения властей церковных и светских[править]

Поскольку церковь в течение всего своего существования претендовала на власть над принадлежащими к ней мирянами (и чаще всего такой властью обладала), то вопрос отношения церкви и клира со светскими властями и государством являлся причиной множества споров и, зачастую, войн.

На протяжении средневековья существовало два основных типа отношений между церковью и светскими властями:

  • Цезарепапизм, существовавший в Византии, при котором глава светской власти — император — фактически являлся и главой церкви (папой): он назначал главу церкви — константинопольского патриарха; императоры зачастую вмешивались в догматические споры, регулируя догматику и обрядовость эдиктами и законами. Такое положение возникло в Восточной Римской Империи со времён первых вселенских соборов (начиная с борьбы с арианством), в ходе которых церковные деятели апеллировали к императорам при решении догматических, обрядовых и церковных вопросов. Окончательно такое положение было закреплено в кодексе и новеллах императора Юстиниана, однако ему же принадлежит высказывание «источником всех богатств церкви является щедрость императора».
  • Примат духовной власти над светской, то есть примат церкви, начавший оформляться на территориях Западной Римской Империи после её распада. Впервые эта идея была сформулирована гиппонийским епископом Аврелием Августином в его труде «О граде божием» (лат. «De civitate Dei»): основной идеей этого труда, написанного вскоре после захвата готами Рима и под впечатлением от этого события, является замена государственного единства Римской империи духовным единством под главенством церкви, окончательно этот тезис оформился в письме папы Геласия I императору Анастасию I, получившем название по своему началу «Duo Sunt». В этом письме папа уже прямо указал, что существуют две власти: светская и духовная, и власть последней — весомее.

Эти два типа отношений нашли своё юридическое оформление в двух формах т. н. симфонии и конкордата: первая была впервые сформулированв в VI веке в VI новелле Юстиниана, первое упоминание о последнем относится к XII веку (Вормсский конкордат).

Взаимошение светских и духовных властей в России также претерпевало изменения на протяжение истории. К началу XVIII века сложилась система патриаршего управления, которая была упразднена Петром I и заменена Святейшим Синодом, подчинявшемся непосредственно государю. В Уложение о наказаниях была внесена статья об уголовном наказании за отход от православия, отменённая только в 1905 году [1]. Впоследствии, уже в Советском Союзе, церковь была отделена от государства и подвергалась гонениям.

В настоящее время в конституциях большинства стран декларируется следование принципу свободы совести и отделения церкви от государства, однако существуют и страны с официальной государственной религией (ряд арабских стран), и страны, заключившие конкордат с католической церковью (Польша, конкордат ратифицирован парламентом в 1998 г.).

Примечания[править]

  1. Свт. Иларион (Троицкий). Очерки из Истории догмата о Церкви, стр. 10-11

См. также[править]

Ссылки[править]