Андрей Николаевич Савельев:Русофобия в России/Произвол милиции

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Милицейский произвол провоцируется руководством МВД разных уровней и цинизмом исполнителей, которые всеми правдами и неправдами фабрикуют дела о «межнациональной розни».

19 апреля 2009 года в городе Кирове на одном из пикетов против политических репрессий были распространены листовки, содержание которых позже было признано экспертами из МВД «экстремистскими». Среди задержанных на пикете был 22-летний музыкант Василий Варанкин, скрипач по образованию. Через два месяца он был схвачен сотрудниками ЦПЭ около своего дома и избиениями и пытками (иголками под ногти, тушением сигарет о кожу) принуждался к самооговору в связи с дракой, произошедшей во дворе его дома. Варакин вынужден был подписать заготовленную преступниками бумагу с признанием себя виновным в избиении гражданина Азербайджана. По заявлению Варакина Первомайский межрайонный следственный отдел прокуратуры провел проверку. Никаких нарушений со стороны работников милиции следователями выявлено не было. По словам заместителя руководителя Первомайского МСО Александра Шихова, «никто из сотрудников ЦПЭ не слышал, чтобы пытали Варанкина, никто его не бил и психологического воздействия не оказывал. Его доводы о применении недозволенных методов подтверждения не нашли. В ходе проверки установлено, что травму руки Варанкин мог получить где угодно. В машину он сел и в отдел согласился проехать добровольно». В ответ на подачу заявления сотрудники ЦПЭ начали планомерное давление на семью Варанкина, его друзей, знакомых и родственников — звонки с угрозами, запугивание свидетелей драки и склонение к лжесвидетельству. 22 сентября судья Зайцев приняла противозаконное решение о принудительной госпитализации Василия Варанкина в психиатрическую больницу.

В Москве пикет Русского Общенационального Союза против абортов он был разогнан милицией уже через 15 минут. Трое активистов и случайный прохожий были задержаны ОВД «Сокол» г. Москвы. За флешмоб в окровавленных халатах и раздачу листовок русских людей задержали на три часа. В ОВД Сокол у одного из задержанных милиционеры сорвали нательный крест и нанесли ему побои. Процесс «раскрещивания» организовал младший лейтенант Абрамов Александр Александрович.

10 января 2009 в Москве лейтенант милиции, оперуполномоченный по особо важным делам УСБ МВД Чечни и оперативник чеченского УБОПа в звании старшего лейтенанта напали в Москве на водителя пассажирского «Икаруса», избили его и ранили мужчину в ногу. После чего виновников происшествия (по одной из версий — чеченских милиционеров, находившихся в Москве с целью обеспечения безопасности Рамзана Кадырова и его семьи во время визитов) отпустили на свободу.

В сентябре 2009 правоохранительные органы Московской области начали проверку всех «неблагонадежных и подозрительных лиц» к которым отнесены «владельцы охотничьего оружия, любители выпить, футбольные фанаты и состоящих на учете экстремисты». В операции было задействовано 8000 милиционеров 3000 сотрудников ЧОП, 890 единиц служебного автотранспорта, 108 кинологов с собаками. «Мы допускаем, что лица недовольные результатами, могут пойти на любые экстремистские действия», – сообщил заместитель начальника ГУВД Московской области.

В июне 2009 года Конституционный суд РФ принял решение, которое может изменить практику незаконных административных задержаний, а также позволяет гражданам добиваться компенсации за нанесённый ущерб и обжаловать действия властей. КС указал, что Административный кодекс должен применяться во взаимосвязи не только с ГК и ГПК, но в первую очередь с международной Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, которая, в отличие от российских законов, содержит исчерпывающий перечень оснований для задержания, а в случае противоречия с российскими нормами имеет приоритет.

Конвенция разрешает применять административное задержание лишь «по обоснованному подозрению» в совершении правонарушения или для его предотвращения. Произвольно схватить человека и посадить на 48 часов нельзя.

Поводом для такого решения стала повсеместная практика фальсификации сотрудниками милиции актов о правонарушениях граждан, участвующих в политических акциях. Обычно задержания оформлялись за неправильный переход улицы или брань в общественном месте. После чего граждане не менее 3 часов удерживались в отделении милиции, а административные дела против них закрывались по истечении 2 месяцев исковой давности. В результате граждане были лишены возможности опротестовать действия милиции. Суды отказывались поддерживать требования граждан о возмещении вреда, нанесенного сотрудниками милиции.

В процессе рассмотрения дела в КС полпред президента РФ Михаил Кротов доказывал, что вред, причиняемый фигурантам уголовных и административных дел, несоизмерим: «Ну, костюм испортили или на три часа задержали – можно ли говорить о серьёзном ущербе или утрате заработка?» Однако на стороне заявителей оказались не только эксперты юрфака СПбГУ, призвавшие «сломать практику Верховного суда, позволяющую судам закрывать дела, не установив, имело ли место правонарушение», но и представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева. Она заявила, что «каждая жертва незаконного ареста или задержания должна иметь право на возмещение ущерба за вредоносное воздействие в полном объёме».

КС разрешил гражданам даже в случае прекращения административного производства по делу обжаловать свое задержание, доказывать невиновность и добиваться компенсации в рамках гражданского процесса. Фактически суд расширил применение ст. 1070 ГК, предусматривающей право на компенсацию за незаконные действия властей без доказательства вины конкретных лиц, которая ранее применялась только для уголовных дел. КС указал, что судебные решения по делам заявителей, принятые в ином истолковании, подлежат пересмотру.

В начале 2010 обращение сотрудников московского ОМОНа к Президенту РФ и в прокуратуру выявило реальное положение дел, при котором правоохранительные органы превращаются в криминальные и направляются на подавление прав и свобод граждан. Выяснилось, что с одного сотрудника требует в конце смены трех задержанных, если их нет, то сотрудник лишается премии или мэрской надбавки к зарплате. Выяснилось, что для усиления репрессивных действий в ОМОН набираются иногородние — «верные и тупые». Оказалось, что ОМОН стал силовой коммерческой структурой, которой можно за деньги заказывать разгоны митингов протеста (например, митинг жителей против переезда им под окна торговцев закрытого Черкизовского рынка). Омоновцы за деньги охраняют виллы богатеев, воров в законе, их используют для организации рейдерских захватов, они собирают мзду с проституток, сопровождают транспорт с контрафактным товаром. Начальство страхуется тем, что заставляет омоновцев писать заявления об увольнении без даты. В случае неприятностей сотрудника увольняют задним числом.

Для разгона политических митингов омоновцам постоянно объяснят, что все они «проплачены иностранными врагами России». Все оппозиционные акции снимаются на видео, документируются, в толпу внедряются переодетые в штатское сотрудники, отдающие указание «кого брать». Причины задержания придумываются уже в отделении милиции. Против журналистов действуют по инструкции: не давать снимать. Зачастую устраиваются провокации и физическое насилие, чтобы не допустить сбора информации о состоявшейся акции и действиях милиции. http://www.nr2.ru/incidents/267795.html

Под особым подозрением у правоохранителей и прилепившихся к власти проходимцев находится русская молодежь и школьники.

12 марта в Московской городской Думе прошёл круглый стол на тему: «Экстремизм в молодёжной среде. Как ему противостоять?», где представители Прокуратуры и ГУВД сообщили, что в Москве на учёте за экстремистскую деятельность стоят 54 несовершеннолетних, среди которых 36 учащиеся школ и только 8 – не обучаются нигде. Ими было отмечено, что большинство детей из благополучных семей. Также, они выразили готовность рассматривать любую конкретную информацию по этой теме и принимать меры.

На данном совещании с русофобской программой выступил представитель Молодёжной палаты при Мосгордуме от «Единой России» – председатель секции Молодежной палаты по общественной безопасности Дмитрий Бирюков. Он предложил воссоздать Министерство национальностей; создать службу выявления и пресечения появления материалов экстремистского содержания в интернете; в соответствии с госстандартом ввести в школьную программу курс по изучению культуры народов мира; организовать трансляцию по телевидению программы о культуре народов России; создать национально-культурные автономии в крупных мегаполисах для приезжих в них граждан; рекомендовать СМИ более сдержанно освещать межнациональные конфликты, возникшие на территории России. Тем самым предложено из русской России делать нерусскую. И начинать издевательство над русскими людьми со школы.

Давление на русских детей в Москве приобрело беспрецедентный характер. Русским школьникам приписывается экстремизм. О его росте в школьной среде заявил заместитель начальника милиции общественной безопасности ГУВД столицы Григорий Краснов. О том, что криминализация московских школ происходит в связи с насыщением их детьми выходцев с Кавказа, милицейское начальство упорно умалчивает. Под репрессии попадают в основном русские школьники.

В г. Дзержинск Нижегородской области при расследовании убийства гражданина Таджикистана без веских оснований была задержана группа русских несовершеннолетних, из которых пытками выбивали признание в совершении этого убийства. В организации насилия над русскими детьми принимали участие сотрудники Дзержинского межрайонного СОСУСК при прокуратуре РФ по Нижегородской области. Дело вел следователь по особо важным делам Жиделев Д.К. Задержанных 15-летних подростков подвергали физическому и психологическому давлению. Избитому юноше потребовалась медицинская помощь, но ее оказали только через 6 дней. Другому несовершеннолетнему следователь Овсянников А. Н. угрожал расправой в камере во время допроса и в присутствии его матери. Ещё одного несовершеннолетнего отвезли в лес и там запугивали, угрожая пистолетом, заставляли признаваться в преступлении, которого он не совершал. 15-летнюю девочку трое суток держали в неволе, принуждая угрозой физической расправы дать ложные показания. Содержание под стражей основных подозреваемых превысило 4 месяца. В этом время по телевидению сотрудники милиции рапортовали о раскрытии дела. Были показаны лица и фамилии ребят, сказано, что они признаются в преступлении.

Судебный процесс напоминал шоу. Несмотря на то, что четверо из пяти обвиняемых не признали себя скинхедами и заявили, что никаких «национальных предрассудков» у них нет, гособвинитель заявил: «Голова лысая – значит, скинхед». Прокурор, скоморошничая, кричал в суде «Зиг Хайль» перед присяжными, а те смеялись. Судья отказал в оглашении результаты биологической судебной экспертизы, которая не обнаружила никаких следов крови убитого на одежде и телах обвиняемых. 10 декабря 2009 года Верховный суд РФ оставил в силе обвинительный приговор вынесенный Нижегородским областным судом 22 сентября 2009 года.

В июне 2009 чеченцы, проживающие в Знаменске Астраханской области и ближайших городах, спровоцировали конфликт с русскими жителями города. На встречу пришло несколько десятков безоружных русских и колонна из 50-ти машин с 300 вооруженных кавказцев. С криками "аллах акбар" кавказцы стреляли в русских, били битами. Семь русских оказались в реанимации в тяжелом состоянии, один через два дня умер. Через два дня от кавказцев стали поступать заявления в милицию о нападении скинхедов. В результате русские участники конфликта подверглись преследованию – арест, объявление в розыск, подписка о невыезде. В сокрытии фактов чеченской этнической преступности и преследованиях русских приняли участие, начальник отделения милиции Колодяжный, оперуполномоченный Попков — бывший начальник уголовного розыска, начальник ГИБДД Огневой и участковый майор Сабир Агабеков.

Распространённость подобных событий указывает на сращивание преступных элементов в милиции с этническими преступными группировками. Альянс преступников при попустительстве властей направляется против русских с целью подавить у них способность и желания сопротивляться разгулу криминала.

В 2009 году произошел уникальный случай, когда эксперт-лингвист отклонил предположение о мотивах межнациональной розни в подростковой драке, где пострадала сторона нерусских.

В Санкт-Петербурге группой русских школьников был избит Тагир Керимов. По данным следствия во время драки нападавшие выкрикивали: «Убивай хача, мочи хача!», «Бей чёрных, бей хачей!», «Россия для русских!» По подозрению в совершении преступления были арестованы пять человек. Эксперт Центра судебных экспертиз Северо-Западного округа Елена Кирюхина, исходя из материалов дела, заключила, что призывы «Крысам – крысячья смерть!» и «Россия для русских» в контексте дела не являются националистическими. Что касается лозунгов «Убивай хача, мочи хача!», «Бей черных» и других, они «могли как иметь, так и не иметь ксенофобской направленности», что зависит «от мотивов, которыми руководствовались произносившие их», полагает Кирюхина. Эксперт отметила, что призывы «убивать хачей» могут употребляться «иронически, не всерьёз», а слово «хач» может обозначать объект агрессии, а не национальность. «Если мотив драки не имел отношения к национализму, то и смысл призыва не будет связан с ксенофобией. Перед дракой фраза «убивай хача» могла представлять призыв как к самому избиению, так и к его началу – боевой клич. В этом случае слова «хач», «чёрных», «хачей» обозначали того или тех, кого следует начать бить, т. е. указывали на объект агрессии. При этом агрессия могла быть связана с его инакостью по отношению к нападавшим (русским), а могла иметь другое происхождение».

При всей неадекватности использования терминов «национализм» и «ксенофобия», эксперт уловила главное: мотивы межнациональной ненависти трудно уловимы и не могут быть достоверно доказаны, а в драке разнообразные оскорбления, задевающие любые отличительные признаки противника, имеют ситуативный характер. К сожалению, подобное понимание отсутствует как у подавляющего большинства экспертов, так и у сотрудников правоохранительных органов. Вследствие чего обвинительные заключения и приговоры судов против русских людей получают противозаконную квалификацию в дополнение к обычным признакам преступления. Тем самым, во множестве случаев русские люди преследуются правоохранителями не только как преступники, но и как русские. Борьба с преступлениями на почве межнациональной розни оборачивается преследованием русских людей по национальному признаку.