Андрей Николаевич Савельев:Русофобия в России/Русофобы-правозащитники

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Клеветнические измышления — главное оружие либеральных «правозащитников».

Подобные измышления уже многие годы исходят от обласканного Кремлем члена Общественной палаты, руководителя Московского бюро по правам человека Александра Брода. Он заявляет, что в российском сегменте Интернета действует свыше 1,5 тыс. сайтов радикального, нацистского характера. По всей видимости, это все русские существующие на сегодня сайты национальной ориентации.

Брод полагает, что российским властям надо использовать опыт других стран. Например, Австрии, где за отрицание Холокоста владельцы ряда интернет-сайтов приговорены к различным срокам лишения свободы. Точных данных о подобных приговорах нет, поэтому пожелание Брода можно рассматривать как попытку склонить правоохранительные органы к беззаконным репрессиям против русских информационных ресурсов, где факт Холокоста подвергается сомнению. По сути дела это призыв к нарушению конституционных прав граждан.

Также Брод счел необходимым присоединить Россию к Европейской конвенции по борьбе с киберпреступностью, которая, по мнению Брода, состоит в преследовании за «расизм, ксенофобию, дискриминацию в интернет-пространстве», а также ответственность провайдеров, которые в этом случае должны буду вести мониторинг содержания сайтов своих клиентов и МБПЧ регулярно публикует фальсифицированные данные о «проблемах ксенофобии», пользуясь цифрами, произвольно составленными в МВД и искаженно представляющими степень и направленность криминализации межэтнических отношений. К «преступлениям ксенофобии» традиционно приписываются чисто криминальные преступления, если жертвой в них становится нерусский человек. Не случайно нерусские «правозащитники» рассматривают русские культурные центры в качестве центров «ксенофобии» — Москву, Санкт-Петербург, Нижний Новгород.

Вместе с другими «правозащитниками» Брод агитирует власть принимать меры против «мигрантофобии». То есть, за проведение широких репрессивных и пропагандистских акций по дискриминации русских людей, выступающих против замещения русского населения России иммигрантами. Брод выразил беспокойство не тем, что иммигранты угрожают безопасности и жизни коренных жителей России, а «жестокостью в отношении мигрантов», которая стала нормой. По данным «Левада-Центр», 22 процента респондентов считают, что мигрантов нужно ликвидировать, а 21 — полностью изолировать от общества. Русскому человеку эти данные говорят о том, что поведение иммигрантов стало для нашего народа нестерпимым, нерусскому «правозащитнику» — что надо подавлять оборонительные реакции русского народа, включая даже сами помыслы о самообороне.

Александр Брод стал своеоборазным брендом Кремля, который сам создал эту фигуру и определяет дозу критицизма, которая допустима в отношении российских властей со стороны «правозащитной общественности». Пользуясь привилегиями придворного правозащитника, Брод сделал тему «холокоста» наиглавнейшей в правозащитной деятельности в России, игнорируя массовые нарушения прав русских людей и выпячивая страдания евреев более чем полувековой давности.

Январь каждого года используется Бродом и его ближайшими соратниками для множества мероприятий, в которых истинное бесправие русского народа должно потонуть в разнообразных презентациях «дня холокоста».

На очередном «круглом столе» в январе 2009 года Александр Брод развернул тему «холокоста» против русского большинства, представив произвольно выделенные из криминальной статистики данные в качестве своеобразной страшилки: угрозы «нового холокоста».

Брод сказал: «Только недавно руководитель московской милиции, ГУВД Москвы генерал Пронин впервые признал наличие этой проблемы, сказал о росте нападений на 30 процентов в прошлом году по сравнению с позапрошлым годом. За прошлый год, по нашим данным, зафиксировано порядка 300 нападений на почве агрессивной ксенофобии, в итоге — 122 погибших, не менее 370 пострадавших. Лидируют в списке неблагополучных городов Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Свердловская область, Ярославская область, Ульяновская область. Среди жертв нападений, как правило, узбеки, таджики, в регионах Южного федерального округа это и русские, которые становятся жертвами по этническому признаку, это и азербайджанцы, армяне. Для сравнения: в 2004 году было зарегистрировано 69 нападений, столкновений на почте агрессивной ксенофобии, в 2005 году — уже 200 нападений, в 2006-м — 210, в 2007-м — 231. И конечно, число погибших и пострадавших также растет. Прокуратура, правоохранительные органы стали активнее реагировать на деятельность радикальных националистических группировок, выносятся жесткие обвинительные приговоры, длительные сроки заключения. Но этого недостаточно, нужны профилактические меры, нужна более серьезная, ответственная просветительская и образовательная работа. Стоит подумать о возрождении на новом качественном уровне федеральной программы по воспитанию толерантности и развитию межкультурного и межнационального диалога».

Его настроение, обусловленное поручением начальства, поддержала президент Фонда «Холокост», член Общественной палаты Алла Гербер, которой положено иметь более жесткую и более понятную на Западе позицию: «То, что происходит, требует уже каких-то других слов, других реакций и других эмоций, и не только нас, тут присутствующих, но и нашей власти, и непосредственно президента. Потому что наступил такой момент, когда президенту пора сказать, что негоже в XXI веке в цивилизованной стране, чтобы было то, что происходит. Негоже, чтобы у нас были газеты, которые откровенно, с абсолютно гитлеровской последовательностью пропагандируют тяжелый антисемитизм. Негоже, чтобы по радио звучали высказывания, что убить Чубайса — это не преступление, а страной руководит еврейская мафия, и так далее. И это не имеет никаких последствий, никаких правоохранительных последствий, это только все рассматривается, только делаются внушения.

Отвратительное чувство незащищенности, безысходной незащищенности появилось не только у меня, но и у всех правозащитников. И не только у правозащитников, но у всех нормальных людей, которые говорят, думают, существуют и считают, что они существуют в свободной стране».

Третий председатель придворной общественности, как и двое предыдущих получивший статус члена Общественной палаты - председатель комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе предложил активнее использовать опыт США: «У Обамы был такой пассаж в инаугурационном выступлении: „Я выступаю перед вами, огромная честь для меня быть лидером огромного, великого народа, а ведь меньше шестидесяти лет назад мой отец имел шанс быть не обслуженным в местной закусочной“. Так бы, наверное, оно и было. Какой путь прошли США. Политкорректность пресловутая, над которой мы смеемся в том, что касается межэтнических, межрасовых отношений, именно эта подчеркнутая политкорректность, смешная, доведенная, как нам кажется, до абсурда, именно она со своей последовательной реализацией дала столь сенсационный результат. Невозможно не то что делом, не то что словом — шуткой намекнуть на расовую принадлежность кого бы то ни было. А в России, между тем дня не проходит, чтобы не убивали кого-нибудь, кто по цвету кожи отличается от нас с вами».

Те же позиции были высказаны на пресс-конференции «Холокост — память и предупреждение.

Проблемы ксенофобии, нетерпимости, экстремизма, реабилитации нацизма в России и современном мире». Название пресс-конференции говорит о том, что придворные «правозащитники» хотят свести правовую защиту граждан к «недопущению холокоста». Иными словами — к защите превративших «холокост» в свою этническую религию, а также к третирующих русское большинство жрецов этой высокодоходной религии.

Приведя спущенные ему из МВД цифры, свидетельствующие об успехах борьбы с «экстремизмом», Брод потребовал «с целью популяризации идей толерантности в России» проводить демонстрации, антифашистские митинги, информационные кампании. Гербер поддержала эту мысль: «Слишком долго такие кампании не проводились на государственном уровне. У жителей России, в том числе правозащитников, появилось отвратительное чувство незащищенности». Репрессивный аппарат государства, надо полагать, должен работать только для того, чтобы у этих людей чувство незащищенности исчезло. Вероятно, до последнего русского человека.

К записным русофобам примкнул думский специалист по «холокосту» — председатель Комитета Госдумы РФ по безопасности Владимир Абдуалиевич Васильев, сообщивший о задержании сразу четырех «неонацистских групп» — как только за дело принялся департамент МВД по расследованию преступлений на почве национальной розни численностью 2600 человек.

Николай Сванидзе обобщил роль «холокоста» в современной жизни и предложил России следовать путем США — фактически от дискриминации «белыми» к дискриминации «белых». Он сказал: «Холокост — не только трагедия еврейского народа, но и общегуманитарная катастрофа. В последнее время дня не проходит без убийства „отличных от нас людей“» «Около 40 лет назад в США был убит лидер сопротивления расизму Мартин Лютер Кинг, а сегодня Барак Обама избран президентом страны! За сорок лет США пришли к политкорректности, и Россия должна прийти». Следовательно, политкорректность, по Сванидзе, представляет собой торжество расового меньшинства над большинством.

Еще одна пресс-конференция с теми же лицами и по тому же поводу прошла в редакции газеты «Московский Комсомолец». Брод решительно призвал присутствовавших не ставить на одну доску масштаб преступлений, совершаемых русскими фашистами с преступлениями выходцев из Северного Кавказа. С ним согласилась и Гербер. «Сегодня мигранты в России забиты и всего боятся. Иногда они вынуждены отвечать агрессией на агрессию, однако факты таких действий ничтожно малы и не идут ни в какое сравнение с деятельностью скинхедов».

Как представителю российской бюрократии, Броду была поручена важная миссия представлять ее на брифинге в штаб-квартире ООН, который МБПЧ и американский форум Всемирного конгресса русскоязычного еврейства при содействии Постпредства России при ООН провели в честь «холокоста». Брод сказал, что «уроки Холокоста далеко не усвоены», что отмечается «рост проявлений неонацизма, антисемитизма и ксенофобии в странах Европы, в том числе и на постсоветском пространстве». Это очень нравилось его американским друзьям. А российской бюрократии важно было отвести глаза мировой общественности от русофобии, подчеркивая

героизацию нацизма в странах Балтии и на Украине. Борьба с русским народом становится как бы продолжением борьбы с фашизмом, а борьба с фашизмом сведена к борьбе с антисемитизмом, который остаётся «одной из устойчивых фобий» (Брод). Здесь также были озвучены погромные цифры МВД: в РФ издаётся около ста периодических изданий, регулярно публикующих антисемитские материалы, вплоть до отрицания Холокоста. Регулярно проходят демонстрации под ксенофобскими и антисемитскими лозунгами, практически во всех регионах страны оскверняются синагоги и другие еврейские объекты, на устраиваемые в России конференции приезжают «американский расист» Дэвид Дюк и «экстремисты из Западной Европы». Русской службе «Голоса Америки» Брод отчитался: в год выносится по 25-30 приговоров за убийства на почве этнической ненависти, «скинхеды» получают сроки заключения от 15 до 20 лет, несколько человек получили даже пожизненные сроки. Но этого мало: требуются программы «профилактики ксенофобии и антисемитизма» — то есть, массовой идеологической обработки населения.

Брод создал для американской публики картину вопиющих безобразий, с которыми российские власти самостоятельно не справляются: «вопиющая мигрантофобия и антиамериканские настроения поддерживаются средствами массовой информации, которые создают образ „России как осаждённой крепости“ во враждебном окружении. Ксенофобская и шовинистическая риторика нередко используется легитимными российскими политиками. Я не думаю, что федеральные власти заинтересованы в росте профашистских организаций в России на данный момент, потому что они понимают, что это чревато развалом страны.

Если поднимутся национальные республики, национальные меньшинства, это приведёт к гражданской войне и к уничтожению государства. Есть непонимание важности проблемы со стороны властей всех уровней, есть пассивность власти перед лицом этих проблем, и, как я уже говорил, полностью отсутствует просвещение, образование граждан в части воспитания толерантности».

В заключение брифинга один из его организаторов, глава американского форума Всемирного конгресса русскоязычного еврейства Леонид Бард выразил надежду на то, что подобные мероприятия в ООН станут регулярными, и что в них будут принимать участие не только представители неправительственных организаций, но и дипломаты из разных стран.

Ко «дню холокоста» были приурочены другие мероприятия еврейской общественности. Издатель Илья Альтман на одном из них похвалил российские власти за поддержку мероприятий еврейских культурных обществ в России. В частности, Министерства образования, культуры, иностранных дел. С помощью правительства Москвы, как оказалось, ежегодно организуются конкурсы для студентов и школьников. В очередном таком конкурсе участвовали дети из 62-х регионов России, находящиеся под присмотром еврейской общественности. Что касается борьбы с антисемитизмом в России, то она «должна носить самый бескомпромиссный характер, ибо он оскорбляет саму память о миллионах погибших в войне с фашизмом».

Развивая эти мысли, Алла Гербер заключила: «Мы очень хотим, чтобы наш голос в борьбе с угрозой фашизма в современной России был услышан властью. Ведь хотя Холокост — это еврейская трагедия, но это не еврейская, а общечеловеческая проблема». По ее мнению, сегодня в России нужна не разовая кампания, а долговременная национальная программа борьбы с ксенофобией, наподобие той программы преодоления расизма, которая позволила Америке за несколько десятилетий пройти путь от осуждения ку-клукс-клана до первого чернокожего президента страны.

На одном из еврейских ресурсов Гербер заявила следующее: «То, что сделали в свое время в США, чтобы искоренить расизм. Ведь ещё в шестидесятых белый даже не стоял рядом с чернокожим на тротуаре. А сейчас ситуация в корне изменилась.

Попробуйте представить в каком-нибудь голливудском фильме черного в качестве

отрицательного героя — да они такой шум из-за этого поднимут! И правильно сделают.

Америка сделала все, чтобы покончить с расизмом — черных брали без экзаменов в университеты, им помогали во всем, наделяли правами, воспитывали в них гордость — на это работала вся госмашина. Дошло до полного утрирования, но именно так и было нужно делать - без этого было не обойтись. Сейчас это утрирование постепенно сходит на нет, так как американское общество уже не нуждается в такой промывке мозгов. Российское же общество должно через это пройти и научиться всему, чему научились за это время американцы».

Подчеркнем, что все это говорится членами Общественной палаты — Бродом, Гербер, Сванидзе. То есть, прямыми ставленниками Президентской Администрации, которым предоставлена возможность имитировать мнение общества, выступать от имени общества, взаимодействовать с властью от имени общества, взаимодействовать от имени российского общества с представителями обществ других стран.

Для МБПЧ Общественная палата стала площадкой для презентации своей русофобской продукции. В апреле в Общественной палате на форуме «За гражданское согласие — против нетерпимости и экстремизма» Брод представил доклад «О проявлениях экстремизма и ксенофобии в РФ в 2008 г.», методические рекомендации «Предотвращение региональных этнических конфликтов в РФ» и исследование «Проблемы иммиграции: толерантность против ксенофобий и дискриминации». Эти материалы, фальсифицируя реальное положение дел и провоцируя рост противостояния власти и русского народа, утверждали, что уровень ксенофобии в российском обществе заметно возрос на фоне острых социальных проблем, которые «являются благодатной почвой для роста ксенофобии». Сформированы претензии неким «радикалам», которые совершают «все более наглые и демонстративные преступления» и «наступают».

Чтобы остановить это мифическое наступление, власти предлагается совершенствовать законодательство и остро реагировать на «преступную и провокационную деятельность радикалов», а также на «прямое попустительство ксенофобским настроениям». Предлагается заполнить систему образования (школы и вузы) «воспитательными программами», широко распространять «осуждение идей нетерпимости», создать «единый фронт, в рамках которого здоровые силы общества объединились бы против этого опаснейшего явления».

В пользу кого все эти масштабные пропагандистские и репрессивные акции? Прежде всего — в пользу иммигрантов.

Ксенофобские настроения, разделяемые большинством населения России, проецируются на представителей мигрантских, не традиционных для данной местности меньшинств, независимо от их гражданства: особо негативно россияне относятся к выходцам из стран Закавказья и республик Северного Кавказа, государств Средней Азии, Юго-Восточной Азии, к цыганам. Большое количество приезжих из других стран — это отрицательное явление: так считают 68 % респондентов, то есть две трети (в Москве и Санкт-Петербурге это мнение особенно распространено — 75 %). За два года число россиян, считающих это явление позитивным, сократилось с 21 % до 15 %; одновременно возросло число респондентов, затрудняющихся с оценкой (с 10 % до 17 %).

Среди россиян преобладает жесткое неприятие интеграции мигрантов в социум. Россияне отрицательно относятся к доступу мигрантов ко всем сферам занятости и категорически против того, чтобы мигранты приобретали собственность на территории России.

Большинство респондентов не испытывают никакого желания видеть мигрантов среди своих родственников или соседей. Доля россиян, толерантно настроенных к мигрантам, не превышает 25 %.

Молодежь солидарна с самыми жесткими мерами по отношению к мигрантам и меньшинствам.

В массовом обследовании молодежи, на вопрос «как следовало бы поступить с незаконными мигрантами», 22 % респондентов ответили, что их следовало бы «ликвидировать» (убить), 21 % — что их следует «изолировать от общества». Жестокость к мигрантам стала нормой: ежегодно подвергаются насилию сотни представителей «видимых меньшинств» и кавказцев.

Антимигрантские настроения, культивируемые масс-медиа, муссируемые публичными политиками, проникающие в массовую культуру и поддерживаемые отдельными представителями интеллектуалов, становятся неотъемлемым компонентом общественного сознания. «Язык вражды», особенно в Интернете, стал обыденностью. Ксенофобские настроения подпитываются алармистскими прогнозами, основанными на весьма шатких основаниях. Так, в последние месяцы стала популярной тема предполагаемого роста преступности трудовых мигрантов, оставшихся без работы.

…практически во всех регионах можно встретить объявления: «сдам русской семье», «сдам славянам», реже — «кавказцев просим не беспокоить». В результате мигрантам приходится переплачивать за найм жилья — но даже если стоимость найма жилья не выходит за пределы общепринятого разброса цен, то этнические мигранты сталкиваются с более жесткими или формализованными условиями найма.

Эти и подобные им высказывания в «продукции» МБПЧ, переворачивающие проблему иммиграции с ног на голову и требующие прямой дискриминации коренного населения и льгот мигрантам, которые подчас даже не владеют русским языком, вызывают подчиненно-униженное согласие со стороны высшего звена правоохранителей.

В ходе форума Общественной палаты глава Департамента МВД РФ по противодействию экстремизму генерал-лейтенант Юрий Коков, признал рост экстремистских настроений, отчитался о формировании специальных подразделений, которые ориентированы на борьбу с экстремизмом. Пообещал усилить экспертизу «радикальных текстов и призывов» (то есть, экспертную русофобию), сформировать банк данных об экстремистских организациях (вопреки закону, который требует для внесения в такую базу судебных решений), развернуть профилактику экстремизма и пригласить русофобскую «общественность» в Экспертный совет при Департаменте.

Заместитель начальника управления Генпрокуратуры РФ по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействию экстремизму Алексей Жафяров тогда же сказал: «Прокуратура недавно проверила две статьи, вышедшие в уважаемых газетах: о преступлениях гастарбайтеров и о безобразиях вокруг студентов с Северного Кавказа, которые поступают по т. н. целевым наборам. Эти материалы создают ощущение, что страна на грани катастрофы, по дворам бродят гастарбайтеры с ножами, грабящие и насилующие женщин, студенты-целевики не учатся и т. д. Сразу хочется взять в руки автомат и пойти спасать страну. Нельзя авторов этих публикаций обвинить в том, что они напрямую нарушают закон о противодействии экстремизму. Но сами статьи представляют собой компиляцию достоверной и недостоверной информации». И выразил сожаление, что общество не готово само отсекать недостоверную и разжигающую национальную рознь информацию. Видимо, Жафяров решил возместить неготовность общества и организовать репрессии против этого незрелого общества силами прокуратуры.

Русофобия устойчиво ассоциирует любые драки с участием русских людей как их преступную деятельность. Если русские пострадали, что никакого мотива межнациональной розни они не замечают и даже не интересуются такими делами. Напротив, если пострадали нерусские, то русские в глазах либеральных «правозащитников» всегда выглядят нацистами, фашистами, экстремистами.

Используя любой повод для возвышения еврейства и натравливания правоохранителей на русские общественные организации, Брод обратился к некруглой годовщине «Хрустальной ночи» 1938 года. И написал донос: Урок «Хрустальной ночи» был тревожным звонком, на который почти не обратили внимания, отправной точкой в цепи убийств десятков миллионов людей — евреев и неевреев. Казалось бы, он должен стать вечным уроком для человечества. Но, увы, и поныне в России, да и во многих других странах мира, процветает шовинизм, поднимает голову антисемитизм, убивают людей другого цвета кожи, других религиозных убеждений.

Уже четыре года в День народного единства проводятся «русские марши» — шествия праворадикальных националистических организаций, исповедующих ксенофобскую, подчас откровенно нацистскую идеологию. Во время шествий звучали антисемитские, антикавказские лозунги, участники маршей демонстрировали нацистскую символику, выкрикивали нацистские приветствия.

Несмотря на призывы правозащитников, российской общественности, до настоящего момента муниципальные власти и правоохранительные органы в различных регионах не всегда реагируют надлежащим образом на акции националистов, разжигающие межнациональную рознь и являющиеся таким образом антиконституционными.

Состоявшиеся 4 ноября 2009 г. в нескольких городах России шествия националистов в очередной раз стали площадкой для демонстрации национальной ненависти. Одним из центральных лозунгов «маршей» стала ксенофобская речевка «Росcия — для русских». На марше, организованный в московском районе Люблино Движением против нелегальной иммиграции (ДПНИ), Славянским союзом (СС), Русским общенародным союзом (РОНС) и их более мелкими союзниками, вроде Союза православных хоругвеносцев и НПФ «Память», скандировались лозунг: «А ну-ка, давай-ка, уе..вай отсюда, Россия для русских, Москва для москвичей». Среди других речевок «марша» отмечены: «Сегодня мигранты — завтра оккупанты!», «Русской земле — Русский порядок, Русской земле — русскую власть!», «Конец Оккупации! Свобода Русской Нации!», «Это наш город! Это наша страна! Русский порядок или война!», «Кондопога! Кондопога!», «Избавим русскую нацию — Закроем с юга миграцию!», «Из врагов готовим фарш — это, братцы, Русский Марш!», «Деды прогнали поляков и немцев, Не будем и мы под ярмом иноземцев!». Участники «Русского марша» несколько раз доставали флаги с нацистской символикой. Неоднократно были зафиксированы нацистские приветствия. В колонну участников движения был брошен фаер.

Участники митинга призывали соратников вооружаться, следуя инструкциям по приобретению гладкоствольного оружия, которые активно раздавали наци-скинхеды.

Далее вне всякой связи с деятельностью русских активистов Брод привел большой перечень нападений на евреев и осквернения еврейских святынь. Не утруждая себя доказательством мотивов совершенных преступлений. Также очень не нравится МБПЧ, что в России вообще могут издаваться и продаваться книги русских авторов-патриотов, что сами такие авторы могут встречаться с читателями и выступать, излагая свои взгляды.

Текст книги «Русские: последний рубеж» *автор Б.Миронов+, выпущенной издательством «Алгоритм» в 2009 г, говорит сам за себя и не нуждается в комментариях, поэтому просто приведем две цитаты: «Ко всем народам России приходит, наконец, осознание того, что у всех коренных народов России один враг — и этот враг жид» (с. 53). «Не только Дума, вся власть - Совет Федерации, правительство и Администрация президента превращены в жидовский балаган и жидовскую лавчонку» (с. 175). Книга прямо и целиком подпадает сразу под несколько статей Уголовного кодекса РФ и Закона о противодействии экстремистской деятельности (2002 г.).

В ходе работы выставки-ярмарки состоялась презентация и книги другого одиозного юдофоба О. Платонова «Русская цивилизация». На ММКВЯ были выставлены книги и других радикальных националистов — антисемитского публициста И.Шамира; редактора недавно закрытой по решению суда газеты «Дуэль» и осужденного за экстремизм (условно) Ю.Мухина; отрицателя Холокоста Юргена Графа, имя которого предано анафеме в Европе и США; А.Севастьянова, И.Фроянова, А.Брагина. Обильно была представлена махровая ксенофобная литература издательства «Русская правда», руководитель которой А.Аратов осужден за разжигание межнациональной розни.

На ММКВЯ состоялось символическое подписание договора на издание книги «Кондопога forever» между автором А.Беловым (Поткиным), недавно условно осужденным за разжигание межнациональной розни, и издательством «Книжный мир». Это же издательство провело встречу со своим давним любимцем, бывшим депутатом Госдумы, автором расистских книг и статей Андреем Савельевым.

Присутствие на книжной выставке трудов современных русских мыслителей и публицистов Брод назвал «черносотенный шабаш», «нацизмом», «кощунством», призвал к уголовным преследованиям, потребовал «жестко карать авторов и распространителей человеконенавистнических книг», имея в виду перечисленные книги и перечисленных авторов.

Подобные погромные и клеветнические заявления благосклонно встречаются властями РФ.

Все эти пассажи имеют под собой вполне определенный гешефт. Один из соратников Брода по МБПЧ Ю.Табак не стесняется публиковать на еврейском ресурсе объявление с приглашением на свои платные лекции «Все, что вы хотели знать об иудаизме, но боялись спросить». За 10 лекций 5200 рублей с каждого, студентам и пенсионерам скидка 50 %.

Юрий Табак, ведущий русского сайта «Христианско-иудейский диалог», созданного Международным Советом христиан и иудеев, пропагандируя «холокост» как ключевое событие истории, отражающее избранность еврейского народа.

Не имеющий ни склонности к науке, ни соответствующего образования, Юрий Табак в течение ряда лет специализируется на антропологии. Точнее, на критике антропологических публикаций, не вписывающихся в «генеральную линию» официальной науки.

Объектом самой низкопробной критики со стороны Табака стали книги Владимира Авдеева.

Статья «Цепной пес расы» пытается уличить Авдеева в неправильном цитировании (на самом деле в книге не цитаты, а изложение взглядов других авторов), а также «опровергает» его собственными невежественными домыслами и подборкой околонаучных слухов. Например: «Нет и оснований для утверждений о жесткой связи между физическим и духовным обликом человека». Работы Ломброзо, очевидно, для Табака были доступны только по пересказам критиков. Как и дискуссии о полигенизме и моногенизме и существовании расовых типов.

Невежество принято русофобами на вооружение для создания псевдонаучных текстов в обоснование своих злобных планов против русского народа. Именно таких людей теперь пропагандирует официальная «Российская газета». В статье о брошюре Табака «Сумерки шовинизма» журналистка пишет: «„Сумерки шовинизма“ — сборник рецензий на несколько десятков книг, нагло пропагандирующих ксенофобские взгляды. По мнению автора, читатель со здоровой психикой не может воспринимать такую литературу всерьез, даже в руки ее скорее всего не возьмет». И предоставляет слово для произвольных оценок русофобам второго плана — сектанту Сергею Ряховскому и сотрудничающему с МАЦ Виктору Дашевскому.

Глава правозащитной ассоциации АГОРА Павел Чиков по одному из уголовных дел, где эксперт не усмотрел мотивов национальной розни, заявил: «На мой взгляд, информации о том, что школьников пинали по голове 30 славянских парней и кричали „Смерть хачам!“, хватает. Это тем более странно, что питерские лингвисты как раз всегда усматривали межнациональную рознь там, где другие этого бы не сделали».

По тому же делу Николай Сванидзе заявил, что обеспокоен «ситуацией, которая складывается вокруг дела петербуржского школьника Тагира Керимова, избитого группой молодых людей славянской внешности в феврале этого года». По мнению Сванидзе, утверждать, что в составе преступления нет признаков ксенофобии и экстремизма, «просто немыслимо».

Центр «Сова» остается среди лидеров русофобской «аналитики».

Глава этого центра А.Верховский выступает также в качестве частого гостя на радо «Эхо Москвы», где распространяет клевету на русские организации и их лидеров: «… где-то в 2006—2007 гг. нашим националистическим лидерам — Белову, Рогозину, Савельеву, видимо, кто-то что-то обещал - что их пустят в большую политику. Потому что они стали организовывать партию „Великая Россия“. И понятно — у нас все люди опытные и все понимают, что если Кремль будет резко против, то им не дадут создать никакой партии и ни на каких выборах присутствовать — что и вышло. Но, видимо, у них были основания надеяться. Кто их персонально обнадежил, я, естественно, не знаю. Но думаю, что они не такие наивные ребята, чтобы просто взяться ни с того, ни с сего» (18.01.2009).

«Сова» — признанное гнездо профессиональной русофобии. Этот центр действует не только на деньги иностранных русофобов, но и прямо поддерживается правительственными кругами. В 2009 году русофобский «мониторинг» эта организация проводила на деньги National Endowment for Democracy (NED) и Норвежского Хельсинкского Комитета, а также на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации No 160-рп от 16 марта 2009 г.

«Сова» сознательно соединяет всех русских людей в общем понятии «ультраправые» (или «неонацисты») и призывает к их подавлению любыми средствами. Русофобский расизм этой организации выражен в почти полном пренебрежении фактами русофобии даже в том случае, если она касается массовых преследований русских, убийств и других уголовных преступлений на почве русофобии. Более того, для создания русофобской иллюзии в отношении России в целом «Сова» исключает из своих наблюдений Северный Кавказ, где преступления против русских людей носят систематический характер. Стремясь максимально исказить реальную картину криминализации России, «Сова» стремится всю уголовщину списать именно на русских. В связи с чем утверждается: «расистские нападения сознательно маскируются под бытовое хулиганство и корыстные преступления». Кроме того, преступления исламских сепаратистов в центральных районах России представляются как провокации со стороны «ультраправых». Бездоказательно утверждается, что именно русские пишут антирусские воззвания в провокационных целях, подкидывая муляжи взрывных устройств. Русофобские граффити также без всяких на то оснований списываются на русских общественных активистов.

По итогам 2009 года «Сова» радостно констатировала, что подавление русских правоохранительными органами имело успех. Продолжая науськивать развращенные беззаконием правоохранительные органы на русских людей «совята» констатируют в своем ежегодном докладе, что «размах ксенофобного насилия по-прежнему остается устрашающим, охватывая большинство регионов России, его жертвами становятся сотни людей».

Стремясь укрепить русофобию во властных кругах и обеспечить дальнейшее финансирование своей организации, «Сова» утверждает, что в четырех регионах России (Московский региона, Санкт- Петербург с областью, Свердловская и Нижегородская область) действует многочисленное и хорошо скоординированное «ультраправое подполье». Это утверждение является заведомой ложью. К ней «Сова» прибегает также при интерпретации провокаций спецслужб как инициатив «неонацистов», готовящих акты террора.

Русофобы «Совы» пишут:

«Ультраправые группы все охотнее и активнее переходят к антигосударственному террору. Своей задачей они ставят дестабилизировать деятельность государственных органов, усилить недоверие к ним со стороны населения, парализовать активность общественных организаций, работающих в области противодействия расизму и ксенофобии.

Конечной целью этих действий апологеты ультраправого террора видят „национальную революцию“ и установление неонацистского режима в России». «Неонацистский террор постепенно утрачивает сугубо расистскую (как, например, это было в случае взрыва на Черкизовском рынке в Москве) направленность, все отчетливее становясь политическим, антигосударственным. Объектами террора становятся государственные учреждения, милицейские участки, военкоматы, квартиры сотрудников правоохранительных органов».

Фактически политические взгляды в доносах «Совы» отождествляются с террором. К сожалению, правоохранительная система РФ переходит именно к такой квалификации и от «точечных» ударов по русским националистам — к тотальному уничтожению всех русских политических и неполитических организаций. Особую похвалу за русофобию и насильственные акции против русских от «Совы» получили власти Московского региона.

Тем не менее, русский образ мысли распространяется все шире, и «Сова» тревожится, что даже провластные молодежные группировки используют националистическую риторику и лозунги. И даже конкурирующие меж собой прокремлевские «Единая Россия» и «Справедливая Россия» применяют «ксенофобную пропаганду» как атрибут электоральной борьбы Как приговор российской правоохранительной системе звучат характеристики «Совы», одобряющей русофобский расизм: «Растет количество процессов, по которым все чаще привлекаются не расисты-одиночки, а группы, осуществляющие систематические расистские нападения. В квалификации насильственных преступлений используется практически весь спектр возможностей, предоставленных Уголовным кодексом. Сокращается число условно осужденных за насилие. Активизировалось преследование за ксенофобно мотивированный вандализм». Тем самым одобряется превращение принадлежности к русскому народу в новый квалифицирующий любое преступление фактор.

«Сова» сетует, что русские подавляются не только за совершенные правонарушения, но и за слово и мысль: «При этом государство практически отказалось от лишения свободы в качестве наказания за расистскую пропаганду, не связанную с насилием (…)Многие действительно опасные пропагандисты остаются практически безнаказанными. Государство по-прежнему сосредоточивает основное внимание на мелких преступлениях и иных деяниях, которые в реальности практически не играют роли в продуцировании ксенофобных настроений и действий (преследования интернет-болтунов и граффитистов, предупреждения библиотекам за хранение экстремистских материалов и т. п.). Почти не расширяется практика преследования за создание экстремистского сообщества. Никак не решаются правовые проблемы, связанные с осуществлением запрета на распространение экстремистских материалов».

Оказывается, у террористов уже есть и свои теоретики: «по мнению теоретиков этого террора, должно привести к неонацистской революции и в конечном итоге — к установлению „белой власти“».

Объектом защиты со стороны «Совы» стали хулиганские «антифашистские» группировки, которые сами осуществляют насильственные акции и попадают под действие ответных мер со стороны русских организаций. В этих столкновениях «Сова» всецело на стороне «антифашистов».

Все без исключения убийства в этой криминальной среде отнесены на счет «ультраправых». И снова без каких-либо доказательств этих умозаключений.

Особую ненависть «Совы» вызывает сам факт существования русских организаций, любые проявления их активности, любые формы консолидации, любые попытки участвовать в выборах

или заявить о своем существовании. Противодействие криминалу из иммиграционной среды, защита коренных жителей от экспансии иностранцев, борьба против тоталитарных сект — все это для «Совы» является «ксенофобией». «Сова» ставит в упрек русским людям даже то, что они выступают за здоровый образ жизни, за обращение к спорту и отказ от алкоголя. Во всем этом «Сова» видит скрытый расизм.

Прорыв «Совы» на ведущую позицию среди русофобских «правозащитных» организаций всецело обеспечен выпуском справочника для репрессивных органов, где собраны все без исключения хоть сколько-нибудь значимые русские политические организации. А в выпуске этого «труда» главную роль сыграл русофоб второго плана Владимир Прибыловский, предоставивший «Сове» свою коллекцию-досье с разного рода выдумками и тенденциозно подобранной информацией о русских организациях и русских политиках. Прибыловский, ссылаясь на свои прежние публикации, смог составить письмо с претензией на грант Фонда Генри Джексона.

Запрашивая деньги на русофобскую книгу, грантоеды сообщали своим зарубежным хозяевам, что российский режим слаб для имперской политики, а «истеблишментарный национализм в значительной степени имеет риторический характер.

Тем не менее, при определенных условиях имперский национализм может стать одним из важных элементов демодернизации России и ухудшения международных отношений». Тем самым подтверждено, что зарубежных недругов России именно русский национализм является наиболее опасным явлением. Среди опасных националистических организаций русофобы упоминают в заявке на грант как самые опасные ДПНИ и партию «Великая Россия». Они очень беспокоятся, что национализм все больше захватывает силовые структуры, проникает во власть, хотя открытой поддержки не получает. Также указывается, что «этнический национализм бурно растет в „низах“», особенно среди молодежи. Умеренные националистами в ДПНИ, по версии Прибыловского и Ко, скрытно руководят фашисты.

По поводу партии «Великая Россия» в заявке имеется следующий домысел: «Если Д. Рогозин сочетал в себе умеренность и радикальность, то А. Савельев выражает уже радикальные околонацистские и откровенно расистские взгляды. И если в „Родине“ при сочетании имперского национализма и этнонационализма преобладал относительно умеренный имперским национализм, то в „Родине No 2“ („Великая Россия“) — уже господствует этнический национализм в довольно радикальной форме».

«Электоральный потенциал ДПНИ и партии „Великая Россия“ сегодня таков, что в случае проведения честных и справедливых выборов, их блок смог бы легко набрать 30 % голосов избирателей. Уже сегодня их лозунги имеют гораздо более широкую поддержку. По социологическим опросам, лозунг „Россия для русских“ находит понимание у половины населения России».

Вот еще несколько фраз из заявки: «Интересна роль ЛДПР Жириновского, которая является агентом Кремля в националистическом движении: с помощью националистической демагогии ЛДПР оттягивает на себя часть националистического электората, голосуя потом в Думе по указке „партии власти“».

«Сегодня в национализм идет сильный приток интеллектуальных кадров. Так, небольшое „Русское общественное движение“ — кружок именно и только интеллектуалов (лидер - публицист и поэт Константин Крылов), взгляды некоторых их них достаточно агрессивные.

Другая группа интеллектуалов — „НАциональное Русское Общественное Движение (НАРОД)“ состоит частично из бывших демократов (Союза Правых Сил, „Яблока“), испытавших эволюции взглядов, а частично — из бывших и нынешних членов запрещенной НБП Эдуарда Лимонова».

«Основными претендентами на власть, при следующей ее передаче, становятся националисты».

В состоявшемся издании указано, что книга издана при поддержке «Национального фонда за демократию». Правда, в реальности эта организация называется National Endowment for Democracy и основана она Конгрессом США (реально, как и прочие подобные структуры, - президентом Рейганом) для проникновения американского влияния в другие страны под прикрытием заботы о правах человека. Одновременно был создан и Henry M. Jackson Foundation, также озабоченный правами человека и щедро финансировавший российский «Мемориал» (на сайте этой организации сообщено о получении трех грантов на общую сумму 100.000 долларов).

Центр «Панорама», созданный Прибыловским, получал от этой структуры деньги на «мониторинг» партии «Родина» в 2005 году. Сайт центра «Сова» также был создан на деньги этой организации. Таким образом, у «правозащитников» образовался общий зарубежный кошелек в виде пула диверсионно-подрывных организаций, действующих против нашей страны. Теперь им понадобилось «отмониторить» русский национализм. И в свет вышла книга «Радикальный русский национализм: структуры, идеи, лица». Для придания этому набору сплетен наукообразия, ему добавили квалификацию: «справочник». В действительности же данное издание представляет собой набор публицистических вольностей и произвольно надерганных и интерпретированных цитат, структурированных как интегральный донос на русских националистов. Авторами и составителями книги числятся русофобы Г. Кожевникова, А.Шеховцов, В. Прибыловский, Н. Юдина, Е.Ларина, М.Розальская, А.Верховский.

Наши правоохранители думают, что все эти люди собирают досье на националистов для них. На самом деле они сами становятся игрушкой в игре зарубежных врагов России, интересы которых в нашей стране представляют русофобы.

Цель составления всех этих коллекций информации определила Галина Кожевникова, представляя труд «Совы» и Прибыловского на радиоканале «Эхо Москвы». Ее ужасает, что русские люди, поддерживающие в своем большинстве лозунг «Россия — для русских» никак не могут понять, что это расизм. «Торжество этого лозунга — это прямая дорога к гражданской войне, к расколу, прекращению, никакой Российской Федерации, никакой России». Россия без русских, надо полагать, русофобам очень бы подошла.

Главный удар «Сова» через своих хозяев и союзных русофобам СМИ все же намерены наносить не по иррациональным (как они считают) массам стихийных националистов, а по лидерам и идеологам: «Они все практически убежденные. Они все, да, убежденные националисты. И просто проблема состоит на самом деле в том, что кто-то из них в большей степени политик, чем националист, а кто-то в меньшей. Например, Дмитрий Рогозин, он убежденный националист, но когда ему нужно, он свои националистические взгляды прячет. Потому что это нужно для политических амбиций. Андрей Савельев, соратник Дмитрия Рогозина, он тоже убежденный националист, но он не может спрятать националистические взгляды, потому что для него они доминируют над политическими соображениями».

Лишенные способности к элементарной аналитике, русофобы-составители «справочника» смогли лишь структурировать разнородную информацию, перегрузив ее не только малозначительными моментами (например, формальными уставными нормами), но также и домыслами, причудливо соединяющими отдельные высказывания участников той или иной организации с позицией

организации в целом. В тексте «справочника» прослеживается желание авторов соединить интеллектуальный национализм, основанный на русской и европейской философской традиции и политической культуре, с различными экстремистскими и даже уголовными группировками, не имеющими теоретического базиса и пользующимися примитивным набором лозунгов и тезисов.

Дискредитация национализма дезинформирует заказчиков «Совы» и правоохранительные органы, которые приняли примитивную подделку под аналитику за солидное издание. Тем не менее, авторы-русофобы добились своего: агрессивная русофобия стала частью государственной политики, мировоззрением высших чинов правоохранительной системы, и в настоящее время вполне может обернуться новым всплеском репрессий против русских.

Привычным гнездовьем для руософбов является Общественная палата — параллельный парламент, созданный для тех, кому некогда тратить время на заседания в Думе, зато можно между делом исполнить свои обязательства перед властью — имитировать «гражданское общество» и «мнение общественности».

В Деловом центре «Александр-Хаус» по инициативе Комиссий Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы и по межнациональным отношениям и свободе совести прошли общественные слушания на тему: «Положение мигрантов в условиях кризиса». В работе заседания приняли участие: директор Федеральной миграционной службы К.Ромодановский, члены Общественной палаты А.Кучерена, Н.Сванидзе, А.Гербер, А.Брод, М.Каннабих, О.Костина, С.Ряховский, Н.Голик, председатель Комитета по безопасности Госдумы В.Васильев, руководитель Департамента труда и занятости населения г. Москвы О.Нетеребский, лидеры либеральных (нерусских) правозащитных организаций. В ходе обсуждения было высказано возмущение тем фактом, что в объявлениях граждане порой указывают «сдадим квартиру русской семье».

Общественная палата в борьбе русских людей против иммиграционного криминала приняла сторону последних и обратилась в ФМС с просьбой легализовать незаконных мигрантов. Причем, представила дело так, будто это «поможет разрядить ситуацию, которая сложилась после закрытия Черкизовского рынка». То есть, криминально настроенные элементы, чью базу только что разгромили, должны были умиротворяться, а не подавляться. Подавляться должны, следует полагать, русские. Выступая в эфире «Эхо Москвы» Николай Сванидзе заявил, что ужесточать правила въезда в Россию для трудовых мигрантов нельзя. Ибо «это не решение проблемы, иностранцы просто уйдут в тень».

При Общественной палате действует «Клуб национальностей». В нем выступают: Председатель Комиссии ОП по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе, вице- президент Федеральной еврейской национально-культурной автономии Валерий Энгель, Президент «Союза армян России» Ара Абрамян, Сопредседатель ООД «РКНК» Халидов Д. Ш.

Представители русских организаций к работе клуба не приглашались.

Аналогично отношение к русским в созданных властями регионов «Домах национальностей». Так, генеральный директор Санкт-Петербургского Дома национальностей Дыдымова Алла Сергеевна на вопрос о русском представительстве сказала: «Что? Русские?! Что за бред?! Русские не могут иметь своего национального представительства в России». Почему? «Потому! Русские не имеют на это права! По закону!» Борьба с «мигрантофобией» выливается у русофобов-правозащитников в истерические заявления в защиту иммигрантов, даже когда речь идет о совершение ими преступлений.

В январе 2009 после выступления начальника ГУВД Петербурга и Ленинградской области Владислава Пиотровского на годовой коллегии ведомства с докладом, где был отмечен рост преступлений, совершенных иностранцами, а также активизация общественных организаций, финансируемых иностранными спецслужбами, «правозащитники» выступили с заявлением о разжигании межнациональной розни. Заявление было подписано девятью общественными организациями: «Гражданский контроль», «Мемориал», «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и др. В заявлении сказано: «Еще большее недоумение и протест вызвали слова Владислава Пиотровского о „деятельности правозащитных организаций, через которые иностранные спецслужбы финансируют экстремистскую деятельность“ и которые стремятся получить на предстоящих выборах в муниципальные советы возможно большее количество мест для того, чтобы в последующем дестабилизировать и накалить обстановку в нашем городе. Мы заявляем, что в Петербурге и в России отсутствуют правозащитные организации, финансируемые иностранными спецслужбами».

Вероятно, эти организации знают, о чем пишут. Они знают, что такие правозащитные организации есть где-то еще. А в Северной столице иностранцы, финансирующие русофобов, не числятся в списках сотрудников спецслужб.