Русско-крымские войны

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Крымскотатарские набеги в первой половине XVI века[править]

Вторжения крымских татар на земли Московского государства начались после смерти великого князя Ивана III. В 1507 году войска Крымского ханства взяли и разграбили города Белёв и Козельск.

В начале XVI века территория, не контролируемая Москвой (Дикое Поле), начиналась за старой Рязанью на Оке и за Ельцом на Быстрой Сосне, притоке Дона.

Крымские татары владели в совершенстве тактикой набегов, выбирая путь по водоразделам. Главным из их путей к Москве был Муравский шлях, шедший от Перекопа до Тулы между верховьями рек двух бассейнов, Днепра и Северского Донца. Углубившись в населённую область на 100—200 километров, крымцы поворачивали назад и, развернув от главного отряда широкие крылья, занимались грабежом и захватом людей. Пленники продавались в Турцию и даже в европейские страны. Крымский город Кефе (современная Феодосия) был главным невольничьим рынком.

Нередки были и вторжения отрядов Казанского ханства.

Ежегодно Москва собирала весной до 65 тысяч ратников, чтобы они несли пограничную службу на берегах Оки до глубокой осени. Для защиты страны применялись укреплённые оборонительные линии, состоящие из цепи острогов и городов, засек и завалов. На юго-востоке древнейшая из таких линий шла по Оке от Нижнего Новгорода до Серпухова, отсюда поворачивала на юг до Тулы и продолжалась до Козельска. Вторая линия, построенная при Иване Грозном, шла от города Алатыря через Шацк на Орёл, продолжалась до Новгорода-Северского и поворачивала к Путивлю. Первоначальное население городов и острогов состояло из казаков, стрельцов и других служилых людей. Большое количество казаков и служилых людей находилось в составе сторожевой и станичной служб, что наблюдали за движением крымцев и ногаев в степи.

В первое десятилетие XVI века произошло 3 крымскотатарских набега на русские земли, во второе десятилетие — 14 набегов, в третье — 4 набега, в четвертое — 8 набегов, в пятое — 10. В среднем на один мирный год приходилось два военных. Всего в разрядных книгах есть упоминания о 43 крымских набегах на «украйны» Московского государства. Нередко одновременно с набегами крымских татар совершали набеги и войска Казанского ханства, которых по разрядным книгам насчитано было за первую половину века около сорока. В периоды русско-литовских войн одновременно с крымскими войсками совершали свои походы и отряды Великого Княжества Литовского.

Наиболее разорительные набеги Крымского ханства произошли в 1517 (совместные действия с литовцами), 1521 (вместе с крымским ханом Мухаммед-Гиреем действовал и казанский хан Саип-Гирей), 1536, 1537 (совместные действия с Казанью, литовцами и турецкой пехотой), 1552 (отмечено участие турков), 1555 годах.

Полная мобилизация давала Крымскому ханству до 150 тысяч воинов, в набегах под предводительством хана участвовало практически всё взрослое мужское население.

Защита от набегов на пограничные территории была тяжёлым бременем для Москвы. Существование Дикого Поля сдерживало экономическое и социальное развитие Московского государства, препятствовало колонизации русскими плодородных чернозёмных территорий, мешало торговле с восточными странами.

Молодой царь Иван IV, поддержанный правительством «Избранной рады», поставил своей целью военный разгром враждебных ханств.

Падение Казанского ханства и начало Ливонской войны[править]

В июне 1552 года 7-тысячное татарско-турецкое войско было отбито от Тулы. В том же году в результате войны Московского государства с Казанским ханством русские войска взяли Казань, само ханство было уничтожено, а его земли включены в состав Московcкого государства. Ханом в Казани тогда был Отемиш Герай (Утямиш Гирей) внучатый племянник вступившего в 1551 году на крымский престол Девлета I Герая. Сам Отемиш был насильно крещён, но другие члены ханской фамилии нашли приют у родственников в Крыму. Тогда Девлет I Герай дал клятву восстановить независимость Казани. Поначалу, однако, его усилия не имели успеха.

3 июля 1555 года состоялось сражение у Судьбищей (неподалеку от Тулы) между 60-тысячным татарским войском и 7,5-тысячной армией воеводы И.Шереметева, закончившаяся поражением русских. Однако и крымское войско понесло большие потери и вынуждено было вернуться обратно в Крым.

В 1556 году московские войска захватили Астрахань, на господство над которым всегда претендовал Крым.

После взятия Астрахани начались военные походы русских отрядов, состоящих из казаков и стрельцов, уже против самого Крымского государства. В 1556, 1558 и 1559 годах московские воеводы (среди них был и бывший польский магнат Дмитрий Вишневецкий) совершили ряд нападений на крымские владения, нанесли ущерб крымским крепостям на Днепре и пытались, в прочем неудачно, проникнуть за Перекоп. В одном из походов весной 1559 года московский воевода Даниил Адашев c 8 000 войска высадился в западном Крыму и разорил город Кезлев (главный крымский порт) и прилегавшие к нему районы. Однако главная опасность для Крыма заключалась в том, что ногайские орды, кочевавшие в Причерноморье и бывшие вассалами крымского хана, стали склоняться к союзу с Москвой. Это таило смертельную опасность для ханства.

Однако планы реванша, которые вынашивал Девлет I Герай, стали более реальными, когда в 1558 году Московское государство вступило в Ливонскую войну. Большая часть военных сил русских была задействована в Ливонии и южные рубежи государства вскоре остались почти оголёнными. Уже в январе 1558 крымская конница совершила набег на Московское государство, несколько тысяч крымцев прорвались в окрестности Тулы и Пронска. В 1560 крымский феодал Мурза Дивей совершил набег в окрестности Рыльска. Большой крымский набег состоялся в 1562, крымцы разоряли окрестности Мценска, Одоева, Новосиля, Болхова, Белева.[1].

В сентябре 1561 в Ливонскую войну, c нападения на русскую крепость Тарваст, в качестве противников Московского государства, вступили Польша и Литва [2], объединившиеся в 1569 в единое государство Речь Посполитая.

Начиная с 1567 активность крымского ханства стала нарастать, набеги совершались каждый год. В 1570 году крымцы, почти не получив отпора, подвергли страшному опустошению район Рязани.

Девлет I Герая регулярно «поторапливали» не только польские послы, но и в Стамбуле, так как Османское государство также выступило противником русских.

При крымском дворе в Бахчисарае начался своеобразный аукцион: польское и русское посольства старались перещеголять друг друга в щедрости, предлагая Девлету I огромные суммы. Поляки просили открыто вступить в войну, русские же, наоборот, просили сохранять нейтралитет.

Кампания 1571 года[править]

В начале 1571 года польский король Сигизмунд-Август многочисленными подарками склонил осторожничавшего Девлета I Герая к нападению на Московское государство, и 40-тысячная армия Крыма, а также вассальные Большая и Малая ногайские орды и отряды черкесов выступили в поход. Мнения историков разнятся на счёт того, собирался ли хан идти на Москву с самого начала. По сведениям некоторых из них, хан планировал дойти со своей армией только до города Козельска, однако у Молочных Вод Девлет I встретил несколько перебежчиков, в том числе некоего Башуя Сумарокова, бежавшего из Галича в турецкий Азов, который сообщил, что «на Москве и во всех городех по два года была меженина (засуха) великая и мор великой, и межениной де и мором воинские многие люди и чернь вымерли, а иных де многих людей государь казнил в своей опале, а государь де живет в слободе, а воинские де люди в немцех (московское войско воюет против ливонцев). А против де тебя в собранье людей нет».

В мае 1571 года крымская армия обошла серпуховские приокские укрепления с запада и переправившись вброд через Угру, вышла во фланг русской армии, насчитывавшей не более 6000 человек. Сторожевой отряд русских был разгромлен крымцами, которые устремились к русской столице, угрожая отрезать пути отступления на север малочисленным русским войскам. Не имея сил остановить наступление врага, воеводы отступили к Москве. Окрестное население также бежало в столицу. Царь Иван IV находился в Ростове (точно также уходил из Москвы вел кн. Дмитрий Донской в 1382 при нашествии Тохтамыша, вел. князь Юрий из Владимира в 1238 и князь Даниил Романович из Киева в 1240 при нашествии Батыя - чтобы иметь возможность продолжить борьбу даже в случае разгрома стольного города [3]).

Хан вышел к Москве одновременно с воеводами и разграбил лагерь под Коломенским. Крымские отряды разорили незащищенные слободы и деревни вокруг Москвы, а затем подожгли предместья столицы. Благодаря сильному ветру огонь быстро распространился по городу. Гонимые пожаром горожане и беженцы бросились к северным воротам столицы. В воротах и узких улочках возникла давка, люди «в три ряда шли по головам один другого, и верхние давили тех, кто были под ними». Земское войско, вместо того, чтобы дать бой крымцам в поле или на окраинах города, стало уходить к центру Москвы и, смешавшись с беженцами, утратило порядок; воевода князь Бельский погиб во время пожара. В течение трех часов Москва выгорела дотла. На другой день крымцы и ногайцы, насытившись грабежом, ушли по рязанской дороге в степь. Оценить количество погибших и захваченных в плен представляется весьма трудным, но некоторые историки называют цифры в 150 тысяч уведённых в рабство и 800 тысяч погибших при нападении крымцев на Москву. Учитывая общую численность населения Московского государства в XVI веке, это число представляется завышенным, однако, как бы то ни было, ущерб без сомнения был огромен.

О страшном разорении Москвы свидетельствует и папский легат Поссевин, который насчитывал в 1580 году не более 30 тысяч населения, хотя еще в 1520 году в Москве было 41500 домов и не менее 100 тысяч жителей.

По мнению Р.Ю. Виппера: «крымский хан действовал по соглашению с Сигизмундом, об этом знали в Москве сторонники польской интервенции (участники заговора Челяднина-Старицкого), которые все еще не перевелись, несмотря на казни предшествующего трехлетия; они «не доглядели» приближения татар, не сумели, или, лучше сказать, не захотели организовать оборону столицы»[4].

Сожжение Москвы было воспринято в Крыму как месть московскому царю Ивану Грозному за уничтожение Казани. После похода 1571 года Девлет I Герай был как никогда близок к выполнению своей клятвы. За взятие вражеской столицы хан получил прозвище Взявший Трон (крым. Taht Alğan). Девлет I направил Ивану IV письмо с требованием очистить Поволжье от русских войск и восстановить независимость Казани и Астрахани. Он писал: «Жгу и опустошаю всё из-за Казани и Астрахани, а богатства всего света считаю за пыль, надеясь на Божье величие… Был бы в тебе стыд и мужество — так ты бы пришёл и против нас стоял. Захочешь с нами душевной мыслью в дружбе быть — так отдай наш юрт: Астрахань и Казань; а захочешь казной и деньгами всего мира богатство нам давать — нет надобности: желание наше — Астрахань и Казань». Ошеломлённый разгромом Иван Грозный в ответном послании ответил, что согласен на передачу под крымский контроль Астрахани, но Казань вернуть Гераям отказался.

Многие советники Девлета I Герая рекомендовали хану согласиться, однако в нём возобладала гордость, ибо хан не хотел нарушать данного обещания вернуть Казань своему роду. Более того, окрылённый успехами летней кампании, он выдвинул план полного разгрома и подчинения русского государства, нашедший поддержку у османской администрации в Стамбуле. И уже в следующем году нападение крымской армии повторилось.

Кампания 1572 года[править]

В 1572 году московское государство опустошали голод (следствие неурожаев, вызванных засухой и холодами), продолжалась эпидемия чумы [5]. В Ливонской войне русская армия потерпела тяжелое поражение под Ревелем, большая часть войска находилась в Прибалтике и на других западных рубежах. Русская столица казалась крымцам легкой добычей. Её старые укрепления были уничтожены пожаром, а новые, наспех возведенные, не могли полностью их заменить. Военные неудачи поколебали русское владычество в Поволжье и Прикаспии.

Приготовления сторон[править]

Ногайская орда окончательно порвала союзные отношения с Москвой и примкнула к антирусской коалиции.

3а спиной крымцев стояла крупнейшая в Европе военная держава — Османская империя. В такой ситуации хан надеялся не только отторгнуть от России Среднее и южное Поволжье, но и захватить Москву и тем самым восстановить давнюю зависимость Руси от татар. Накануне вторжения Девлет I приказал расписать между мурзами уезды и города России. Турецкий султан направил в Крым крупный отряд янычар для участия в завоевательном походе на Русь.

Союзниками крымского хана выступили многие адыгейские князья с Северного Кавказа.

В ожидании нового нашествия русские к маю 1572 году собрали на южной границе объединенное опричное и земское войско из примерно 12 000 дворян, 2035 стрельцов, и 3800 казаков атамана Михаила Черкашина. Вместе с ополчениями северных городов армия насчитывала немногим более 20 тысяч человек. Во главе войска стояли воевода князь Михаил Иванович Воротынский и опричный воевода князь Дмитрий Иванович Хворостинин.

На стороне крымцев был численный перенес. Во вторжении участвовало от 40 до 50 тысяч всадников из состава крымской армии, Большой и Малой ногайских орд, до 7 тысяч турецких янычар. Хан имел в своем распоряжении турецкую артиллерию.

Русское командование расположило основные силы под Коломной, прикрыв подходы к Москве со стороны Рязани. Но оно учло также возможность повторного вторжения с юго-запада, из района Угры. На этот случай командование выдвинуло на крайний правый фланг в Калугу передовой полк князя Хворостинина. Вопреки традиции передовой полк по численности превосходил полк правой и левой руки. Хворостинину был придан подвижный речной отряд для обороны переправ через Оку.

Вторжение[править]

Вторжение началось 23 июля 1572 года. Подвижная ногайская конница устремилась к Туле и на третий день попыталась перейти Оку выше Серпухова, но была отбита от переправ русским сторожевым полком. Тем временем хан со всей армией вышел к главным серпуховским переправам через Оку. Русские воеводы ждали противника за Окой на сильно укрепленных позициях.

Натолкнувшись на прочную оборону русских, Девлет I возобновил атаку в районе Сенькина брода выше Серпухова. В ночь на 28 июля ногайская конница разогнала две сотни дворян, охранявших брод, и захватила переправы. Развивая наступление, ногайцы за ночь ушли далеко на север. Под утро к месту переправы подоспел князь Хворостинин с передовым полком. Но, столкнувшись с главными силами крымского войска, он уклонился от боя. Вскоре полк правой руки попытался перехватить нападавших в верхнем течении реки Нары, но был отброшен. Девлет I Герай вышел в тыл русской армии и по серпуховской дороге стал беспрепятственно продвигаться к Москве. Арьергардами командовали сыновья хана с многочисленной и отборной конницей. Передовой русский полк следовал за крымскими царевичами, выжидая благоприятный момент.

Битва при Молодях[править]

Полная статья Битва при Молодях

Бой произошел в районе деревни Молоди, в 45 верстах от Москвы. Крымцы не выдержали удара и бежали. Хворостинин «домчал» крымский сторожевой полк до самой ханской ставки. Девлет I вынужден был бросить на помощь сыновьям 12 тысяч крымских и ногайских всадников. Сражение разрасталось, и главный воевода Воротынский в ожидании нападения приказал установить подвижную крепость — «гуляй-город» близ Молодей. Большой полк русских укрылся за стенами крепости.

Многократное превосходство сил противника вынудило Хворостинина отступить. Но при этом он осуществил блестящий маневр. Его полк, отступая, увлёк крымцев к стенам «гуляй-города». Залпы русских пушек, стрелявших в упор, внесли опустошение в ряды наступавшей конницы и заставили ее повернуть вспять.

В течение дня большая часть крымского войска стояла за Пахрой, а потом повернула вспять к Молодям. Центром русских оборонительных позиций служил холм, на вершине которого стоял «гуляй-город». У подножья холма за речкой Рожай стояли 3 тысячи стрельцов, чтобы поддержать воевод «на пищалях».

Крымцы быстро преодолели расстояние от Пахры до Рожая и всей массой обрушились на русские позиции. Стрельцы полегли на поле боя все до единого, но засевшие в «гуляй-городе» воины отбили атаки конницы. Нападавшие понесли большие потери, но и запасы продовольствия в «гуляй-городе» иссякли.

После двухдневного затишья Девлет I Герай 2 августа возобновил штурм «гуляй-города». К концу дня, когда натиск начал ослабевать воевода М. И. Воротынский с полками покинул «гуляй-город» и, продвигаясь по дну лощины позади укреплений, скрытно вышел в тыл нападавшим. Оборона «гуляй-города» была поручена князю Д. И. Хворостинину, в распоряжении которого поступили вся артиллерия и немногочисленный отряд немецких наемников. По условленному сигналу Хворостинин дал залп изо всех орудий, затем «вылез» из крепости и напал на врага. В тот же момент с тыла на крымцев обрушились полки Воротынского. Крымцы не выдержали удара и бросились бежать. Множество их было перебито и взято в плен. В числе убитых был сын хана. На другой день русские продолжали преследование неприятеля и разгромили арьергарды оставленные ханом на Оке.

Результаты[править]

Гибель турецкой армии под Астраханью в 1569 году и разгром крымского войска под Москвой в 1572 году положили конец притязаниям Гераев на Поволжье и открыли путь для дальнейшей российской экспансии на восток и на юго-восток — в направлении Кавказа.

По мнению некоторых авторов, в конфликте с крымским ханом опричнина показала свою военную несостоятельность, однако герой Молодинской битвы воевода Д. Хворостинин относился к опричнине [6]; и по мнению проф. С.Ф. Платонова опричнина сыграла свою роль в "мобилизации землевладения", превратив привилегированную феодальную знать в рядовых служилых землевладельцев, обязанных действовать в интересах государственной обороны [7].

Девлету I, как и последующим правителям Крыма, так и не суждено было восстановить своих родственников на казанском троне. Крымские войска ещё около 100 лет совершали регулярные нападения на приграничные территории русских (в том числе, в 1589, 1593, в Смутное Время, в 1640, 1666, 1667, 1671, 1688), однако им никогда больше не удавалось проникнуть столь далеко в пределы Московии, и чаша весов всё более склонялась на сторону Российского государства. Через 160 лет после описываемых событий российские армии Миниха и Ласси вторглись в Крым во время войны 1736—38 годов и подвергли страну разгрому.

Источники[править]

  1. Полное собрание русских летописей, репринт 1904. Патриаршая или Никоновская летопись, т.13, М.1965, "Наука"
  2. Каргалов В.В., «На степной границе», М. Наука, 1974
  3. Филюшкин А., «Холоп твой виноватый», Родина 12/2004, "Список о посольстве С.Кловшова", 1571 г/ РГАДА,Ф.123, Оп.1, Д.14, Л.25-26 об.,28
  4. Валишевский Казимир. «Иван Грозный», М, 2001
  5. Скрынников Р. Г. «Иван Грозный», М, 1988
  6. Халим Гирай султан. «Розовый куст ханов или История Крыма», Симферополь, 2004
  7. Гайворонский Олекса «Страна Крым. Крымское ханство в лицах и событиях. Книга 1», Симферополь, 2004
  8. Ключевский Василий, Курс русской истории, том. 2., М, 1988 [2]
  9. Андреев А, "История Крыма"
  10. Андреев А.Р. Неизвестное Бородино. Молодинская битва 1572 года, М. 1997
  11. Виппер Р. Ю. Иван Грозный. — М-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1944 [3]
  12. Чернов А. В. Вооруженные силы Рyccкого Государства в XV-XVII в.в.. — М.: Воениздат, 1954

[4]

  1. Королюк В.Д. Ливонская война, изд-во АН СССР, 1954
  2. Соловьев С.М. "История России с древнейших времен", М., 2001, т.6, с.761
  3. Соловьев С.М. "История России с древнейших времен", М.2001, т.3
  4. Виппер Р. Ю. Иван Грозный. — М-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1944, гл.V [1]
  5. Борисенков Е.П., Пасецкий В.М "Тысячелетняя летопись необычайных явлений пррироды", М., 1988
  6. Каргалов В.В. "Московские воеводы XVI-XVII", М.2002
  7. Платонов C. A. "Полный курс лекций по русской истории", М. 2006