Андрей Николаевич Савельев:Русофобия в России/Заключение

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

В 2009 году продолжился процесс углубления русофобии во власти и одновременно – процесс распространения русского национализма во всех слоях общества. Противоречие между официально декларируемыми целями власти (безопасность, законность, свобода) и реальными действиями против идейно определившихся граждан становится все более радикальным. Одновременно во властных структурах не могут найти никакой альтернативы национализму и пытаются организовать «контролируемый национализм» - подчинить себе действующие организации или уничтожить их и создать вместо них подконтрольные структуры. Эта деятельность не приносит успеха, поскольку любое устойчивое объединение националистов предполагает противостояние произволу и беззаконию властей, измене и коррупции во властных органах, противодействие олигархии и бюрократии, разрушающим нашу страну и унижающим русский народ.

Новым направлением деятельности русофобов стало уничтожение православной веры и свободы вероисповедания для русских людей. Во многом это связано с тесным сплетением церковной и государственной бюрократии, а также общей «толерантностью» обеих ветвей бюрократии, союзных в деле уничтожения русского самосознания и насаждении экуменизма, забвения собственной истории и принуждения русских к отказу от сопротивления злу. В 2009 году зависимость правоохранительных органов от политического руководства «правозащитников» стала полностью очевидной. Генеральная Прокуратура и МВД целиком приняли идеологические догматы, проводимые МБПЧ и центром «Сова». Несмотря на то, что эти догматы никак не отражены в законодательстве, они стали основой деятельности правоохранительной системы. Русофобы-правозащитники теперь получают материальную поддержку и доступ в СМИ одновременно от государственных органов России и от антироссийских центров за рубежом.

Итоговой позицией правоохранительных органов, сложившейся к концу 2009 года, стало убеждение, что с русским национализмом (иначе говоря – с русским политическим мировоззрением) надо бороться так, как будто он являет собой террористическое подполье, финансируемое международными организациями, и организован в широкую сеть вооружённых банд. Русофобов не смущает, что ничего подобного не существует. Их установки в борьбе с русским народом требуют «ответного террора», и к нему склоняются государственные институты.

Фактически Россия стоит перед выбором: подчинение русофобским доктринам и организациям и уничтожение русского народа как исторического субъекта или обращение к национализму, построение русского национального государства и спасение страны от распада и социально-экономической катастрофы.