Claire de Lune:Организаторы злодеяния: Ленин

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Организаторы злодеяния: Ленин»)
Перейти к: навигация, поиск
Claire de Lune:Чёрная месса революции

Данная статья является продолжением темы: Чёрная месса революции.

Начало: Екатеринбургская Голгофа.

Организаторы злодеяния: Ленин[править]

Обычно ответ на вопрос, кто убил Царскую Семью, звучит одинаково: большевики. Но такой ответ не может удовлетворить.

Большевики не были однородным явлением.

Условно руководство Российской Социал-демократической партии (большевиков) делилось на «заграничное», в основном находившееся заграницей, и «российское», в основном территорию России не покидавшее. К первым относились Ленин, Зиновьев, Раковский, Сафаров, Шляпников, Радек, Иоффе, Мануильский, ко вторым — Сталин, Дзержинский, Каменев, Калинин и другие. Особняком среди этих людей стояли Свердлов и Троцкий. Как первый, так и второй примкнули к большевизму непосредственно перед Октябрьским переворотом.

Некоторые исследователи, деля большевиков на вышеуказанные две группы, считают «заграничных» сторонниками мировой революции, для которых Россия была лишь плацдармом для ее осуществления, а «российских» — сторонниками «построения социализма в одной взятой стране». Однако такое деление весьма условно, ибо среди «российских» большевиков был Свердлов, один из самых главных представителей интересов заграничной закулисы, а среди «заграничных» —- Ленин, который в конце концов и стал идеологом построения социализма в России.

Не вызывает никаких сомнений, что большевики не представляли собой однородную силу. Ясно, что цели, планы и политическое видение Сталина или Шляпникова отличались от целей, планов и политического виденья Свердлова или Троцкого. Понятно, что и силы, стоящие за большевиками, были не всегда одинаковыми. Кроме того, многие большевистские лидеры обладали собственными амбициями и стремлениями, которые также порой входили в противоречие с амбициями и стремлениями их товарищей по партии.

Известно, сколь разными были позиции членов большевистской верхушки по поводу многих политических вопросов внешней и внутренней политики: по Брестскому миру, по продразверстке и продналогу, по устройству будущего СССР, по вопросам НЭПа. Наконец, по стратегическим вопросам развития страны в 30-е годы. Также известно, сколь важное значение играло в большевистской политике влияние заграничных закулисных сил.

Учитывая это, можно задать следующие вопросы.
1. Всё ли большевистское руководство было причастно к организации убийства Царской Семьи?
2. Если не всё, то кто именно был причастен к этому злодеянию?

Ленин[править]

Вопрос о причастности к убийству Царской Семьи Владимира Ильича Ульянова (Ленина) стал рассматриваться в отечественной историографии лишь недавно. В советское время, когда Ленин был превращен в сказочный лубок и лже-икону. Говорить всерьез об изучении жизни Ленина вообще, а тем более об его участии в гибели Царской Семьи не приходилось. Весь советский период в весьма малочисленной литературе, посвященной убийству Царской Семьи, безраздельно господствовала легенда Свердлова образца 1918 года о «своевольных уральцах». В таких условиях вопрос о причастности Ленина к убийству Царской Семьи отпадал сам собой.

После распада СССР картина, хотя не сразу и постепенно, но изменилась с точностью до наоборот. Уже считается само собой разумеющимся утверждение, что «Ленин и большевики приказали убить Царскую Семью».

Из поздних исторических работ наиболее безапелляционно это убеждение проводится в книге И.Ф. Плотникова «Гибель Царской Семьи». Плотников всеми силами стремится доказать ведущую роль Ленина в организации Екатеринбургского злодеяния.

В доказательство своих мыслей Плотников приводит множество кровожадных ленинских высказываний, из которых следует, что он, Ленин, планировал «отрубить головы пи меньше мере сотне Романовых» чуть ли не с детства. В результате личность Ленина у Плотникова демонпзируется, становится единственно решающей фигурой на советском политическом Олимпе. Все остальные — Свердлов, Троцкий —- отходят на второй план, становятся лишь исполнителями ленинской воли. Такая постановка вопроса так же не соответствует истине, как и советский лубок «о самом человечном человеке».

Не менее «убедительными» являются сведения из воспоминаний сына Л.П. Берии Серго, который пишет:

«Николай II и его Семья были расстреляны. Инициатором расстрела был Владимир Ильич Ленин. Свердлов? Он то,же настаивал на расстреле, хотя никакой опасности, что Царскую Семью захватят, не было. Все это придумано уже было потом. Я говорю лишь то, что узнал от своего отца. Отец, в свою очередь, рассказал мне со слов Сталина. Ленин, повторяю, настоял на расстреле. Вот вам еще одно подтверждение причастности Ленина к гибели Царской Семьи!»

Но все же непонятно, в чем заключается это «подтверждение»? В словах Сталина, переданных Берии, который в свою очередь, передал их сыну? Однако представляется весьма странным, чтобы Сталин этак запросто делился с Берия, с которым он никогда не был близок, их отношения строились по принципу начальник — подчиненный. К тому же Сталин сам не владел этой информацией в достаточной степени (об этом - позже).

Вообще доверять воспоминаниям Серго Берия следует с большой осторожностью, так как в них полным полно вся кого рода небылиц и неточностей. Чего стоят повествования С. Берия о «выжившей» великой княжне Анастасии Николаевне, которая содержалась большевиками в психиатрической лечебнице и которую такие же «высоко поставленные» больные поздравляли с «тезоименитством» и в присутствии медперсонала целовали руки! Совершенно очевидно, что Серго Берия не владеет темой убийства Царской Семьи - в его книге есть совершенно нелепые ошибки, когда он, приводя слова Юровского «в шесть часов увезли мальчика, что очень обеспокоило Романовых», принимает этого мальчика, на самом деле — поваренка Л. Седнева, за Наследника Цесаревича и на этом основании строит гипотезы о его «спасении». Такие вот имеются огрехи, несмотря на то, что в 1945 году отец Серго - Л.П. Берия - по приказу Сталина занимался расследованием Цареубийства.

Итак, давайте попробуем разобраться с вопросом причастности Ленина к Цареубийству.

Проведя большую часть жизни заграницей и вернувшись в Россию лишь после Февральского переворота, Ленин не знал всех тонкостей российской политической обстановки, как не был он осведомлен о реальной расстановке сил в собственной партии. Со многими из ее «российских» руководителей, как, например, со Свердловым, он виделся впервые. При этом надо помнить, что «российские» большевики считали победителями в первую очередь себя, а не своих «заграничных» товарищей. Ведь это они, «российские» большевики, шли на каторгу и в ссылку, пока «заграничные» поводили время на уютном и комфортном Западе. Поэтому оголтелое устремление Ленина на новую революцию и нежелание его прислушиваться к чьему-либо мнению вызывало недовольство среди части «российского» партийного руководства.

Между тем у Ленина были свои разногласия и с другой «заграничной» частью большевиков, особенно с Троцким. С последним Ленин вообще находился в натянутых отношениях. Хотя этих двоих вождей революции сблизили большие суммы еврейских денег, которые привез с собой Троцкий, это объединение было возможно только на время организации и осуществления октябрьского переворота. Но уже сразу после него проявились коренные различия между Лениным и сторонниками Троцкого. Ленину с большим трудом удалось отстоять необходимость заключения «похабного» мира с Германией. При этом большая часть партийных противников этого мира исходила вовсе не из патриотических соображений и не из того, что огромные территории отторгаются от России. Мир с «империалистической» Германией мешал делу «мировой революции», отодвигал «освободительный» поход в Германию! Часто позицию Троцкого «ни мира, ни войны, а армию распустить» считают признаком его авантюризма. Но на самом деле, если учесть тесную связь Троцкого с международным масонством и американо-еврейскими финансистами, то можно себе представить, что троцкистские планы имели определенные шансы на успех. Троцкий вполне мог надеяться, что большевистская революция распространится на Германию, где имелись схожие с большевиками революционные силы. Но в данном случае в Ленине сказался больше расчетливый политик, чем революционный стратег. Революционная война с немцами не давала ему никаких преимуществ, так как, во-первых, он сильно зависел от кайзеровского правительства, а во-вторых, сам уже не очень верил в возможность мировой революции в настоящих условиях. Для Ленина гораздо большей реальностью, чем германская революция, были германские штыки. При этом Ленин понимал, что в случае неудачи Троцкий вернется туда, откуда он приехал, то есть в США, а вот Ленину деваться было некуда: его ожидала политическая и, вполне вероятно, физическая смерть.

В общем, идя на Брестский мир, он отказывался от попытки разжечь пожар мировой революции в пользу сохранения большевистской власти в России, что ставило его в оппозицию сначала к Троцкому и его сторонникам, а затем и к его заграничным покровителям. Таким образом, спор по Брестскому миру внес очередной разлад в руководство большевистской партии, в котором причудливо сплелись интересы самых разных политических и экономических сил и группировок. Ленин, безусловно, должен был их учитывать, точно так же, как должен он был учитывать интересы и немцев, и масонов, и американских евреев, и русских сектантов-раскольников.

Но более всего он зависел от немцев. После прихода большевиков к власти и заключения Брестского мира влияние Германии в Советской России чрезвычайно усилилось. К июлю 1918 года ежемесячные расходы немцев на пропаганду в России то есть, читай, на пропаганду большевизма, уже достигли 3 миллионов марок. Одновременно и Ленин неизменно выполнял практически все германские требования. Через «Дейчебанк» Мендельсона большевиками в Германию было отправлено в счет репараций 2, 5 млрд. золотых рублей по курсу 1913 года, вывезено 2 млн. пудов сахара. 9132 вагона хлеба, 2 млн. пудов льноволокна, 1218 вагонов мяса, 294 вагона пушнины.

Ленин делал все, чтобы расположить к себе германское правительство. И немцы выделяют его из общего числа большевистских руководителей. 16 мая 1918 года у Ленина состоялась встреча с германским послом Мирбахом, отчет о которой тот направил в Берлин. Но Ленин пытался заручиться поддержкой не только Германии. Еще 5 марта 1918 года он встречался с резидентом американской разведки Р. Робинсом и вел с ним переговоры о поддержке советского правительства со стороны США и Антанты.

Вопрос: мог ли Ленин в таких условиях быть полностью независимой фигурой, наделенной всей полнотой власти? Ответ очевиден: нет. Уже потом, после падения кайзеровского режима, в ходе победы в Гражданской войне, когда авторитет его в обществе и народе стал весомым, Ленин сумел сосредоточить в своих руках большую власть, но до конца своих дней Ленин не был полновластным властителем государства, никогда не был единодержавным правителем. Что же касается лета 1918 года, когда решалась судьба Царской Семьи - между Лениным и частью большевистского руководства существовали существенные разногласия.

Плотников утверждает, что Ленин всячески препятствовал переводу Царя в столицу "на суд". Однако, из документов следует, что Ленин был против перевода Царя в одну из столиц лишь до марта 1918 года. Это было весьма опасное время для большевиков. Немецкие войска нависли над Петроградом, грозя в любой момент захватить его. Доставленный в столицу Император мог оказаться в их руках. Это совершенно не было нужно большевикам, но это так же было не нужно в тот момент и немцам. До весны 1918 года немцы были против возвращения Государя в большую политику и были даже против восстановления монархии в России. Появление Императора Николая II в центре Петрограда или Москвы, да еще шумный процесс над Царем, который выявит бы полную несостоятельность революционеров хоть в чем-то обвинить его, грозили крахом не только большевистскому престижу, но и утрачиванию немцами контроля за ситуацией в России. Поэтому и в данном случае Ленин как раз действовал, исходя из германских интересов.

Однако в марте 1918 года позиция немцев меняется. Из Берлина приходит приказ перевезти Императора в Москву. О причинах этой германской инициативы уже говорилось ранее. Она была вызвана не стремлением восстановить Императора Николая II на престоле и не желанием, чтобы он поставил свою подпись под Брест-Литовским договором, а необходимостью взять под контроль ситуацию вокруг Царской Семьи, не дать ею воспользоваться своим противникам как внутри России, так и за ее пределами. Свердлов, на словах выполняя приказ Мирбаха о перевозе Царя в Москву, делал все от него зависящее, чтобы задержать Царя в Екатеринбурге. Резонно возникает вопрос: а знал ли Ленин об этой игре Свердлова?

Плотников ссылается на коварство Ленина:

«Полностью уяснить роль Ленина гораздо сложнее, ибо он прилагал максимум усилий к тому, что бы не оставить следов для истории».

Однако непонятно, почему Ленин скрывал свои «следы для истории», а Свердлов — нет? Разве Свердлов был такой наивный человек, чтобы становиться ради Ленина «козлом отпущения»? Плотников своеобразно объясняет это: дескать, Свердлов, которого даже близкие друзья звали «Яшка-Хулиган», с радостью «взял на себя роль основного прикрытия волевых действий Ленина но уничтожению екатеринбургскими большевиками Семьи Романовых».

Последнее утверждение настолько нелепо и настолько не соответствует истине, что не требует комментариев. Такое представление о Свердлове демонстрирует полное незнание или сознательное искажение личности Свердлова, его истинного положения в структуре большевистской власти.

Известно, что когда Свердлов выстраивал свою сложную игру с «самоуправством самостоятельных уральцев», Ленин два часа о чем-то разговаривал с Екатеринбургом, сначала один, а потом — со Свердловым. В РЦХИДНИ хранится телеграфная лента, где зафиксированы переговоры членов Екатеринбургского областного совета с Совнаркомом по пути следования поезда с Императором Николаем II. Любопытно, что уральцы, обращаясь в СНК, жалуются на позицию Сверятова. Это очень важное сведение: значит, определенные силы в Екатеринбурге были недовольны Свердловым и жаловались на него Ленину!

Исходя из этого, вполне можно предположить, что для Ленина была неожиданностью складывающаяся ситуация вокруг перевоза Царя, и он пытался выяснить подробности у уральцев сам, а потом привлек к разговору Свердлова.

Во всяком случае, Ленин воспринял задержание Царя в Екатеринбурге как данность, перед которой его поставил Свердлов. Существует протокол заседания Совета Народных Комиссаров, под председательством Ленина от 2 мая 1918 года. В нем говорится:

«Слушали: Внеочередное сообщение Свердлова. Постановили: Дать в печать следующее сообщение Свердлова: ...»

Это постановление важно тем, что в его написании и в его публикации главную роль играет Свердлов, а не Ленин.

Прибыв в Москву, Мирбах занял, видимо, довольно твердую позицию по отношению к перевозу Царской Семьи в Москву и во всяком случае к обеспечению ее безопасности. По словам Нейдгарта, Мирбах его заверил, что он не только потребовал от большевиков не предпринимать в отношении неё никаких насильственных действий, но и «сопроводил требование угрозой».

Рицлер показывал следователю Соколову в 1921 году в Берлине «ряд документов на немецком языке, из содержаний которых видно: 1) что между Кюлъманом и Рицлером, с одной стороны, Чичериным и Иоффе и иногда Радеком, с другой, велись переговоры причем германское правительство настаиваю на ограждении жизни Царской Семьи; 2) что эти переговоры велись в июне и июле месяцах 1918 года».

Одновременно с этими переговорами, по всей вероятности, большевики начинают следующий этап дезинформации немцев. По характеру эта дезинформация очень напоминает стиль Свердлова. Теперь ее главная цель была уверить немцев в том, что Государь будет вывезен из Екатеринбурга на территорию, подконтрольную немцам. Большевики распускают в прессе слухи, что Царь вот-вот должен появиться в Москве, где над ним будет совершен «суд», а вероятнее всего никакого суда вообще не будет, а Царскую Семью вышлют заграницу. То есть именно то, что говорил Яковлев в Тобольске. Следует целый ряд газетных публикаций на эту тему.

Эти слухи должны были успокоить немцев. Но одновременно им же было сообщено, что в целях спасения Императора неоднократно будет пускаться слух об его убийстве, но этому слуху верить не надо. И действительно - слухи о готовящемся убийстве Государя появляются один за другим. Газету пестрят лживыми сообщениями, многие из которых потом будут слово в слово повторены большевиками в качестве объяснения произошедшего в Екатеринбурге...

Скорее всего Свердлову удалось ввести немцев в заблуждение и в этом вопросе. Вот что сообщал по этому поводу князь А.Н. Долгоруков со ссылкой не некоего Альвенслебена — бывшего дипломатического чиновника германского министерства иностранных дел.

«Альвенслебен в разговоре с нами уверял нас, что нам следует вполне положиться на них, немцев, определенно давая нам понять, что император Вильгельм желает спасти Государя и что меры которые он предлагает, необходимы именно в целях его спасти. Во время этого разговора Альвенслебен предупредил нас, что между 16 и 20 июля (по новому стилю) распространится слух или известие од убийстве Государя; что слух этот или известие, не доллсен будет нас беспокоить: как и слух, имевший место в июне, он будет ложный, но что он необходим в каких-то целях именно Его спасения. В то же время он просил нас держать разговор с ним в секрете, делая нарушено вид, что мы верим известию о смерти Государя» (см. Россiйский Архивъ. с 269).

Этот разговор весьма примечателен. Он проходил 5-6 июля, то есть накануне или даже в самый день убийства в Москве германского посла графа Мирбаха. Убийство было крайне опасным для правительства Ленина, так как немцы немедленно потребовали ввести в Москву свой батальон для охраны посольства, что на деле могло означать свержение советской власти. 15 июля 1918 года, то есть за два дня до убийства Царской Семьи, Ленин обращается ко всем рабочим, крестьянам и солдатам Красной Армии. Это воззвание было одобрено и подписано также Свердловым. В нем большевики в самых решительных гонах отказывают немцам в праве введения в Москву германских солдат и угрожают началом тотальной войны с немцами. До убийства Царской Семьи оставалось два дня.

Официально Мирбаха убил левый эсер Я. Блюмкин. Однако за этот крайне опасный для большевиков поступок он не только не был никак наказан, но впоследствии принят в большевистскую партию и направлялся на особо секретные партийные задания. Скорее всего убийство Мирбаха было непосредственно связано с подготовкой убийства Царской Семьи. Вероятно, требование Мирбаха о переводе Государя в Москву стало категоричным, и большевикам нужно было немедленно что-то делать. Скорее всего ими для немцев была состряпана ложь о перевозе Царя опять в Москву с вариантом новых «самостоятельных» местных властей. Одновременно они, видимо, заранее ввели немцев в заблуждение, открыв им дату убийства Царя, но под таким видом, чтобы они не поверили в это убийство и не предприняли никаких враждебных большевикам демаршей. Все это совершенно укладывается в общую схему свердловской тактики.

Но что примечательно, так это позиция в этом вопросе Ленина - слухи об убийстве Царя его чрезвычайно беспокоили.

Генерал М.К. Дитерихс в своей книге (см. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале: в 2 т. М., Скифы. 1991) упоминает следующие факты: начиная с 20 июня в течение минимум недели Москва, в лице Бонч-Бруевича и Старка, шлет телеграмму за телеграммой с просьбой подтвердить или опровергнуть сведения о гибели Государя, а Екатеринбург — молчит! Наконец Ленин посылает в Ипатьевский дом командующего Берзина, чтобы он лично сообщил ему правдивые данные. В материалах Соколовского следствия имеется следующая «Сводка сведений на Царскую Семью»:

«Почтово-телеграфные чиновники штаба Северо-Урало-Сибирского фронта в бытность большевиков, коим командовал Берзин, кои сейчас состоят на службе в почтово-теграфной конторе города Екатеринбурга, Сибирев, Бородин и Ленковский, могут засвидетельствовать разговор по прямому проводу Ленина . Берзиным, в котором первый приказывал Берзину взять под свою охрану всю Царскую Семью и не допустить каких бы то ни было насилии над ней, отвечая в данном случае своей (т. е. Берзина) собственной жизнью». (см. Гибель Царской Семьи. Материалы следствия. с 240).

Вот ответ Берзина:

"Три адреса. Москва, Совнаркому, Наром. Воен., бюро печати, ЦИК. Мною полученных Московских газет отпечатано сообщение об убийстве Николая Романова на каком-то разъезде от Екатеринбурга красноармейцами. Официально сообщаю, что 21 июня мною с участниками членов В. военной инспекции и военного комиссара Ур. Военного округа и члена всеросс. след. Комиссии был произведен осмотр помещений как содержится Николай Романов с семьей и проверке караула и охраны. Все члены семьи и сам Николай жив и все сведения об его убийстве и т.д. провокация. 27 июня 1918 года 0 часов 5 минут. Главнокомандующий Североуралосибирским фронтом Берзин".

Кстати, о посещении Берзина есть запись в дневнике Государя.

При этом, как верно замечает Дитерихс, Свердлов не проявляет никакой заинтересованности в этом вопросе!

Не является ли все это доказательством того, что между Свердловым и Лениным шла тайная борьба и что Ленин находился в определенной информационной блокаде?

Не менее поразительным и загадочным является планомерное истребление на Урале родственников Ленина, проводимое местным ЧК.

3 январе 1918 года в Верхотурье был арестован двоюродный брат Ленина кадет В.А. Ардашев. Он был доставлен в Екатеринбург, где был опрошен лично Я. Юровским. После долго допроса Виктор Ардашев был отправлен в поселок Верх-Исетский завод, но по дороге туда был расстрелян якобы при попытке к бегству. (см. Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины. Семейные тайны. СПб.: Издательский дом "Нева", 2004). По факту убийства Ардашева Голощекиным была назначена проверка, которая, как и следовало ожидать, закончилась ничем. При этом из следственного дела пропал пропал протокол допроса конвоира, застрелившего Ардашева. Ленин ничего не знал ни об аресте В.А. Ардашева, ни о его расстреле. И.Ф. Плотников пишнт, что накануне трагической смерти В.А. Ардашева к Ленину в Петроград приехал его родной брат, А.А. Ардашев. Прощаясь с ним, Ленин просил передать Виктору Ардашеву привет, не предполагая, что того нет уже в живых. (см. Плотников И.Ф. Двоюродные братья В.И. Ленина (Ульянова) Ардашевы и родословная. Екатеринбург: Банк культурной информации, 2005).

В июне 1918 года в Екатеринбурге был арестован двоюродный племянник Ленина Г.А. Ардашев, командир красногвардейского эскадрона. Ему была вменена в вину измена революции, и он был немедленно расстрелян.

Спустя три недели, в самом преддверии убийства Царской Семьи, приказу опять-таки Юровского был арестован отец расстрелянного А. Ардашева, другой двоюродный брат Ленина А.А. Ардашев со всей семьей, включая малолетних детей. Их участь была решена Юровским в том же смысле, что и судьба предыдущих Ардашевых, но кто-то из Екатеринбурга сообщил Ленину об этом аресте. Ленин немедленно посылает в Екатеринбург телеграмму:

«Прошу расследовать и сообщить мне причины обыска и ареста Ардашевых, особенно детей в Перми. Предсовнаркома, Ленин».

Лишь чудом Ленину удалось вырвать семью Ардашевых из лап Юровского. Убийства родственников Ленина проводились теми же людьми, которые убили Царскую Семью. Это были люди Свердлова. Они действовали явно вопреки Ленину и втайне от Ленина. Заметим, что Ленин лишь чудом узнал о готовящемся убийстве всей семьи его двоюродного брата!

Есть ещё одно свидетельство о прозиции Ленина. 10 июня 1921 года следователь Соколов провёл беседу с Бартельсом, который был в июле 1918 года консулом в Москве.

«...Ему, Бартельсу, положительно известно, что Лениным было собрано специальное заседание "комиссаров", в котором большинство комиссаров примкнуло к точке зрения Ленина о возможности освобождения Государя Императора и Его Семьи. Такому решению большинства воспротивилась другая партия во главе со Свердловым, причем Бартельс, называя ее, употребил выражение: "еврейская" партия. Г. Бартельсу известно, что после того, как состоялось решение комиссаров, враждебная этому решению партия тайно отправила своих людей в Екатеринбург, и там произошло убийство Царя и Его Семьи».

Не менее интересной является телеграмма, посланная из Екатеринбурга на имя Ленина и Свердлова и полученная 17 июля 1918 года в 01 час 30 минут ночи, почему-то через Петроград, от Зиновьева. Телеграмма эта гласила:

«Из Петрограда. Смольного. В Москву, Кремль, Свердлову, копия Ленину. Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее: сообщите [в] Москву, что условленного с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпит отлагательства. Ждать не можем. Если ваши мнения противоположны (выделено в телеграмме - Прим. автора) сейчас же вне всякой очереди сообщить. Голощекин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с Екатеринбургом. Зиновьев».

Эту телеграмму часто приводят в качестве доказательства прямого санкционирования Лениным убийства Царской Семьи. Однако представляется, что смысл этой телеграммы был двоякий: скорее всего, Ленин и Свердлов поняли из нее разное. Смысл телеграммы для Ленина должен был читаться следующим образом: не затягивайте с принятием решения по организации в Москве суда, то есть немедленно решайте вывозить Царскую Семью из Екатеринбурга или — нет. В то же время Свердлов должен был прочитать из этой телеграммы: все готово для убийства.

Интересно, что если на своём заседании ВЦИК "решение" Уральского Совета (о расстреле Царской Семьи) одобрил, то Совнарком - только "принял к сведению". Это ещё одно косвенное подтверждение страха и сомнений Ленина в целесообразности истребления Царской Семьи.

Таким образом, напрашивается вывод: не Ленин играл в организации убийства Царской Семьи решающую и главенствующую роль. Наоборот, он до последнего стремился выполнить возложенные на него германскими правящими кругами поручение вывезти Царскую Семью из Екатеринбурга. Но для подлинных организаторов Екатеринбургского злодеяния было очень выгодно свалить всю ответственность на Ленина.

Во-первых, Ленин считался "русским", а значит, нити, ведущие к зарубежным организаторам, скрывались в тени. Во-вторых, роль таких изуверов, как Свердлов и Троцкий сводилась как бы к второстепенной, малозначительной роли "Яшки-хулигана" и "Пламенного Льва", слепо выполнявших приказы "всесильного" вождя мировой революции.

Также напрашивается вывод, что истребление на Урале родственников Ленина, убийство Мирбаха, цареубийство, мятеж левых эсеров и покушение на Ленина - стоят в одной цепочке и подготавливались и осуществлялись одной и той же силой.

Итак, в июле-августе 1918 года, резче, чем когда-либо, проступила угроза личной власти Ленина. На политическом горизонте вырисовывалась фигура нового партийного руководителя: не оратора и идеолога, каким был Троцкий, и не авторитетного вождя, кем был Ленин; а незаметного партаппаратчика, функционера, известного лишь в узких кругах партии - фигура Свердлова.


Продолжение темы: Организаторы злодеяния: Свердлов