Андрей Николаевич Савельев:Русофобия в России/Дела против русских публицистов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

В январе 2009 г. уголовное дело против В. Н. Леонова, депутата Законодательного собрания Ленинградской области 1994—2007 гг. было передано в Куйбышевский суд Санкт-Петербурга.

Уголовное дело открыто за статью в газете «Трудовая Гатчина», в которой указывалось на сходство действий Че Гевары и Усамы бен Ладена. Оказалось, что указывать на социальную первопричину религиозно окрашенной террористической деятельности нельзя. Это было расценено правоохранителями как «публичное оправдание терроризма». В то же время закон считает преступным лишь «признание идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

Экспертиза отметила наличие в статье «экстрапунитивной реакции на ситуацию фрустрации» и «сниженную фрустрационную толерантность», но не экстремизм. Тогда русофобы возбудили дело по статье 205.2 часть 2 («Публичное оправдание терроризма»). На квартире и даче автора был проведен обыск, изъяли компьютер. Следователь М. Калганов тем самым решал задачу, поставленную властью: не допустить участия оппозиционера в избирательных кампаниях.

Согласно поправкам в закон «Об основных гарантиях избирательных прав», принятым в 2006 году, кандидатов, признанных судом экстремистами, избирательная комиссия обязана исключить из списков для голосования.

В деле присутствовал характерный документ, в котором некий полковник Николаев сообщал: «ОБПЭН центра „Т“ ОРБ ГУ МВД РФ по С-З ФО получена информация, что … планируется проведение пикета в защиту газеты „Новый Петербург“. На пикете планируется раздача агитационного материала экстремистского толка.… В целях недопущения распространения материалов экстремистского толка со стороны Бондарика Н. Н. и Леонова В. Н. было принято решение подвести фигурантов наблюдения под проверку документов сотрудниками ОБ ППСМ Центрального РУВД и последующего доставления в территориальный отдел милиции».

Согласно приложенной справке оперативного наблюдения: «В 12.55 опер. группой Центра „Т“ было принято решение подвести фигурантов под задержание сотрудниками ППСМ, для дальнейшего препровождения в территориальный отдел милиции». Не имея по закону права официально задержать гражданина, в данном случае за предполагаемое распространение экстремистских материалов (факт наличия экстремистских материалов определяется исключительно решением суда), милиция сфабриковала дело о мелком хулиганстве.

В течение 2009 года происходили судебные слушания по «делу Душенова». В заседаниях многократно использовались показания «экспертов» от русофобской общественности, свидетельствующих о разгуле «русского фашизма». Константин Душенов заявил суду ходатайство об отводе экспертов Раскина и Левинской, как некомпетентных в рассматриваемых вопросах, однако судья Третьякова данное ходатайство отклонила.

3 февраля 2010 Кировский федеральный суд Петербурга вынес Константину Душенову, а также Петру Мелешко и Александру Малышеву. Они признаны виновными по ч.1 ст.282 УК РФ. Душенов приговорен 3 годам лишения свободы в колонии-поселении, суд запретил ему на 3 года заниматься издательской деятельностью. Малышев и Мелешко приговорены к 1,5 и 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. Издатели подверглись репрессиям за распространение фильма «Россия с ножом в спине. Еврейский фашизм и геноцид русского народа» и одноименной статьи. Также на решение суда мог повлиять заказ от Московской Патриархии, руководство которой не раз изобличалось Душеновым и его соратниками в отступлении от чистоты православной веры.

23 июля 2009 года в Санкт-Петербурге был допрошен русских публицист и ученый Роман Перин, к которому приехали следователи из Новосибирска. Интерес следователи проявили к газетам «За Русское Дело» и «Потаённое», которые попали в Новосибирск, а также к организации «Союз Русского народа», знакомству с Александром Вороном, против которого в Новосибирске возбуждено уголовное дело по ст. 282, ч 1. (за распространение указанных газет с вкладыванием в них листовки «экстремистского содержания») и отношениям с Константином Душеновым. Широта географических интересов и намерение глубоко исследовать деятельность русских общественных объединений и русских СМИ в данном случае отражает напряженность задания, спущенного русофобам властными органами.

В г. Армавире Краснодарского края было возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, против активиста Союза русского народа Андрея Мозжегорова. Ему инкриминировано распространение в 2007 году брошюры афонского монаха Афанасия «Отдайте нам Родину!», текст которой, по мнению армавирской прокуратуры, возбуждает ненависть и вражду к евреям, азербайджанцам, таджикам и к «лицам кавказской национальности», а также унижает их национальное достоинство. Заключение об экстремистском характере распространявшейся брошюры местная прокуратура сформулировала только после пятого экспертного исследования текста. Институт криминалистики ФСБ не признал брошюру монаха Афанасия экстремистской. Обвинительное заключение основано на результатах экспертизы, сделанной в Краснодарской лаборатории судебных экспертиз и криминалистического отдела ГУВД Краснодарского края. Из этого заключения, в частности, следует, что слова Христа в Евангелии от Иоанна «Ваш отец диавол» (Ин. 8:44), обращенные к иудеям, являются «экстремистскими». Поскольку расследование Армавирской прокураторой велось втайне, Мозжегоров был лишен всех процессуальных прав, гарантированных ему УПК РФ при назначении и производстве экспертиз, в том числе, возможности поставить вопросы перед экспертами и предложить экспертное учреждение для проведения экспертиз.

14 января 2009 года Армавирский городской суд Краснодарского края приговорил Мозжегорова, к отбыванию наказания в колонии-поселении сроком на 4 месяца. Брошюра Монаха Афанасия на момент её распространения в марте 2007 года в установленном законом порядке в указанный федеральный список включена не была. Суд сослался в приговоре на решение Промышленного районного суда города Ставрополя от 25 апреля 2008 года, которым эта брошюра признана экстремистским материалом и запрещена к распространению, а также к производству и хранению в целях распространения.

В Ростова-на-Дону возбуждено дело против главного редактора газеты «Приазовский край» Василия Кучкова за публикацию22 мая 2008 года материала «Свой среди чужих, чужой среди своих». После публикации в правоохранительные органы обратились представители общины хасидов, которые посчитали, что в ней содержатся неуважительные высказывания по отношению к гражданам еврейской национальности, исповедующим хасидизм. Специалисты, проводившие лингвистическое исследование текста пришли к выводу, что в статье содержались высказывания, «способные возбудить в обществе религиозную вражду по отношению к гражданам еврейской национальности, исповедующим хасидизм».

9 июня 2009 г. в связи с оспариванием правомерности ликвидации газеты «Память — Новосибирск» было принято постановление Верховного суда России, ограничивающее возможности неправомерного антиэкстремистского давления на СМИ. Верховный суд России обратил внимание на то, что второе предупреждение газете было вынесено за материал, напечатанный до того, как было вынесено первое. Повторным предупреждением должно считаться не просто второе подряд предупреждение, а лишь то, которое вынесено за материалы, опубликованные уже после того, как редакция получила первое предупреждение, имела возможность исправиться, но не сделала этого.

9 июля 2009 г. Читинский областной суд принял решение о прекращении деятельности газеты «Русское Забайкалье» за неоднократную публикацию «экстремистских материалов».

Рапорт об обнаружении признаков преступления составил следователь по особо важным делам Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Забайкальскому краю юрист 2 класса Д. В. Архипов. Он же вынес постановление о возбуждении уголовного дела. В обвинительном заключении того же автора имеются следующие пассажи: Так, 09 февраля 2007 года около 13 часов Яременко А. С. являясь главным редактором, находясь в редакции газеты «Русское Забайкалье» расположенной по адресу: ***, умышленно, осознавая преступный характер своих действий, направленный на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, с использованием средств массовой информации, подписал в печать выпуск газеты… …в которых имеется статья «Дети умирайте с любовью». В данной статье содержатся высказывания, негативные установки по отношению к лицам еврейской национальности, а именно: (стр. 9) «Цинизм и беспощадность еврейских религиозных фанатиков по отношению к другим народам не имеет предела…», «ливанские дети гибнут под гогот израильских гуманоидов, закатывающих малышей танковыми гусеницами. Немецким фашистам все-таки не удалось превзойти по степени зверского воспитания еврейских фашистов, веками впитывающих с молоком матери ненависть ко всему человеческому», После этих фактов… вопли международных еврейских кланов о «холокосте» и пр. слушать не просто противно, а мерзко.

Этот античеловеческий клоповник под названием Израиль необходимо низвести до уровня начала 20-го века (когда его еще не было), а всех его «клопов» переселить на Британские острова, отставной Тони Блэр будет очень рад…", то есть высказывания, направленные на возбуждение ненависти и вражды к еврейскому народу, а также направленные на унижение достоинства евреев как группы лиц по признаку национальности.

В данном случае обвинение расширяет понятия «еврейские религиозные фанатики», «израильские гуманоиды», «еврейские фашисты», «еврейские кланы» до всего еврейского народа, нанося тем самым ему оскорбление.

…в которых имеется статья «Безобидны ли „голубые“ забавы?» автор Александр Яременко в которой содержатся высказывания с негативной информацией по отношению к существующей государственной власти: (стр. 2) «Задумайся, читатель: нужна ли нам власть, раздающая государственные награды чеченским бандитам и гомосексуалистам?», то есть содержащие высказывания, направленные на возбуждение ненависти и вражды к чеченскому народу, на унижение достоинства чеченцев по признакам национальности, а также на унижение группы лиц, составляющий социальную группу по признаку нетрадиционной сексуальной ориентации (гомосексуалистов).

В данном случае обвинение расширяет понятие «чеченские бандиты» на весь чеченский народ, а также переводит вопросительный характер предложения в утвердительный. Также обвинение

выступает в защиту гомосексуалистов, которых русские традиционно не переносят ни морально, ни физически. Тем самым обвинение отождествляет себя с нетрадиционной для России моралью.

…в которых имеется статья «Бело-Монархический манифест». В данной статье содержатся высказывания с отрицательным отношением к власти и еврейской национальности, а именно: (стр. 2) «Мы выносим за скобки обсуждения законность так называемой „приватизации“, которая была банальным по сути, но грандиозным по масштабам мошенничеством кучки евреев, ограбивших целую страну», то есть высказывания направленные на возбуждение ненависти и вражды к еврейскому народу, на унижение достоинства евреев как группы лиц по признаку национальности.

Обвинение абсурдно отождествляет «кучку евреев», которая провела приватизацию, с еврейским народом в целом и возлагает на еврейский народ вину за приватизацию, разорившую нашу страну и подавляющее большинство ее граждан.

…в которых имеются статьи содержащие негативные установки в отношении лиц не европейской расы. Так, в статье «Во Франции штрафуют за прием на работу белых людей» содержится высказывание: (стр. 10) «Нормальный белый скорее купит у белого продавца, чем у цветного — так есть и ничего с этим не поделаешь»; в статье «Эффективные рабовладельцы» содержится высказывание: (стр. 10) «Таково устройство тонкой азиатской натуры — всякий созидательный труд считается позорным уделом тех, кто не смог устроиться в этой жизни.

При этом платить за работу они не собираются», то есть содержатся высказывания, направленные на возбуждение ненависти и вражды по отношению к людям, не принадлежащим к европеоидной расе, направленные на унижение достоинства группы лиц по признакам расы.

Обвинение осуществляет подмену, вводя понятие «люди, не принадлежащие к европеоидной расе», которое в тексте статьи отсутствует. Авторская интерпретация применяемых слов может не соответствовать той, которая померещилась обвинителю Архипову.

…содержатся высказывания, содержащие негативные установки по отношению к религии евреев, а именно высказываются идея об искоренении религии иудаизма: (стр. 8) «А это невозможно сделать, пока мы не искореним на своей территории талмудический иудаизм — эту религию ненависти, источник еврейского религиозного фашизма, одну из худших, жесточайших форм сатанизма». То есть в статье изложены высказывания, направленные на возбуждение ненависти и вражды к еврейскому народу, направленные на унижение евреев по признаку национальности и вероисповедания (отношения к религии).

Обвинитель невежественно отождествляет иудаизм с еврейским народом, хотя значительное число евреев являются атеистами, христианами и верующими иных конфессий. Обвинитель разоблачает сам себя как лицо некомпетентное. Аналогичны фантазии следователя и по поводу других текстов статей.

…в которой содержится высказывание, оскорбляющее лиц азербайджанской национальности, а именно: (стр. 4) «Пытаясь выгородить приезжих азербайджанских бандитов, связанных с мафиозноментовскими кругами, и демонстративно-показательно расправиться с нормальными русскими мужиками, отстоявшими свое дело и очистившими его от двуногих зверей»; в статье Ю.Минакова «Об участии мужика в развитии АПК» имеются высказывания, содержащие негативные установки по отношению к лицам бурятской национальности, а именно: (стр. 7) «Мы оказались беззащитны на своей земле, что уж говорить о русских на территории Агинского округа. Издевательства над нами в порядке вещей. Если русского забрали бурятские милиционеры, то отберут деньги, документы, изобьют, вывезут в степь и бросят или продадут в рабство бурятам», «В школах, например в Догойской, с русскими детьми говорят на бурятском языке, а когда те не понимают, бьют указкой по голове, в больницах врачи-буряты ставят русским детям замысловатые диагнозы, больше указывающие на расовую неполноценность, чем на конкретную болезнь, в государственных учреждениях говорят на бурятском языке и игнорируют русских», «Русских „выдавливают“ из всех сфер деятельности».

То есть в двух вышеуказанных статьях содержатся высказывания, направленные на

возбуждение ненависти и вражды в отношении группы лиц — азербайджанцев и бурят, а также направленные на унижение достоинства группы лиц — азербайджанцев и бурят по признакам национальности и языка.

…В данной статье и стихотворении имеются высказывания, содержащие негативные характеристики по отношению к лицам азербайджанской национальности, а именно: (стр. 1-2) «Получается, что прокуратура и суд с легкостью готовы верить показаниям тех, кто, не имея гражданства РФ и прописки, проживал незаконно, спаивал местное население китайским спиртом, продавал наркотики, варварски вырубал лес, хамил местным жителям, неоднократно насильничал и тому подобное, а подсудимым (которые все как один характеризуются исключительно положительно и по месту жительства, и по месту работы и учебы) и их родственникам и друзьям поверить не захотели», «Все свидетельские показания об имеющихся алиби подсудимых были отвергнуты только на основании показаний азербайджанцев.

Непонятно вообще, какие свидетельские показания могли бы перевесить показания воров, насильников и спекулянтов»; (стр. 7) «А они сбившись в хищную стаю, Нагло начали промышлять, Жить не вашим, своим уставом, Вас же быдлом считать, Стали спаивать суррогатом, Вашим потом „деньги зашибать“; Непотребничать, лаяться матом И леса вокруг вырубать» «И поднялись с колен харагунцы, разметали тупых жлобов, Показали новым безумцам, Что из русских не сделать рабов». То есть в статье и стихотворении содержатся высказывания, направленные на возбуждение ненависти и вражды по отношению к лицам азербайджанской национальности, направленные на унижение азербайджанцев как группы лиц по признаку национальности.

Свидетелем (доносчиком) следствие привлекло некоего Константинова М. В., председателя Ассамблеи народов Закавказья, который сыграл роль «возмущенной общественности».

Формально решением Совета ассамблеи в 2006 году было направлено письмо губернатору Читинской области Гениатулину Р. Ф. с предложением о закрытии газеты «Русское Забайкалье».

По данному обращению администрация Читинской области обратилась в прокуратуру Читинской области, что повлекло прокурорскую проверку по факту выпуска газеты «Русское Забайкалье». В начале 2007 года Совет ассамблеи обратился в прокуратуру Читинской области с требованием о принятии мер. Прокуратура дала ответ, что газеты «Русское Забайкалье» содержат статьи антисемитского характера, и что необходимо изъять данные газеты из продажи.

Также обвинение основывалось на исследовании текстов газеты, произведенное сотрудниками Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России Николаева Ольга Степановна (стаж экспертной работы — 20 лет) и Пучнина Ольга Сергеевна (стаж экспертной работы — 1 год). В хаотическом тексте в большинстве случаев эксперты не смогли сделать однозначный вывод об их экстремистском характере. В остальных случаях либо не давали никаких выводов к своим умозаключениям, либо говорили, например, о негативном отношении к каким- то национальностям, религиям или власти, что не могло иметь никаких правовых последствий, но предоставляло обвинению материал для манипуляций экспертным мнением. Большинство умозаключений экспертов сделано за счет расширительного толкования текста. Например, в тексте говорится об азербайджанских бандитах, а эксперты относят это определение на всех азербайджанцев без исключения. Характеристики, отнесенные авторами статей к бандитам, перенесены экспертами на азербайджанский народ.

Эксперты также допустили свободные интерпретации, отождествляя «оккупантов», «предателей», «засильцев» со всеми лицами «нерусской национальности» — неопределенной группы, не имеющей никаких отличительных признаков.

Насильственные действия со стороны русских по отношению к азербайджанцам представляются перед читателем как подвиг, поступок, достойный уважения. Тем самым, автор оправдывает действия русских по отношению к азербайджанцам, мотивируя свои доводы как "защита от вторжения нелегальных мигрантов на территорию русских земель: «Люди эти — Минин и Пожарские наших дней, восставшие против оккупантов и своих предателей», «и они достойны не травли и осуждения, а славы и уважения», «Русским только и остается, как брать пример с ваших мужиков и повсеместно выбивать засильцев с нашей земли». Последнее высказывание представляет собой призыв, направленный на выселение лиц нерусской национальности с территории русских земель.

При любом упоминании в статьях газеты русских, эксперты делали заключения о контрастном противопоставлении русских и нерусских. При любой критике власти — предъявляли негативное отношение к руководству страны как недопустимое. Авторам статей и редактору газеты эксперты отказывают в праве иметь негативное мнение по любому предмету, которого они касаются.

Отрицательные характеристики азербайджанцам или бурятам эксперты считают в принципе недопустимыми ни при каких условиях, даже если это касается каких-либо преступных группировок или группировок с деструктивными наклонностями. Любое упоминание о тяжком положении русского народа и творимых по отношению к русским притеснениях эксперты представляют как недопустимое противопоставление нерусским. Факты расовой дискриминации русских представляются ими невозможными, а утверждение, что таковые имеются со стороны другой национальной или расовой группы — возбуждением розни.

Будучи совершенно невежественными в вопросах религиоведения, авторы экспертизы поставили в вину публицистам утверждение несовместимости иудаизма и христианства. Между тем, эта несовместимость носит характер догмата. Если представители этих религий могут быть взаимно терпимы (вне вопросов веры), то вера их противопоставляет самым решительным образом.

Незнание предмета экспертами, обвинителем и судом привело к судебному решению, попирающему права гражданин.

Из огромного числа в экспертизе процитированных фрагментов различных публикаций в большинстве случаев остается неясным, насколько противозаконно, например, негативное отношение к другой национальности, религии, власти и т. д. Тем не менее, выводы сделаны обобщающими и на все вопросы о наличии экстремистских высказываний эксперты дали позитивный ответ. В то же время, если расценивать их характеристики текстов как заключение, что ничего подобного публиковаться не должно, то критическая публицистика оказывается невозможной в принципе.

Читинской области суд счел обоснованными выводы следствия о том, что издание «Русское Забайкалье» неоднократно оскорбляло представителей национальных и религиозных меньшинств. В частности, в период с февраля по июнь 2008 года в печать вышли три номера газеты, материалы которой «оправдывали насилие над лицами, исповедующими иудаизм, бурятами и азербайджанцами». 9 июля суд принял решение о закрытии газеты.

В 2009 году закончилось длительное дело против главного редактора газеты «Закубанье» (орган Союза славян Адыгеи) Каратаева Владимира Ивановича за публикацию стихотворения Е.

Скворешнева под заголовком «Будь русским!», в котором были не только многочисленные экспертизы и судебные заседания, но и обыски, изъятия печатной продукции и личных вещей.

Дело против Владимира Каратаева по ст. 282 ч. 2 п. УК РФ было возбуждено в сентябре 2008 г.

старшим следователем следственного отдела по г. Майкопу СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Адыгея, юристом второго класса Поповым Р. Ю. в связи с померещившимся ему в стихотворении негативными высказываниями в отношении «представителей групп лиц нерусской национальности», направленными на «возбуждение национальной вражды, унижение национального достоинства и пропагандирующими исключительность, превосходство и неполноценность граждан по признаку их национальной принадлежности». Якобы, в стихотворении «использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательной эмоциональной оценки и негативных установок против представителей определенных национальных групп».

Следователем был проигнорирован тот факт, что главный редактор не является автором стихотворения, что публикация была перепечаткой из другого издания, что данное стихотворение на входит в список запрещенной литературы. Эти аргументы, изложенные в жалобе на действия следователя, были безосновательно отклонены и.о. руководителя следственного отдела по г.

Майкопу СУ СК при прокуратуре РФ по РА, юристом первого класса Чичем Б. Е.

Действительной целью возбуждения уголовного дела было стремление властей Адыгеи не допустить существования русской газеты, критически относящейся к этнократии, сформировавшейся в республике (подробнее о войне властей против Союза славян Адыгеи см. «Русофобия в России, 2008»).

С целью фабрикации дела к экспертизе стихотворения старшим следователем Юдаевым С.Г был привлечен некомпетентный эксперт Ерохина Людмила Алексеевна, сотрудница Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России. Следователем перед экспертом были поставлены вопросы, выходящие за пределы лингвистических знаний. Так, следователь потребовал от лингвиста определить наличие в тексте публикации негативных высказываний в отношении какой-либо этнической, политической, государственной группы. Профессиональная квалификация Л. А. Ерохиной не позволяла ответить на подобный вопрос, поскольку он требовал знаний в области этнологии, политологии, социологии, теории государства, социальной психологии. Само понятие «государственная группа», примененное следователем, говорит об отсутствии в постановке вопроса профессионального, правового подхода. Ни в законодательстве, ни в социологии, ни в политологии не применяется понятие «государственная группа». Хотя эксперт не касается данного понятия, его применение следователем говорит об изначальной несостоятельности следственных действий, о склонении эксперта к выводам, которые по какой-то причине выгодны следствию.

Некомпетентность следователя выразилась также в том, что поставленные им перед лингвистом вопросы касались этнической, расовой или религиозной группы. Тем не менее, следователь обязан был самостоятельно определить, что в тексте стихотворения «Будь русским» не упоминается никаких этносов, кроме евреев и цыган. К ним отнесен лишь призыв «описать свое племя». Русские, которым посвящено произведение, этносом являются лишь в научной литературе. В социологии и политологии понятие «русские» применяется к широкой социокультурной общности, для которой «этничность» не является главной, а тем более исчерпывающей, характеристикой. В стихотворении не звучит названия какой-либо расы, какой-либо религиозной группы или их неотъемлемых атрибутов. Следовательно, сама постановка вопросов о враждебности или о призывах к действиям против каких-либо этнических, расовых или религиозных групп является несостоятельной.

Следователь в соответствии со своей квалификацией и компетенцией обязан был самостоятельно определить, что в публикации отсутствует основа для проведения лингвистической экспертизы.

Стихотворение «Будь русским!» написано на государственном языке России и доступно для понимания любому дееспособному гражданину. Для его понимания нет необходимости в лингвистической экспертизе.

Также следователем перед лингвистом был поставлен вопрос, который может разрешать только комплексная экспертиза с участием профессиональных психологов и в результате исследования личности автора. Лингвисту предложено выявить в тексте стихотворения средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, религии или отдельных лиц как ее представителей. Эти задачи находится вне пределов лингвистической науки.

Я — русский! Сердцем, духом, вздрогом кожи.
Горжусь я древним прозвищем моим.
Не дай мне, хоть на миг, хоть в чем-то, Боже,
Не русским стать, а кем-нибудь другим!..

Быть русским — не заслуга, но обуза.
Когда под гул набата, на бегу,
Возжами подпоясавшись кургузо,
Хватаем мы оглоблю и слегу.

О собственной забыть беде и боли,
Не поумнев нисколько до седин…
Быть русским — значит, воином быть в поле,
Пусть даже в этом поле ты один.

Быть русским — не награда, а расплата.
За то, что миру душу нараспласт,
За чужака встаешь ты, как за брата,
А он потом тебя же и продаст…

Быть русским — это стыдно и позорно,
Когда мы за колючею межой
Нелишние свои сбирали зерна
Для детворы не русской, а чужой.

Мы русские. дуркуем и балуем,
Когда, хватая снег похмельным ртом,
К любому черту лезем с поцелуем,
Отхаркиваясь кровушкой потом…

Живет народ, ведом судьбою хмурой,
За отческий уклад и образ свой
Доверчиво расплачиваясь шкурой,
Хотя, гораздо чаще — головой.

Мы русские. Мы с нехристью любою
Ломаем братски скудный каравай,
И в благодарность слышим над собою
Всего два слова: «надо!» и «давай!»

Быть русским — не отрада, но отрава,
С неизводимой грустью на челе
Платя издревле — щедро и кроваво -
За то, что на своей живешь земле.

Быть русским — значит застить путь бандитам,
Что топчут нашу землю сапогом.
Быть русским — это значит быть убитым
Собратом чаще, нежели врагом.

Быть русским — это значит встать у стенки,
И пусть в тебя стреляет сволочь вся,
Но перед ней не падать на коленки,
Пощады, ухватив сапог, прося.

Быть русским — это должность, долг и доля
Оберегать святую честь земли
От пришлецов, что свой Талмуд мусоля,
Две тыщи лет нас к пропасти вели.

Мы русские. Ступаем мы на плаху,
Окинув оком отчий окоем,
Но нищему последнюю рубаху,
Не мешкая, привычно отдаем.

Быть русским — провидение и право,
Не устрашась ни пули, ни ножа,
Топыриться упрямо и шершаво,
Не уступая татям рубежа.

Эксперт Л. А. Ерохина в своем заключении признала, что «анализ поэтического текста сопряжен с определенными трудностями, поскольку данный тип текста включает в себя много образов, метафор, символов и может быть интерпретирован неоднозначно». Тем не менее, эксперт взяла на себя смелость интерпретировать неоднозначно трактуемые элементы литературного текста. Тем самым стала неизбежной логическая подтасовка: неоднозначное в исходных посылках становится однозначным в конечных выводах.

Не понимая, что такое «этническая группа» и как она определяется, эксперт взяла на себя смелость утверждать, что противопоставление русские-нерусские есть форма негативного высказывания в отношении неких этнических групп.

Некомпетентность приводит к ошибке: этничность определяется иноэтничностью. Полагая, что русские — этнос (что неверно), эксперт заявляет, что позитивные характеристики русских создают негативный фон для нерусских. В то же время, элементарные знания в области этнологии подсказали бы эксперту, что этническое (а тем более национальное) самосознание всегда и всюду разделяет этносы и нации по принципу «свои»-«чужие», «свои»-«не свои». Таким образом, говоря о нерусских, автор лишь определяет русских. При этом не имея в виду этнических признаков, а лишь культурные стереотипы, которые могут быть для русских уникальными или же общими с другими народами.

Рассматривая текст, лингвист не заметил того, что в состоянии заметить всякий дееспособный читатель, владеющий русским языком: наличие как позитивных, так и негативных характеристик, который автор относит к русским. Эксперт пишет, что русские в стихотворении наделяются положительными характеристиками, а нерусские — отрицательными. Это ложь.

Стихотворение очевидным образом некоторые черты русских преподносит как негативные, а иные — как позитивные. Одни - как реальное, другие — как должное. Таким образом, стихотворение «Будь русским!» описывает не этнические характеристики, а этические. Любому непредвзятому читателю это должно быть очевидно.

Эксперт пришла к выводу, что в двух фрагментах стихотворения «нерусским приписываются отрицательные ха- рактеристики: способность к предательству, неблагодарность, стремление эксплуатировать русских».

Налицо отклонение даже от поставленной следователем задачи: выявить негативные высказывания в адрес каких-либо этнических, расовых или религиозных групп. Понятие «нерусские» не описывает ни один из перечисленных объектов, которые право защищает от оскорблений и притеснений.

Не имея элементарных религиоведческих знаний, эксперт исследовала применение понятия «нехристь» в стихотворном произведении. Приводя словарное значение данного слова («жестокий, несправедливый человек»), эксперт не вникла в этимологию: «нехристь» — не христианин, человек, живущий не по-христиански, нарушающий христианский образ жизни, этические нормы, присущие христианам. Всякому минимально образованному человеку ясно, что речь идет именно об этических проблемах: негативной черте русских, которые с «нехристью» «ломают по-братски» «скудный каравай» и в благодарность слышат только «Надо!» и «Давай!».

В данном случае нет никакого касательства этнических, расовых или религиозных групп. Автор указывает лишь на противоречие русской натуры: делиться последним с теми, кто является «нехристью» — нарушает традиционные для русских этические нормы.

Вторгаясь в реглигиоведческие вопросы, лингвист произвольно атрибутировала евреев (понимая их как этнос) понятием «талмуд». Во фрагменте стихотворения о пришлецах, «что свой Талмуд мусоля,// Две тыщи лет нас к пропасти вели», лингвист увидела перефразу — непрямое, описательное обозначение предметов и явлений: «В данном фрагменте под номинацией, вероятно, подразумеваются евреи». Таким образом утверждается, что все евреи «мусолят свой талмуд», религиозный символ («талмуд») отождествляется с этническим атрибутом. При этом эксперт демонстрировала знание того, что «талмуд — это свод догматических, религиозно-этнических, правовых и бытовых положений иудаизма». Таким образом, лингвист совершенно безосновательно записывала в иудеи всех евреев. Чем оскорбляет евреев, принадлежащих к другим верам (например, евреев-христиан), а также евреев-атеистов. Эта грубейшая ошибка демонстрирует крайне низкий уровень экспертного заключения и явно недостаточную компетентность эксперта.

Быть русским, значит хлеб растить в ненастье.
А нет дождя — хоть кровью ороси.
Но все-таки, какое это счастье -
Быть русским! Среди русских! На Руси!

Я русское ращу и нежу семя
Не потому, что род чужой поган,
Но пусть вот так свое опишет племя
Какой-нибудь еврей или цыган.

Быть русским, значит быть в надежной силе.
И презирать родной землею торг.
Не зря ж Суворов р.к при Измаиле:
— Мы русские! Ура! Какой восторг!..

Я — русский! Сердцем, духом, вздрогом кожи.
Горжусь я древним прозвищем моим.
Не дай мне, хоть на миг, хоть в чем-то, Боже,
Не русским стать, а кем-нибудь другим!..

Е.Скворешнев

Эксперт опрометчиво полагала, что иудеи — это и есть евреи, а для всех евреев талмуд — священная книга. Совершив такое допущение, эксперт определяет, что слово «Талмуд», написанное с заглавной буквы, исключает иные определения, кроме религиоведческого. Тем не менее, такое допущение совершенно произвольно и приписывает литературному произведению точность, которая обычно принята для научных текстов. Эксперт отказывает автору в выражении своих мыслей так, как он их понимает. Между тем, слово «талмуд» вполне может использоваться в иносказательном смысле — как «большая книга». В сочетании с понятием «нехристь», оно может иметь значение «свод враждебных христианам правил», или «свод этических норм, неприемлемых для русских».

В таком случае вполне логично и этическое понимание фразы о том, что «мусолящие талмуд» «нас к пропасти вели». В данном случае установить, имеет ли в виду автор иудеев или вообще лиц, чьи этические нормы не совместимы с русскими, невозможно. Наверняка можно утверждать лишь противопоставление «свои»-«чужие», естественное для любой идентификации личности или народа. Также и для автора, если он поставил себе задачу «определить свое племя».

Следовательно, утверждение эксперта, что смысл, который имел в виду автор, представляет собой негативное высказывание по отношению к определенной этнической группе (как писала эксперт, соответствующий фрагмент, «вероятно, тождественен по смыслу такому высказыванию»: «евреи две тыщи лет вели русских к тяжелому, гибельному состоянию») ничем не доказано и является не применением научного метода анализа, а лишь произвольной интерпретацией текста. Применение слова «вероятно», является лишь уловкой. Эксперт прекрасно понимает несостоятельность своего вывода, а потому прикрывается этим «вероятно», предоставляя следователю превратить гипотетическую интерпретацию в однозначное утверждение.

При проведении лингвистического анализа эксперт допустила трактовки текста, направленные против русских людей. А именно: оспаривается право автора в литературном произведении сообщать русским задачу «оберегать святую честь земли». В этих словах совершенно безосновательно усматривает скрытое побуждение, «в котором автор указывает русским на необходимость оберегать „святую честь земли“ от евреев». Употребляя подобный домысел, эксперт прямо возбуждает рознь между русскими и евреями. Евреям приписывают какие-то права на «святую честь земли», а русским в этих правах отказывается. Эксперт, выйдя далеко за пределы своей компетенции", утверждала, что долг русских оберегать «святую честь земли» (о чем пишет автор стихотворения) — это и есть негативная установка, которой автор, будто бы, пытается направить русских против евреев. Абсурдность такого заключения очевидна.

Даже если предположить, что речь идет об иудеях, а не о евреях (подобный произвол уважающий себя специалист допустить не может), то речь в исследуемом фрагменте идет о том, чтобы оберегать «святую честь земли» от проникновения иудаизма (со своим талмудом — собственными этическими нормами, расходящимися с традиционно-русскими). Тогда данный фрагмент текста находится в рамках традиционной для русских православных людей установки, исходящей из принципиальных догматических расхождений между православием и иудаизмом. (При этом верно и обратное: традиционное понимание иудеями догматики собственной веры не совместимо с православием.) Для православного человека иудаизм «ведет к пропасти» — то есть, не просто к «гибельному состоянию», а к гибели всего святого в человеке, к гибели души. Соответственно, негативное отношение к иудаизму, если подобным образом интерпретировать текст (а он может быть интерпретирован и иначе), является лишь отражением понимания автором общедоступного: православие русского народа принципиально расходится с иудаизмом.

Эксперт утверждала: «автор не указывает, что именно он понимает под действием „оберегать святую честь земли“, какие конкретные шаги для этого должны быть предприняты». Соответственно, приписывание автору каких-либо агрессивных побуждений несостоятельно. Налицо лишь этический конфликт, в котором автор выбирает традиции собственного народа, а вовсе не побуждает кого-то к противозаконным действиям.

Несостоятельность эксперта как лингвиста очевидна при попытках интерпретировать повелительный глагол во фразе «пусть вот так свое опишет племя// Какой-нибудь еврей или цыган» единственным образом - как вызов тем, кто в авторской интерпретации, якобы, не способен на такое действие. То есть, прямой смысл фразы подменяется смыслом, придуманным экспертом. Из этой лжи, разумеется, легко сделать любой вывод. В том числе и приписать автору демонстрацию «превосходства граждан по признаку их принадлежности к определенной национальности».

В данном случае автор мог вовсе не использовать никакого вызова, а лишь побуждать евреев, цыган и неопределенный круг народов, к тому, чтобы они «определили свое племя» так, как это делает он в своем стихотворении. Автор мог предполагать также и этический вызов, основанный на понимании, что «определить свое племя» — задача крайне трудная, но более простая для русских, чем для многих других народов, включая евреев и цыган.

Вывод эксперта о том, что «автор отказывает евреям и цыганам в возможности описывать свой народ так же, то есть предполагает, что у евреев и цыган нет оснований гордиться своим народом» лишен какой-либо основы и совершенно алогичен.

На некомпетентность эксперта указывает усмотрение в анализируемом произведении мысли о том «русский народ обладает некоторыми преимуществами по сравнению с другими». Что русский народ обладает некими преимуществами, никак не может кого-то унизить. Политологический или исторический анализ легко доказывает, что преимущества у русского народа есть. Как, впрочем, в чем-то другом они есть у других народов. Указание на преимущества русских ни в коей мере не может дискредитировать автора стихотворения или его издателя. В противном случае можно было бы выбросить на свалку лучшие образцы русской литературы и философии. Остается лишь надеяться, что эксперт и следователь не имели это в виду.

В данном случае лингвист использовала термины «национальность» и «народ», а не «этничность», что также свидетельствует о его низкой квалификации. Лингвист не видит в этих терминах никакой разницы.

Между тем, для определения правовых последствий публикации стихотворения «Будь русским» эти термины существенны. Непонимание этого обстоятельства говорит о некомпетентности эксперта и непонимании им задач лингвистического анализа для следственных и судебных процедур.

Автор экспертизы испытывала сложности с применением элементарной логики. Анализируя применение слова «нехристь», эксперт определила, что оно относится ко всем нерусским. Между тем, доказательств тому не приведено. Кроме того, эксперт не понимает элементарного: множество «человечество» можно разделить на подмножества «русских» и «нерусских», а также на подмножества «христиан» и «нехристей». При допущении, что слово «нехристь» относится не к религиозному делению, а к этическому, все человечество можно также разделить на «нехристей» и «прочих». Если же предположить, что «нехристи» не относится к русским, то это может свидетельствовать либо что русские — круг лиц с определенной этической установкой (остальные определены как «нехристи»), либо, что среди русских тоже могут быть «нехристи». В первом случае «нерусские» должны делиться на «нерусских нехристей» и прочих «нерусских». Иными словами, из стихотворения вовсе не следует, что всякий «нерусский» есть «нехристь». Лишь некоторые «нерусские» есть еще и «нехристи», составляя от «нерусских» неопределенную долю. Все эти интерпретации могли быть применены к анализируемому стихотворению. Но эксперт выбрала лишь выгодную ей интерпретацию — самую невероятную. Ибо никакого тождества между «нерусскими» и «нехристями» в стихотворении нет. То же касается и слова «чужак». Из стихотворения с большим основанием можно вывести, что не все нерусские - нехристи, не все нерусские — чужаки. Автор говорит, что ему вовсе другой народ не «поган». Лингвист же игнорировала это заявление и отождествила понятия «нерусский» и «чужак», подтверждая свой вывод о создании произведением негативных установок к отношении нерусских уже самим применением к «чужакам» характеристики «нехристь». Столь произвольные суждения свидетельствуют об отсутствии у лингвиста элементарных навыков владения научной логикой. Не говоря уже о совести.

Эксперт исследовала стихотворение «Будь русским» не как целостное произведение. Вопреки научному методу из стихотворения были вырваны отдельные фрагменты и интерпретированы вне связи со смыслом произведения в целом. Подобный подход, очевидно, связан не только с низкой квалификацией эксперта, но и с установкой на поиск таких смыслов в тексте стихотворения, которые могли бы быть использованы следствием в репрессивных целях. Соответствующая установка эксперта противозаконна, она превратила экспертизу в фальсификацию важного процессуального действия.

При составлении экспертизы Л. А. Ерохина вторглась в вопросы, предполагающие знакомство с Методическими рекомендациями «Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды», от 29.06.99, где сказано: «Унижение национального достоинства выражается в распространении ложных измышлений, извращённых или тенденциозно подобранных сведений об истории, культуре, обычаях, психологическом складе, верованиях, идеях, событиях, памятниках и документах, входящих в число национальных или религиозных ценностей, позорящих или оскорбляющих этническую или конфессиональную группу либо её отдельных представителей как членов этой группы, заключающих в себе издёвку, отвращение или презрение к ним…».

Следователю, принимавшему решение о назначении лингвистической экспертизы, стоило бы ознакомиться с другими положениями данного документа: «В некоторых случаях вопросы подлинности приведённых фактов и достоверности сообщений лежат за пределами психолингвистического анализа и относятся к компетентности других специалистов: историков, религиоведов, экономистов, политологов, генетиков, антропологов, этнологов и др. Таких специалистов необходимо привлекать для проведения комплексных экспертиз наряду с социальным психологом, и вопросы экспертам должны быть сформулированы так, чтобы каждый из них имел чёткое задание в пределах своей компетенции».

Вместе с тем, общие знания, которое дает высшее образование в России, позволяют без всяких специалистов оценить стихотворение «Будь русским!» как литературное произведение, связанное с тревогой автора за судьбу русского народа, выражающее противоречивость «русской натуры», ее слабую восприимчивость к негативным воздействиям «чужого», и в то же время понимание автором того, что значит «быть русским» и его гордость за принадлежность к русскому народу. Все прочие интерпретации трудно расценить иначе, чем злонамеренные измышления.

Нет сомнений, что следователь является дееспособным лицом. Нет сомнения в том, что эксперт является дееспособным лицом. Оба в состоянии были понять, что для данного стихотворения нет необходимости в какой-либо лингвистической экспертизе. Таким образом, решение о назначении экспертизы и согласие составить экспертное заключение выявили замысел следователя и эксперта, не имеющий никакого отношения к содержанию стихотворения и правовым процедурам. Судя по тексту экспертного заключения, его целью был не лингвистический анализ, а создание для следствия условий для противозаконного преследования главного редактора газеты «Закубанье», опубликовавшего стихотворение «Будь русским».

Экспертиза Л. А. Ерохиной выполнена на крайне низком профессиональном уровне, в ней не применялись научные методики и научный подход в целом. Сказалась неопытность автора заключения, имеющего незначительный стаж работы и практически при почти полном отсутствии правовых знаний. В связи с непониманием своей задачи эксперта, Л. А. Ерохина вместо выводов эксперта-лингвиста сделала выводы за пределами своей компетенции. Кроме того, эксперт явно не знакома с основами этнологии и религиоведения и не имела навыков анализа литературного (тем более поэтического) текста. Вывод эксперта о том, что в тексте стихотворения имеются «специальные языковые средства для целенаправленной передачи отрицательных эмоциональных оценок и негативных установок в отношении нерусских в целом и лиц еврейской национальности, а также для передачи скрытого побуждения к русских людям оберегать свою землю от евреев» является несостоятельным как с научной, так и с этической точки зрения.

Ходатайство о прекращении дела было отклонено следователем Юдаевым. Продолжались допросы, поиски «пострадавших» от стихотворения евреев и цыган, нервные стрессы, вызванные общением со следователем, направление стихотворения на экспертизу в институт ФСБ, отказ приобщить к делу заключения независимых экспертов, знакомство с делом, возврат его на доследование прокуратурой, направление стихотворения на новую экспертизу с отказом подследственному поставить вопросы экспертам, снова изучение материалов дела (которое к тому времени достигло 4-х томов и около 1000 страниц). Обращения в Генпрокурору, Общественную палату, другие инстанции. Прокурор вторично возвращает дело на доследование.

При этом Владимир Каратаев год не может свободно располагать своим временем, находясь под подпиской о невыезде.

Наконец, в декабре 2009 года следователь Юдаев выносит постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, повторив аргументы подследственного годовой давности: "Руководствуясь ст. 57 Закона редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, ….. если данные сведения являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности …. Стихотворение «Будь русским!» Е. Скворешнева на момент его публикации в газете «Закубанье» не было признано экстремистским материалом в соответствии с Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности».

За время следствия Юдаев С. Г. повысил свою квалификацию и стал юристом 1 класса.

По поводу публикации данного стихотворения в ноябре 2009 начался другой процесс — в г.

Крымск Краснодарского края. К ответственности привлечен Борис Соломаха, учредитель и редактор газеты «Вести славян юга России», за публикацию 2007 года.

6 ноября 2009 Крымский районный суд Краснодарского края под руководством судьи Улановской Т. В. рассмотрел дело по заявлению прокурора города Новороссийска Вавилова Ф. М. «в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц» признал стихотворение «Будь русским!» экстремистским. Привлеченным для фабрикации дела главным экспертом Экспертно- криминалистического центра при ГУВД Краснодарского края Федяевым Сергеем Михайловичем (данный эксперт известен усвоим участием и в других делах, инспирированных русофобами — в частности, против газеты «Дуэль») повторены прежние установки: в стихотворении «содержатся негативные высказывания в отношении представителей групп лиц нерусской национальности, а также направленные на возбуждение национальной вражды, унижение национального достоинства и пропагандирующие исключительность, превосходство и неполноценность граждан по признаку их национальной принадлежности, в котором использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательной эмоциональной оценки и негативных установок против представителей определенных национальных групп». Эта формулировка становится стандартной и кочует из дела в дело.

Судом проигнорировано указание подследственного о том, что прокурор Новороссийска не вынес положенного в подобных случаях предупреждения и не установил газете срок для устранения выявленных нарушений. Суд не принял во внимание филологическое заключение профессора Факторовича А. Л., в котором отмечалось отсутствие в стихотворении каких-либо признаков крайних высказываний, зало наличествует любовь к своему народу, тревога за его судьбу.

14 января 2009 данное решение было отменено краевым судом и направлено на новое рассмотрение. Абсурдность решения Крымского районного суда очевидна, его направленность на подавление русского самосознания не вызывает сомнений.

В 2009 в отношении 22-летней жительницы Великого Новгорода Евгении Савельевой было возбуждено дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ. Следствием установлено, что с октября 2006 года по май 2007 года она размещала в сети Интернет текстовые файлы, содержащие «экстремистские призывы и высказывания». В текстах использованы «специальные языковые и графические средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных оценок, негативных установок в отношении представителей определенной нации, расы, религии». В материалах уголовного дела говорилось, что Савельева «является представителем в Великом Новгороде московской „Национальной организации русских мусульман“ (НОРМ), имеет связи в среде сторонников радикальных молодежных группировок, через которых распространяет исламистскую литературу». Обыск проводился под предлогом поиска причастных к взрыву «Невского экспресса» в августе 2007. Причастности к взрыву не обнаружено, зато для вынесения обвинения использовано содержание компьютера. Целый год следствие препарировало личные дневники, переписку, стихотворения. Проводила «экспертизу» текстов Кабыкина Юлия Владимировна. Образование — высшее филологическое, стаж экспертной работы — 1 год.

Из весьма посредственных стихотворных экспериментов, выбраны те, где речь ведется от первого лица. Условно: «мусульманина экстремиста» и «русского фашиста» Стихотворый фрагмент Вывод эксперта

Мерзкий город отребья, рабов и господ, Третий Рим, средоточье разврата! Ты дошел до того, что растлил свой народ!

присутствуют лексемы с ярко выраженной

негативной семантикой, характеризующие «кафиров»

После смерти в божественных райских садах Соберет всех шахидов Создатель.

Не печалься, муслим — будешь ты в их рядах, А пока держи крепко взрыватель.

использованы лексемы, выражающие положительную оценку («не печалься», «будешь героем») и относящиеся к лицам, называемым «муслим», «шахид», противопоставление по признаку религиозной принадлежности (отношения к исламу)

Мы рвемся в атаку, мы рвемся вперед, Сжимая кастет или биту, За нами — Россия, за нами — народ, Ему обеспечим защиту!

экстремистские призывы

В экспертном заключении говорилось: «Автор в тексте обладает определенной позицией и точкой зрения на излагаемые события или показанные картины (в лирике). Эта позиция может отличаться от взглядов автора биографического, быть маской (например, ролевая лирика, где героем стихотворения может являться какой-нибудь исторический или легендарный персонаж)». Вразрез с этим элементарным пониманием смысла стихотворного или литературного текста, эксперт приходит к абсурдным выводам. Научная несостоятельность экспертизы сопровождается аморальностью эксперта, чье «экспертное заключение» текстуально совпало с приговором. Суд назначил в виде 160 часов обязательных работ.

12 декабря лидер движения РФО «Память» Георгий Боровиков был вызван в Прокуратуру ЮАО г. Москвы для дачи объяснений по поводу публикации на его электронном блоге стихотворения и текста проповеди священника, в котором, по мнению возбудившегося ФСБ по Кемеровской области, присутствует разжигание межнациональной розни.

БЕЛАЯ ЛЕБЕДЬ (памяти Анны Бешновой)
Нет, не для черного бога Кавказа
Стала ты жертвой, богиня Анюта!
Русоволосая, сероглазая,
Белая Лебедь! Арийское Чудо!
Вся воплощенье нордической стати,
Томная нежность страсти и стужи,
Ты, не познавшая грешных объятий,
Возревновала о Лебеде-Муже.

Что тебе снится в краю невечернем?
Спишь ли спокойно? Грустишь ли о милых?
Мы не узнаем, ступая по терниям,
Что там творится в холодных могилах.

Верим лишь только: ты жертвою пала
На всеарийский алтарь пробужденья.

Белая Лебедь!.. Капелька алая
Крови невинной, жаждущей мщенья!

Старший следователь Прокуратуры Петров Сергей Владимирович и присутствовавший здесь же и

не представившийся полковник МВД не смогли указать на слова, которые нечто «разжигают», но предложили «во всем признаться» и выплатить штраф в 50 000 рублей.