Claire de Lune:Двуликий Янус «русской» революции

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Claire de Lune:Чёрная месса революции

Данная статья является продолжением темы: Чёрная месса революции.

Начало: Маленькое замечание.

Двуликий Янус «русской» революции[править]

В исторической традиции XX века принято разделять февральскую и октябрьскую революции, противопоставлять Керенского Ленину, а Временное правительство — большевикам. Советская официальная историография говорила о «перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую». Однако, на наш взгляд, разница между революцией «Керенского» и революцией «Ленина» заключается в масштабе деятельности, но не в главной стратегической цели. Большевики, несмотря на всю свою антибуружазную патетику, лишь углубили и дисциплинировали революцию «февралистов». Тем более между революциями февраля и октября нет разницы в методах. Нет сомнений, что и февральская, и октябрьская революции были разработаны и осуществлены под незримым руководством мировой закулисы.

Здесь необходимо отметить, что между Керенским и Лениным было много общего. Оба родились в г. Симбирске, где их родители хорошо знали друг друга, оба получили профессию адвоката и оба ушли в революцию. И хотя их пути не пересеклись на революционном поприще, они следили за жизненным путем друг друга. Казалось, что между Керенским и Лениным существовала какая-то взаимная договоренность, какой-то «пакт о ненападении». Когда Ленин прибыл в Россию после долгой эмиграции и когда были вскрыты его связи с германским генштабом, а сам он объявлен в розыск, Керенский как будто специально делает все, чтобы «не поймать» Ленина.

«"Бабушка русской революции", эсерка Е. Брешко-Брешковская, позднее вспоминала: "Сколько раз я говорила Керенскому: "Саша! Возьми Ленина!" А он не хотел. Все хотел но закону... А надо бы бы посадить их на баржи с пробками, вывезти в море — и пробки открыть... Страшное это дело, но необходимое и неизбежное". Тем не менее, в июне 1917 года министр юстиции Переверзев выдал распоряжение об аресте Ленина, который скрылся. Странным образом 6 начале 20-х годов Ленин просил комиссию московских адвокатов содействовать Переверзеву в устройстве на работу».

Слова Брешки о том, что «Керенский все хотел по закону», конечно, не могут не вызывать ничего, кроме иронии, но тот факт, что Ленин оставался во время всего своего «подполья» в Разливе фактически в безопасности, не вызывает никаких сомнений.

Также не представляется случайным и тот факт, что Керенский до революции был адвокатом многих будущих лидеров большевизма, в частности, Л. Д. Троцкого.

Февраль и Октябрь были звеньями одной цепи, имели общих покровителей и кредиторов, и это обстоятельство имеет прямое отношение к судьбе Царской Семьи.

Керенский изначально был поставлен на свою должность временно и, по замыслу заграничных организаторов русской революции, должен был быть позднее заменен более радикальными элементами.

Для того чтобы убедиться в этом, необходимо определить те силы, какие привели к власти Керенского, а затем Ленина. Мы уже говорили о масонском характере Временного правительства. Безусловно, решающую роль в том. что это правительство и лично Керенский оказались у власти, сыграл «Великий Восток Франции». Именно он вскармливал, обучал, финансировал и готовил будущих «февралистов» к осуществлению государственного переворота и к свержению русской монархии. При этом в условиях мировой войны от Керенского требовали ее продолжения «до победного конца» в интересах Антанты.

Казалось бы, что между Керенским и Лениным нет ничего общего: Ленин, как принято считать, пришел к власти на «немецкие деньги», выступал с пацифистских позиций и действовал в интересах Германии, а не в интересах Антанты. К тому же большевики, опять-таки по распространенному мнению, не были в своем большинстве масонами, а значит, не могли получать помощи от масонских организаций. Последнее мнение поддерживается даже таким глубоким исследователем, как В.В. Кожинов. Он пишет: «Ныне весьма популярно представление, согласно которому в "красной" России власть захватили "иудомасоны" или, быть может, правильно выражаясь "иудеомасны" (огрубленный вариант — "жидомасоны"). Но это словечко, если основываться на действительном, реальном положении вещей, приходится разделить надвое. В составе "красной" власти в самом деле было исключительно много иудеев, точнее евреев. Но что касается масонов, они-то как раз находились в составе "белой", а вовсе не "красной" власти».

Так как «белая» власть была наследницей Февраля, то все, что сказано выше Кожиновым, распространяется, по его мнению, и на режим Керенского. Однако, как мы увидим, это было далеко не так.

Керенский и «февралисты» действительно получали деньги от «Великого Востока». Но являлся ли он единственным их финансистом?

Так называемая «Февральская революция» вынашивалась и зрела не только в парижской «Великой Ложе». М. Назаров писал, что русская революция финансировалась «по нескольким каналам: еврейским, масонским, немецким» (см. Назаров М. Тайна России. М.: Русская идея. 1999.)

При этом штаб этой революции находился не только и не столько в Париже, а скорее в Нью-Йорке.

Безусловно, главную роль в финансировании февралистского режима сыграли американо-еврейские финансовые круги. Еще до революции в России существовала американская фирма «Вестингауз», дочерняя фирма «Крейн Компании». Эти фирмы принадлежали крупному американскому финансисту Чарльзу Ричарду Крепну и его сыну Ричарду. Крейны были крупными фигурами не только в бизнесе, но и в политике. Чарльз Крейн был председателем финансового комитета Демократической партии США. а Ричард — доверенным помощником государственного секретаря Роберта Лансинга.

По словам американского посла Уильяма Додда, Крейн «много сделал, чтобы вызвать революцию Керенского, которая уступит дорогу коммунизму» (см. Саттон Э. Уолл-Стрит и большевистская революция. М.: Русская идея.)

После прихода Керенского к власти тот же Крейн не скрывал того, что «революция находится лишь в своей первой фазе, что она должна расти».

Любопытно, что «временность» Керенского понимали даже кадеты. 20 августа 1917 года видная кадетка Ариадна Тыркова говорила в узком кругу однопартийцев о том, что «как это ни тяжело, но диктатуру нам придется отдать больше, чем Керенскому. Другого выхода нет — только через кровь».

Временное правительство регулярно финансировалось американскими банкирами. При этом примечательно то обстоятельство, что эти банкиры предпочитали оплачивать эсеров и меньшевиков, являвшихся социалистами, а не, к примеру, буржуазно-демократических кадетов. Американские финансисты революции исходили из того, что левые элементы быстрее разрушат Россию, чем их умеренные союзники.

Тут уместно будет одно замечание. Сейчас усиленно насаждается мнение, что засилие в России евреев - это исключительно заслуга большевиков (или, как их называют - "жидо-большевиков"). Но это, мягко говоря, не так.

Именно "герои" Февраля ответственны за массовое наполнение России евреями, особенно крупных городов - таких, как Москва и Петроград. Если царское правительство ограничивало перемещение евреев в столицы и въезд их в Россию, то Временное правительство, уравняв в правах все сословия, в начале апреля 1917 года телеграфно распорядилось: всех евреев, высланных по подозрению н шпионаже, освободить от ссылки, без индивидуальных разбирательств их дел.

Но этого мало:

«...теперь в Россию поплыли сотни евреев из Соединённых Штатов — давних ли эмигрантов, или революционеров, или бежавших от воинской повинности, — их теперь именовали «революционные борцы» и «жертвы царизма», и по распоряжению Керенского русское посольство в Штатах без затруднений выдавало русские паспорта каждому приходящему, представившему двух подтверждающих свидетелей с улицы. (В особом положении была активная группа вокруг Троцкого, сперва задержанная в Канаде по основательному подозрению о связях с Германией. Но Троцкий ехал не с хлипким русским паспортом, а с крепким американским, необъяснимо выданным ему при кратком сроке пребывания в Штатах, — да ещё с крупным денежным пособием, источники которого остались не выяснены следствием.) — 26 июня на экзальтированном «русском митинге в Нью-Йорке» (под председательством П.Рутенберга, сначала направителя, а затем убийцы Гапона) редактор еврейской газеты «Форвертс» Эбрагэм Каган обратился к русском послу Бахметеву, «от имени двух миллионов русских евреев, живущих в Северо-Американских Соединённых Штатах»: «Мы всегда любили нашу родину; мы всегда чувствовали себя связанными со всем населением России узами братства... Наши сердца исполнены преданности красному флагу русского освобождения и трёхцветному национальному флагу свободной России». Ещё заявил, что самопожертвование народовольцев «непосредственно вытекало из факта усилившегося преследования евреев» и что «такие люди, как Зунделевич, Дейч, Гершуни, Либер и Абрамович, находились среди храбрейших» (см. Солженицын А.И. 200 лет вместе. II том, М., Русский путь, с. 53).

Но и этого Керенскому было мало: в августе Временное правительство ввело льготы по железнодорожному переезду из Владивостока для "политических эмигрантов", возвращающихся из Америки...

Это привело к массовому наполнению евреями обеих столиц и других крупных городов России: все эти троцкие, свердловы, володарские, урицкие и великое множество менее известных, но не менее кровавых палачей русского народа - прибыли в Россию благодаря Керенскому...

13 ноября 1918 года в Государственном департаменте США был подготовлен доклад, озаглавленный «Большевизм и иудаизм». В этом докладе указывалось на прямую роль, которую сыграли ведущие еврейские банкирские дома Америки в организации русской революции.

В докладе говорилось, что революция была задумана в феврале 1916 года и было установлено, что в ней приняли участие следующие банкиры: Яков Шифф, Феликс Варбург, Отто X. Канн, Мортимер Шифф, Макс Брейтунг и другие.

Уже 19 марта 1918 года крупнейший американо-еврейский банкир — директор банкирского дома «Кун, Лейб и Ко» Яков Шифф ( о Шиффе - подборка материалов здесь: "Внешние силы "русской" революции и роль последнего русского Царя") направил министру иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюкову следующую телеграмму:

«Позвольте мне в качестве непримиримого врага тиранической автократии, которая безжалостно преследовала наших единоверцев, поздравить через ваше посредничество русский народ с деянием, только что им так блестяще совершенным, и пожелать вашим товарищам по новому правительству и вам лично полного успеха в великом деле, которое вы начат с таким патриотизмом. Бог да благословит вас».

Ответ Милюкова был выдержан в тех же тонах:

«Мы едины с вами в нашей ненависти и антипатии к старому режиму, ныне сверженному (...) Примите нашу живейшую благодарность за ваши поздравления, которые свидетельствуют о перемене, произведенной благодетельным переворотом во взаимных отношениях наших двух стран».

Посол Временного правительства в США Б.А. Бахметьев сообщал в своей телеграмме в Петроград о своих впечатлениях о посещении еврейской диаспоры Нью-Йорка:

«Особое внимание следует уделить приему, оказанному нам еврейским населением Нью-Йорка. Не только русские евреи, составляющие несколько сот тысяч человек, но и виднейшие американские представители еврейства, из которых Маршалл и Яков Шифф пользуются громадным влиянием и авторитетом, стремились единодушно выразить нам свое сочувствие и желание помочь».

В апреле 1917 года Шифф открыто заявил, что именно из-за его финансового влияния русская революция была успешно завершена.

Финансирование «февралистов» осуществлялось Шиффом, в частности, через те германские банки, владельцами которых были его родственники, в частности банк Ротшильда. Эти деньги впоследствии назывались «германскими деньгами». Милюков открыто говорил, «что ни для кого не тайна, что германские деньги сыграли роль в Февральской революции».

О том, что американские и германские деньги, получаемые русскими — и Керенским, и большевиками, были одного происхождения, говорит записка первого секретаря русского посольства в Вашингтоне графа И.Г. Лорис-Меликова от 17/30 марта 1916 года:

«Никакая иностранная нация не имеет в Америке столько банков, сколько Германия. Чтобы перечислить только крупнейшие из них, достаточно упомянуть о фирмах: "Кун, Лейб и Ко", "Ляденбург, Тальман и Ко", "Селигман и Ко" и прочие. Эти банки всецело немецкие по происхождению, и если в настоящее время они и считаются американскими, то не подлежит сомнению, что интересами своими они все еще тесно связаны с Германией. Они имеют огромное положение и силу в Нью-Йорке. Во главе одного из них "Кун, Лейб и Ко стоит отъявленный враг России немецкий еврей Яков Шифф» (см. Россия и США: дипломатические отношения 1900-1917. Документы. М., 1999. С. 687).

Однако Я. Шифф пользовался не только германскими деньгами, но и средствами Антанты. У него были хорошие отношения со многими из западных банкиров. Объяснялось это тем, что во время войны Шифф финансировал как союзников по Антанте, за исключением, конечно, России, так и Германию. Суммы, данные Шиффом на русскую революцию, составили огромную цифру: 20 млн долларов.

Горячо приветствовалась февральская революция и масонскими кругами. Высший совет «Великого Востока» направил Временному правительству следующую телеграмму: «У вас теперь, как и у нас, — говорилось в ней, — Свобода, Равенство и Братство. Мужайтесь, братья!»

Масонские деньги, безусловно, также направлялись на нужды новой масонской власти в России.

Однако щедро выдавая деньги Керенскому и его режиму, Шифф вместе с тем делал все, чтобы они максимально истощили Россию, а затем уступили место другим. В тот момент, когда лишь выход России из войны мог спасти режим Керенского, Шифф и ведущие американо-еврейские банкиры посылают последнему через посла в России Д. Френсиса строгое предупреждение.

6/19 апреля 1917 года Френсис вручил Милюкову следующую ноту:

«Телеграмма, полученная сегодня по каналам моего правительства, заставляет меня передать Вашему Превосходительству следующее сообщение: "Американское еврейство встревожено сведениями о том, что определенные элементы требуют заключения сепаратного мира между Россией и Центральными державами. Сепаратный мир может, по нашему мнению, привести к полному восстановлению автократического правительства и еще большему ухудшению положения российских евреев, даже по сравнению с их прежним угнетенным состоянием"».

Режим Керенского воспринимался американо-еврейской закулисой только прелюдией к настоящей революции. Д. Рид называет время правления Керенского «восьмимесячным междуцарствием, подготовившим переход власти от масона Керенского к чисто еврейскому режиму Ленина и К». (см. Рид Д. Спор о Сионе. М.: Витязь, 2000. С. 275).

Уже не является секретом, что Ленин, Троцкий и другие большевики получали деньги от тех же американских и американо-еврейских банкиров, в частности от того же Якова Шиффа, который финансировал Керенского. В декабре 1917 года американский миллионер У.-Б. Томпсон направил в Петроград на нужды большевистского правительства 1 миллион долларов.

Английское посольство в Вашингтоне завело специальное досье, в котором содержались сведения о помощи еврейских организаций большевикам. 16 октября 1919 года в этом досье появились следующие сведения:

«Финансовая помощь большевизму и большевицкой революции в России от видных американских евреев: Якоба Шиффа, Феликса Варбурга, Опило Канна, Менделя Шиффа, Лжерома Ханауэра, Макса Брешпунга и одного из Гугенгеймов. Соответствующие документы в распоряжении полиции от французских источников».

И это при том. что Яков Шифф на словах был крайне недоволен большевистской пацифистской политикой и их экспроприациями. Он даже возмущался ими, но на деле оказывал большевикам деятельную помощь. И это вовсе не обязательно говорит о лицемерии Шиффа. Как человеку ему могла искренне не нравиться деятельность большевиков по тем или иным вопросам, но как часть огромной силы, которой он подчинялся, Шифф должен был сотрудничать и помогать большевикам. Точно так же как и Ленину мог не нравиться Троцкий или Парвус, но так как Ленин зависел и от Шиффа, и от Троцкого, и частично от Парвуса, он вынужден был принимать правила их игры.

Помощь большевикам со стороны американских еврейских банкиров началась еще до большевистского переворота. Весной 1917 года они начали финансировать Троцкого, и именно благодаря их помощи последний свободно прибыл в Россию. М. Назаров пишет, что «какая-то закулисная заграничная координация была и причиной объединения Троцкого с Лениным».


Продолжение темы: Преемственность режимов Февраля и большевиков.