Андрей Николаевич Савельев:Русофобия в России/Унижение и разрушение армии

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

В декабре 2009 министр обороны Российской Федерации Анатолий Сердюков сообщил, что за истекший год сформировано 85 бригад сухопутных войск, а также созданы оперативно-стратегические и оперативные командования. Появилась новая система боевой готовности, позволяющая в течение часа после объявления тревоги перебрасывать любой батальон или бригаду в район боевых действий вместе со всей штатной техникой, без доукомплектования резервистами, не дожидаясь подвоза со складов боеприпасов, горючего, продовольствия и т. д. Вся армия стала полностью боеготовой. Обоснование этой информации министр дал в докладе Верховному главнокомандующему — Президенту РФ. Министр солгал. Если ещё год назад сообщалось, что доля боеготовых частей составляет всего 17 %, то до 100 % её довести можно было только одним способом — изменением критериев боеготовности. То есть, неприемлемое стало приемлемым, и это выдано за позитивный результат.

Объявленные в 2008 году планы сократить численность офицерского состава армии и флота с 355 тысяч человек до 150 тысяч в течение ближайших трех лет приостановлены, поскольку представляют собой авантюру равнозначную роспуску армии. Планы формирования армии с резким сокращением офицерского корпуса представляют собой возвращение к модели столетней давности, когда не было высокотехнологичных комплексов оружия. Вероятно, ликвидация этих комплексов и является причиной, по которой армию уподобляют милицейской структуре. Также подобная реформа соответствует представлению, что народ в возможной войне участвовать не будет, а потому кадры офицеров для развертывания резерва не нужны. Сообразно задаче уничтожения армии, в 2009 году продолжилась ликвидация военных училищ и академий (сокращение с 65 до 10). Армия великой страны на глазах превращается в армию третьесортной региональной державы.

В 2009 году продолжились преследования русских офицеров.

В начале 2009 года вышел на свободу по условно-досрочному освобождению полковник Ю. Д. Буданов. В порядке провокации СМИ была распространена ложная информация о том, что полковнику придётся вновь вернуться за решётку по делу о похищении трёх человек. Информацию распространили представители следственного управления СКП РФ по Чечне. Дело было возбуждено ещё в 2000 году, а причастность Буданова к нему возникла как раз в момент его освобождения. Ранее закрытое дело было в провокационных целях возобновлено в конце 2008 года — после обращения чеченского омбудсмена Нурди Нухажиева, а также заявления родственников погибших. Нухажиев и родственники жертв похитителей вдруг начали утверждать, что к преступлению причастен Юрий Буданов. Свидетели подтвердили догадки следователей на процедуре опознания, проведённого по фотографии Буданова, которого тут же «вспомнили».

Средства массовой информации и «правозащитники»-русофобы использовали освобождение полковника Буданова для того, чтобы вновь повторить свои грязные выдумки на счёт офицера, воевавшего за Родину и за это отправленного в тюрьму. Были вновь подняты измышления о том, что Буданов при задержании Кунгаевой был пьян, что он изнасиловал её, а потом убил. Буданов никогда не отрицал факт убийства, всегда сожалел о нём, а следствие уже ответило на измышления клеветников отрицательно. Никто из подчиненных полковника, несмотря на оказанное давление и угрозы, не дал показаний против своего командира.

В «деле Буданова» мы имеем факт систематичной русофобии со стороны власти, следствия, агентуры чеченских бандформирований в системе власти, судах, журналистике, «правозащиной» среде. Систематичность объясняется личной позицией Буданова, который в интервью «Комсомольской правде» заявил, что до совершения преступления считал себя офицером Русской армии. Не российской, именно русской.

25 марта 2008 г. Следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ленинградской области было возбуждено уголовное дело по факту публикации в Живом журнале Александра Смирнова материалов «экстремистского характера», подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.282 УК РФ. А. Смирнов — бывший капитан милиции, ветеран боевых действий в Чечне, награждённый многими правительственными и ведомственными наградами. Первое уголовное дело закончилось для Смирнова обвинительным приговором в 2008 году за публикации в Живом Журнале и 2,5 годами лишения свободы условно. Новое дело было передано в суд, который до конца 2009 года не закончился.

Поводами для преследования Смирнова были публикации, в которых давались комментарии к фильму режиссера В.Машкова «Папа», использовались изображения свастики, перепечатывалась информация Международного Красного Креста о числе погибших во время Второй мировой войны евреях с указанием на несоответствие истине широко распубликованной цифрой 6 млн, публиковались нелицеприятные характеристики В.Новодворской и А.Политковской с употреблением в их адрес слова «жид», размещались карикатуры, изображающие поиск компьютерных вирусов, где в текстах обычных антивирусных программ употреблялись термины: «проверено граждан», «обнаружено унтерменшей», «обезврежено недочеловеков», «утилизировано жыдов», «чистокровный ариец Зяма Мойшевич Кроштейн».

Несмотря на гротескный, игровой характер всех публикаций, заказанная следствием экспертиза обнаружила, что указанные направления публикаций на исследованном интернет-ресурсе противозаконны. К тому же оперативники указали, что ими обнаружены материалы, «дискредитирующие органы государственной власти, в том числе Президента РФ, порядок проведения парламентских выборов 2007 года и позднее — сведения, дискредитирующие кандидата на пост Президента РФ».

Уголовное дело было передано в суд, несмотря на отсутствие объективных данных об авторстве указанных публикаций. Единственным таким доказательством в данном случае является IP-адрес, который и позволяет идентифицировать конкретного пользователя. Однако такой адрес следствием не был установлен. Автороведческая экспертиза не установила конкретного автора «экстремистских» сообщений.

Первоначальной основой для обвинительного заключения стала экспертиза научного консультанта Благотворительного фонда спасения Петербурга-Ленинграда кандидата исторических наук Ансберг О. Н. Эксперт, не обладая специальными знаниями, отнёс блог-дневник к персональному сайту и не усомнился в его авторстве, объявив:

«Владелец и основной автор журнала А. Г. Смирнов открыто заявляет о своих националистических убеждениях и не скрывает своих симпатий к германскому национал-социализму. Смирнов А. Г. публично демонстрирует приверженность расистским убеждениям. Главной социальной функцией материалов является агитация, то есть распространение определенных идей для воздействия на сознание, настроение. В материалах для обозначения евреев постоянно используется слово „жид“ и производные от него, которые употребляются только как презрительное, бранное название еврея. В текстах, размещенных в „Живом журнале“ использованы словесные средства, которые выражают отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки, характеристики, унижающие достоинство группы лиц по признаку национальности. Приведенная информация формирует ненависть по отношению к выделенной по этническому принципу группе, а именно к евреям: содержит обобщение отрицательных качеств отдельных лиц и распространение их на всех представителей этой группы; убеждение в несовместимости общности евреев с представляемой автором общностью русских, и таким образом побуждает к враждебным действиям против евреев». «Само по себе изображение свастики и нацистской атрибутики не возбуждает ненависть и вражду по национальному или расовому признаку, но в контексте общей направленности блога рассматривается как отсылка к практике гитлеровской Германии, а именно уничтожению евреев по признаку национальности». «В упоминаемых в исследовании контекстах слово „жид“ употребляется именно нереферентно. Вне всякого сомнения, только о нереферентном употреблении может идти речь, когда употребляется и прилагательное „жидовский“, поскольку при образовании относительных прилагательных в русском языке делается эмфаза (усиление, ударение) на родовых качествах объекта, обозначаемого соответствующим существительным. Вышесказанное дает основания утверждать, что употребляя в своих публикациях слово „жид“ и его производные, Смирнов А. Г. ассоциирует его именно со всеми евреями, а не конкретным представителем данной национальности».

Явная несостоятельность экспертизы и невежество эксперта побудили следствие дополнить дело и поручить экспертизу другому эксперту, который привлекался и для фабрикации первого дела А.Смирнова — кандидату исторических наук, ведущему научному сотруднику Российского этнографического музея Дубровскому Дмитрию Викторовичу. Данному эксперту (вразрез с его квалификацией) было предложено провести социо-гуманитарную экспертизу.

Вне какой-либо научной аргументации Дубровский установил, что термин «хач» является расистским и обозначает выходцев с Кавказа и Средней Азии. Эксперту не знал, что слово «хач» является производным от армянского христианского значения «Хач», «Хачик», которое в переводе на русский язык означает «крест». В дальнейшем, будучи допрошенным в качестве эксперта, Дубровский определил, что термином «хач» обозначается группа людей, демонстрирующих свое «расовое отличие от большинства»; «по этой причине национальное и этническое достоинство любых граждан, подпадающих под подобное определение, является унижающим достоинство граждан, принадлежащих к различным этническим группам, прежде всего, евреям, выходцам с Кавказа и Средней Азии, а также Молдавии».

Столь же безосновательно эксперт вывел этимологию однократного употребления слова «шнобеленосный» из языка идиш, определив содержащее его высказывание как направленное на возбуждение национальной вражды.

Эксперт затруднился ответить, что с научной точки зрения понимается под действиями, направленными на возбуждение ненависти, либо вражды, либо унижение человека по признакам расы, национальности и отношения к религии, но подтвердил, что в представленных ему материалах содержатся высказывания, направленные на возбуждение национальной вражды и имеются основания утверждать, что представленные материалы унижают достоинство человека по признаку принадлежности к определенным этническим группам. Тем самым эксперт вышел за пределы свой компетентности, дав произвольное и безосновательное заключение.

Де-факто сложившаяся в Российской Федерации правоприменительная практика приравняла ЖЖ к средствам массовой информации в полном противоречии с Законом «О средствах массовой информации», статья 2 которого содержит чёткое определение: «под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации». ОБСЕ на принятые парламентом Казахстана в этом году поправки в закон о СМИ, которые приравняли все интернет-ресурсы к средствам массовой информации. В ответ на это, представитель ОБСЕ по вопросам свободы прессы Миклош Харашти обратился с письмом к президенту Казахстана, в котором подчеркнул, что данный закон ограничивает свободу слова и входит в противоречие с обязательствами перед ОБСЕ и международными стандартами.

Обвинение в адрес А. Г. Смирнова выглядит безграмотной фантазией некомпетентных лиц, фабрикующих безосновательные претензии:

«Смирнов А. Г., проникнувшись ранее идеями национал-социализма, национализма, антисемитизма и расизма, и имея намерение на осуществление экстремисткой деятельности, то есть публичного распространения и пропаганды данных идей, специально зарегистрировал в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования „Интернет“ массовое средство коммуникации интерактивного характера „Живой Журнал“ (блог-дневник), являющийся формой публицистической периодики, профиль которого расположен по электронному адресу http://exsaga.livejournal.com… Таким образом, он (Смирнов А.Г), используя специальные языковые средства и приемы, выражающиеся в заведомо бранных и оскорбительных обозначениях и эпитетах, осуществлял экстремистскую деятельность, то есть действия по публичному распространению в средствах массовой информации сведений в письменной (мультимедийной) форме, направленных на формирование у массовой аудитории отрицательных эмоциональных оценок и негативных установок, характеристик, унижающих достоинство человека и группы лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения, на возбуждение расовой и национальной розни, вражды, ненависти, презрения, недоверия, на пропаганду исключительности, превосходства и неполноценности граждан по признаку отношения к представителям общности, выделенной по признакам расы, национальности, языка, происхождения, а именно к евреям и лицам кавказских национальностей, то есть совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст.282 УК РФ».

В 2010 году процесс по делу Александра Смирнова продолжается.

Унижение и оскорбление российской армии принят в системе российских СМИ, где записным русофобам позволяется тиражировать и навязывать свои измышления широкому кругу граждан.

Так, в эфире радио «Эхо Москвы» Максим Шевченко заявил, что в Чечне «была гражданская война и наши граждане убивали друг друга и продолжают, к сожалению, это делать на Северном Кавказе». Тех же, кто решит, что завершение контр-террористической операции надо воспринять как праздник победы, Шевченко определил так: «кто хочет, пусть напивается до одури, какие-то спецподразделения, спецлюди, в каких-то спецотделах, а любой вменяемый человек…» При этом «с той стороны не напиваются». Позитивным исходом войны Шевченко считает лидерство Чечни на всём Северном Кавказе: «Если на самом деле война и насилие на Северном Кавказе закончится, и Чеченская республика здесь будет лидером, то это очень хорошо». Как «разумное» определил Шевченко намерение Р. Кадырова начать переговоры с бандитами Умаровым и Закаевым. Как и проведение очередной всеобщей и полной амнистии для бандитов.

Бандитов и головорезов Шевченко приравнивает к героям, защищавшим от них Россию: «Были доблестные омоновцы, были доблестные ГРУшники, чеченцы, которые, особенно в первую войну, защищали свою родину, как они видели свою родину, как учили их матери и их бабушки её видеть и отцы».

В той же передаче русофоб Николай Сванидзе в ответе на вопрос слушателя повторил гнусную клевету на полковника Буданова, оскорбил нашу армию и глумливо высказался в адрес русских патриотов:

«…для этого человека, который задаёт вопрос, все чеченцы — это „бандиты“, а полковник Буданов — „русский патриот“. Вот с чем связан этот вопрос. Он читается здесь между строк. Он считает, что Буданов был полковником Российской армии, то это значит, что он, по определению, „честный офицер“ и „русский патриот“. К сожалению, уже много раз я это говорил, такие люди, как Буданов, порочат имя русского офицера. Вот… Он уже своё, правда, получил — он своё отсидел. Если его вызывают в суд по другому делу — тоже, похожему, как я понимаю, на то, по которому он уже „отбарабанил“ срок, хотя вышел по „УДО“ [условно-досрочному освобождению] — то… ну, не исключено, что посадят ещё раз, если он виноват. Ну, и что? Или он считает, что хорош тот русский офицер, который девушек насилует? Это не „русский офицер“, это бандит. У Буданова, у Буданова — исходя из того, что его вина в одном деле уже была доказана, и он отбыл наказание — значит, ясно, что не „ангел во плоти“, и он не тот человек, которого „нельзя подозревать“, в возможных, там, убийствах мирных людей. Он тот человек, которого „можно подозревать“ в возможных убийствах, потому что одно из них у него на совести. Репутация! Репутация такая у человека, что ж тебе делать! А поскольку в данном случае речь идёт о Буданове, конечно, больше поводов его вызвать, чем меня, потому что я, всё-таки, девушек не душил, а он душил».http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/580476-echo/

Русофобам не жалко русских жизней. Они готовы жертвовать русскими людьми, если это приносит им прибыли. В порядке иллюстрации, отражающей общие принципы деятельности русофобов-предпринимателей, русофобов-чиновников и русофобов-судей, приведём следующий пример.

Московский окружной военный суд вынес оправдательный приговор по делу экс-начальника управления снабжения Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) Минобороны РФ, генерал-майора Валерия Знахурко, обвиняемого в поставках в 1999—2005 годах оборонному ведомству страны 14 тыс. некачественных бронежилетов на общую сумму 203 млн руб.. По тому же делу обвинялась заместитель генерального директора одной из столичных фирм Татьяна Романова, которая и занималась поставками опасных для жизни бронежилетов. Она тоже оправдана. Независимые испытания бронежилетов показали, что пули свободно пробивали броню насквозь. В начале 2010 Верховный Суд отменил оправдательный приговор, учитывая различные процессуальные нарушения, а также проигнорированный судом основной аргумент обвинения, связанный с корыстными мотивами генерала. Материальные приобретения, сделанные им в период с 2001 по 2005 год: три квартиры в Москве, загородный коттедж, два автомобиля и прочее на общую сумму около 14 млн руб. При совокупном доходе по данным из налоговой службы, составил всего около 1,5 млн руб.