Андрей Николаевич Савельев:Русофобия в России/Политические репрессии

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Политические репрессии провоцируются заявлениями высших должностных лиц Генеральной Прокуратуры. Так, замгенпрокурора Виктор Гринь сообщил журналистам: «По имеющимся данным, на сегодняшний день в стране насчитывается около 200 объединений экстремистского характера численностью до 10 тыс. человек. Наиболее активными из них являются „Армия воли народа“, „Национал- социалистическое общество“, „Движение против нелегальной иммиграции“, „Славянский союз“, „Северное братство“». Тем самым замгенпрокурора совершил правонарушение, поскольку согласно Федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности» «экстремистская организация — общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

2009 год был богат на уголовные дела против русских общественных деятелей и политических активистов. Наиболее заметными из них были дела и приговоры против тех, кого правозащитники называют «идеологами»: лидер ДПНИ Александр Белов, лидеры региональных ДПНИ в Якутия (Сергей Юрков), Курске (Софья Будникова), лидер неоязыческой общины Омска Александр Хиневич, лидеры Хабаровского СРН Павел Оноприенко и Сергей Чулкин, лидер Союза славян Дальнего Востока А. Комаров, главные редакторы газет Юрий Мухин («Дуэль»), Александр Яременко («Русское Забайкалье»), Анатолий Брагин («Русская правда»).

В политические репрессии против русских людей втянуты высшие должностные лица страны.

29 января 2009 года на расширенном заседании коллегии Федеральной службы безопасности президент Дмитрий Медведев заявил: «В числе первостепенных задач *ФСБ+ остается и жёсткое противодействие национализму». Подобные высказывания свидетельствуют о глубоком непонимании того, что правоохранительная структура беззаконно направляется на подавление идеологии — национализма. Коммунизм, либерализм и прочие идеологии оказываются в России разрешенными, а национализм вопреки конституционным нормам ставится вне закона, против приверженцев этой идеологии направляется репрессивный аппарат.

В феврале 2009 Президент РФ Дмитрий Медведев и спикер Совета Федерации Сергей Миронов 6 февраля высказались за ужесточение борьбы с экстремизмом. Глава государства заявил, что «экстремизм — системная угроза национальной безопасности» и что в МВД будут созданы специальные подразделения по борьбе с ним. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов в тот же день заявил, что верхняя палата парламента готова поддержать создание «антиэкстремистских» подразделений в структуре МВД. Трудно представить для таких подразделений иное применение, чем подавление оппозиции — прежде всего, русских организаций.

«Экстремизм становится серьезным социальным явлением по разрушительному потенциалу равным, а, в определенных условиях, и превосходящим террористическую угрозу», — заявил Медведев. «Происходит радикализация молодежной среды, набирают силу фанатские движения и различные фашиствующие группировки, продолжаются нападения на лиц, имеющих неславянскую внешность». Президент опирается на фальсифицированные данные МВД, которые снабжены «прогнозными оценками», искажающими реальную картину преступности и выдвигающими проблему «экстремизма» на первый план взамен проблеме коррупции и организованной преступности.

«Россия — многонациональная и многоконфессиональная страна, и такие правонарушения наносят ей колоссальный вред», — сказал президент. В этом высказывании отражена дезинформированность президента как о положении дел в стране, так и в правовом статусе российского государства, которое по конституции не обозначено как «многоконфессиональное» и «многонациональное». В преамбуле Конституции лишь отмечено, что народ России является многонациональным, что не позволяет делать те выводы, которые то и дело звучат в высказываниях должностных лиц, подобных приведенному выше.

Посвященные в негласно проводимую политику иногда проговариваются и сообщают о действительных намерениях власти в отношении русского народа.

Депутат ГД от партии «Единая Россия» Сергей Марков высказался в эфире радиоканала «Эхо Москвы» таким образом: «… мы знаем наиболее крупные прото-фашистские организации, которые действительно были потенциальной угрозой для нашей политической стабильности, такие, как „Русское национальное единство“, если мы помним, — они фактически были развалены изнутри. И вот сейчас Движение против нелегальной иммиграции, — тоже фактически на наших глазах мы видим, как разваливается изнутри. Это свидетельствует о том, что российские правоохранительные структуры, как их ни ругают, предположим, представители либеральной оппозиции, но именно они защищают права будущей либеральной оппозиции от возможно и будущего реванша. Ведь никто же со стороны этих прото- фашистских групп — думаю, все согласны — в России, к сожалению, Веймарская ситуация еще во многом сохраняется, есть еще потенциальная угроза прорыва этих радикальных группировок к массовому электорату — тогда уже с ними трудно что-либо будет сделать…», «….есть угроза прорыва ультра-, таких протофашистских организаций к массовому электорату, и на примере нацистской партии мы хорошо знаем о том, что когда такие партии получают 20-25 %, с ними уже ничего не сделаешь — в этом случае на их сторону в массовом порядке начинают переходить правоохранительные структуры. И вы уже не можете эти правоохранительные органы, все эти ФСБ, использовать против таких — надо их бить тогда, когда они еще находятся в рамках 5 % гетто, что и происходит». http://echo.msk.ru/programs/albac/569472-echo/ Тем самым мы имеем подтверждение, что власть намерена и впредь применять противозаконные методы подавления русских организаций, определяя их как «протофашистские» и «ультра». А также рассматривать свою тайную деятельность как миссию борьбы с фашизмом.

Самым громким политическим процессом 2009 года был процесс против лидера ДПНИ Александра Белова (Поткина) за выступление в 2007 года на «Русском марше». Уголовное дело по высказываниям Белова на митинге, состоявшемся в конце марша, не раз закрывалось за отсутствием состава преступления. В 2009 году по заказу властей это дело было доведено до суда, и суд приговорил политика к 1,5 годам условно. Поставленный перед фактом неизбежности вынесения обвинительного приговора, Александр Белов был вынужден сложить с себя полномочия лидера ДПНИ. В противном случае власти начали бы процедуру признания организации экстремистской.

Суд над Александром Беловым проходил в обстановке абсурда, в присутствии спецназа Министерства юстиции, поведение судьи было вызывающим, экспертное заключение

безграмотным (см. «Русофобия в России, 2008»). В течение длительного времени суд отказывал Белову в ознакомлении с видеозаписью, которая была основой для обвинения, а также в приглашении психолога, подготовившего заключение и исследовавшего выступление на Русском марше. Выяснилось, что эксперт также не видел выступления Белова в записи, а пользовался стенограммой. На суде вскрылись подтасовки документов следствием. Понятые оказались бывшими сотрудниками сослуживцами центра «Т». Видеозапись, которая была вещественным доказательством, была исследована в четырех экспертизах, но запись в каждой из них была разного размера. В материалах дела имелись документы, свидетельствующие об одновременном нахождении видеозаписи как основного доказательства и в Центре «Т» и в ЭКЦ МВД. Не случайно диск с видеозаписью имел явные признаки монтажа. В расшифровках выступления Белова, которые были произведены экспертами ЭКЦ ГУВД и ЭКЦ МВД России присутствовали словосочетания, не соответствующие прослушанному в ходе заседания диску. В суде были допрошены свидетели обвинения, среди которых не присутствовавший на Русском марше 4 ноября 2007 года председатель Московского антифашистского центра Евгений Прошечкин, построивший показания на собственных домыслах. Со стороны защиты в суде были заслушаны ассириец и полукитаец, бывшие на Русском марше — 2007, и заявившие суду, что ничего оскорбительного в свой адрес в выступлении Александра Белова они не увидели, а также не заметили ни до, ни после этого выступления какой-либо агрессивности собравшихся в отношении себя. Судом была заслушана доктор филологических наук Т. Л. Миронова, подробно пояснившая суду отсутствие в выступлении Белова каких-либо призывов к возбуждению розни или расправе над какими-либо национальными, религиозными или расовыми группами. Суд полностью проигнорировал все аргументы защиты и принял противозаконное решение, продиктованное политическими мотивами и указаниями вышестоящего начальства.

Подавляя все без исключения легальные организации русских, власть стремится не допустить ни одного русского общественного или политического деятеля до легальных форм политики.

В феврале 2009 власти Владимирской области противозаконными методами пытались не допустить участия в выборах депутатов Законодательного Собрания Владимирской области И. В.

Артемова, лидера организации Русский общенациональный союз. Артемов 2 раза сдавал подписи на регистрацию, собрав их в общей сложности 2700. И оба раза районная избирательная комиссия с председателем Валентина Резеповой ему отказала под надуманными предлогами (то нотариус не тот штамп поставил, то печатными буквами писать нельзя). Властями был подготовлен фиктивный кандидат в депутаты, целью которого была дискредитация принципиального политика. С помощью местной ФМС была сфабрикована справка о недейтвительности паспорта Артемова. На суде, который бал злонамеренно затянут (судья Снегирева Е. Н), сотрудники ФМС не смогли привести никаких доказательств в пользу своих вымыслов. В конце концов, суд признал все действия избиркома законными и обоснованными, на том лишь основании, что по компьютерной базе ФМС Владимирской области паспорт гражданина РФ Артемова Игоря Владимировича признали, якобы, не действительным еще в 2005 году. По этому самому паспорту, в этом же ФМС Владимирской области Артемов в 2008 получил загранпаспорт, выезжал за границу, оформлял множество официальных документов, оформлял регистрацию по месту жительства, получал документы на квартиру, покупал билеты на поезд и самолет и так далее.

В июне 2009 в Красноярске член ДПНИ Леонид Иконников получил 6 лет тюрьмы за драку и возбуждение вражды «по национальному мотиву». Суд Центрального района Красноярска постановил обвинительный приговор по ч.1 ст. 213 УК РФ (хулиганство), п. «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ (возбуждение вражды по признакам национальности), ч. 1 ст. 318 УК РФ, ч. 2 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Леонид Иконников подвергся агрессии со стороны группы кавказцев у бара «Солнышко».

Выкрикивая угрозы и оскорбления, кавказцы бросились на Иконникова и его товарищей, но тем удалось дать им достойный отпор. Приехавшая на место события милиция почему-то задержала в основном русских, и несколько кавказцев, у которых было при себе оружие, и доставила в ЦРОВД, где кавказцев вскоре отпустили. В этот период во Владивостоке группы кавказцев на машинах вылавливали и избивали молодых людей со славянской внешностью и короткой стрижкой.

Конфликт Иконникова с сотрудником милиции произошел после того, когда последний в грубой форме обратился к девушке, мешавшей, по его мнению, движению. В ответ на замечание сотрудник её толкнул, после чего за неё вступился Леонид. В ответ на поток оскорблений сотрудник милиции получил плевок. В суде этот эпизод был представлен как нападение на милиционера с кулаками.

16 марта 2009 года активистов ДПНИ вызвали на допрос в Воронеже сотрудники центра «Э».

Поводом стало заявление неустановленного лица в связи со съемками ролика об отношении граждан к иммигрантам. Эксперты определили как экстремистский лозунг «Русский, пробудись!».

В Воронеже со стороны работников милиции постоянно наблюдаются нарушения прав граждан, вмешательство в их жизнь и противоправные требования от граждан предоставлять информацию на участников общественных организаций. Одного из соратников ДПНИ-Воронеж задержали прямо на лекции, а в отделении милиции с применением физического насилия выбивали из него сведения о месте проведения собраний ДПНИ. Без всяких на то оснований был отнят мобильный телефон и все сведения из него переписаны. Общественного активиста продержали в отделении 5 часов.

В феврале 2009 году у здания МВД в Москве милиция задержала руководителя московского отделения ДПНИ Владимира Басманова (Поткина) в момент передачи статистических материалов об этнической преступности сотрудникам правоохранительных органов, включавшие данные о случаях нападений на сотрудников милиции, совершенных мигрантами в период с конца 2008 года по начало 2009. На задержание гражданина, действовавшего в соответствии со своими правами, из здания МВД были направлены пять кавказцев в спортивной одежде, которые пообещали убить его на месте — проломить голову. Гражданин был оскорблен нецензурной бранью и у него были отняты принадлежащие ему материалы. Затем, Басманов без всяких оснований был задержан сотрудниками ОВД «Якиманка» и удерживался в ОВД в течение трех часов. Обстоятельства данного события показывают, что руководство МВД использует для расправ с русскими активистами не только подотчетные им структуры, но и этнические криминальные банды.

Также в квартире Владимира Басманова (Поткина) в 2009 году был произведен обыск на основании того, что здесь «находится штаб нелегальной общественной организации ДПНИ».

Участники обыска заявили, что обыск проводится в рамках некоего уголовного дела, но какого, сообщить отказались.

Особое рвения в фабрикации дел по подавлению «экстремизма» в 2009 году отличилась Мордовия и Нижний Новгород. Поводом для массовых обыском и изъятий имущества послужило обнаружение сотрудниками Центра ГУ МВД России по ПФО видеофайла с информацией, «направленной на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе». На момент обнаружения файл просмотрели 75 человек. В ходе 27 проведенных обысков на территории Республики Мордовия и Нижнего Новгорода, было изъято 33 системных блока, 51 дискета, 11 флэш-карт, 803 диска.

В марте 2009 прокуратура Северо-Восточного административного округа г. Москвы письмом от 06.03.09 г. No 13-03 вынесла активисту ДПНИ Станиславу Диеву предостережение о недопустимости нарушения закона за подписью зам. прокурора округа В. Ю. Штырова: «Прокуратурой СВАО г. Москвы в рамках.. надзора за исполнением.. законодательства, в том числе о

противодействии экстремизму установлено, что в Префектуру СВАО г. Москвы поступила информация о намерении группы граждан провести 8 марта 2009 года с 15.00 до 16.00 у станции метро „ВДНХ“ (выход к Центральному входу на ВВЦ) пикет с целью выдвижения требований о предоставлении молодёжи с 16 лет права голоса на всех выборах».

Предостережение вынесено по причинам: 1) «На территории округа имелись факты совершения правонарушений со стороны участников публичных мероприятий», 2) «В соответствии с требованиями Закона „О противодействии экстремистской деятельности“ запрещаются действия экстремистского характера». Тем самым гражданину без всяких на то оснований вменены намерения совершить правонарушение и занятие экстремистской деятельности. Экстремизмом объявлено «выдвижение требований о предоставлении молодёжи с 16 лет права голоса на всех выборах».

В январе 2009 года руководитель ЦПЭ по Сибирскому федеральному округу полковник милиции Петр Козырев откровенно рассказал о результатах своей работы.

«В позапрошлом году было раскрыто шестнадцать преступлений экстремистской направленности, в прошедшем — двадцать восемь. В частности, такое тяжкое, как убийство гражданина Турции, совершенное группой „скинхедов“ на почве национальной неприязни. Дело скоро будет рассмотрено судом. Сотрудники Центра выявили десять преступлений, среди которых несколько связано с изготовлением и распространением печатной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности, к пропаганде идей национализма, расового и религиозного превосходства. Из обращения изъято более семисот экземпляров брошюр, агитационных листовок экстремистского содержания. Есть факты, когда радикально настроенные объединения самостоятельно осуществляли выпуски и тиражирование своей литературы. В качестве примера можно привести выпуск и распространение таких газет, как „Отчизна“, „Память“ и „Любимый Новосибирск“, где публиковались статьи экстремистского содержания. (…). Количество радикальных группировок, основанных на идеологии национальной, расовой и религиозной нетерпимости, продолжает расти. По нашим данным на территории округа осуществляют свою деятельность более десятка подобных объединений и движений общей численностью до двухсот участников. Около трети из них жители Новосибирска. (…) В сентябре судом Ленинского района лидер незарегистрированной организации „Славянское воинское братство“ за совершение преступлений, за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды осужден к двум годам лишения свободы условно».

Трудно расценить подобные заявления, иначе как признание в полной бесполезности своей деятельности, дающей результаты разве что в порядке организации политических провокаций.

В марте 2009 года в Москве приведен обыск в офисе Русского общественного движения (РОД), во время которого, якобы, изъята «экстремистская литература». При обыске не было предъявлено соответствующее постановление, не был составлен акт изъятия. Был изъят тираж брошюры известного публициста Константина Крылова. Основанием явилась надпись на обложке: «вопросы и ответы русским националистам». Издателю было отказано в выдаче копии протокола об изъятии. Обыск и конфискация произошли накануне презентации книги. Под давлением властей Дом Журналистов на Никитском бульваре, где была назначена презентация, отказался предоставить свой зал в аренду.

Одним из наиболее ярких дел 2009 года против русских людей стало «дело Тихонова-Хасис» по убийству Станислава Маркелова, адвоката семьи Эльзы Кунгаевой, а также находившейся вместе с ним журналистки Анастасии Бабуровой. Убийство произошло 19 января 2009 года в центре

Москвы, применен пистолет с глушителем. С точки зрения независимых наблюдателей, убийство было совершено в целях провокации, поскольку Маркелов намерен был обжаловать отказ суда города Димитровграда рассмотреть его кассацию на условно-досрочное освобождение полковника Юрия Буданова, а Бабурова была автором ряда публикаций о суде над Юрием Будановым. Правоохранительные органы отреагировали на провокацию поиском преступников среди русских общественных активистов, которым приписывался мотив «мести». Русские организации, ведущие законную и легальную деятельность, не могли иметь такого «мотива», зная о том, что «дело Буданова» является прямым заказом Кремля и чеченских бандитов, а также не могли рисковать и подставлять под уголовные репрессии свои организации.

Убийство Маркелова пополнило пантеон «правозащитников» и подкрепило их в ненависти к русскому народу. Арест Никиты Тихонова и Евгении Хасис был встречен ими с одобрением, поскольку вписывался в миф о страшном нацистском подполье. Действительно, Тихонов был связан с организацией «Русский образ», Хасис сотрудничала с русской правозащитной организацией «Русский вердикт». Защита безосновательно обвиненных в убийстве со стороны журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина вызвала ненависть к нему русофобов и обыск у него на квартире. Признательные показания Тихонова, как оказалось, были получены под давлением — бессовестными угрозами расправы над его близкими. Как только опасность реализации угроз миновала, эти показания были дезавуированы (подробнее см. в материалах русской правозащитной организации «Русский вердикт»). Следствие, поддавшись русофобским установкам, зашло в тупик. В дезориентации следствия приняли участие центр «Сова», лично Галина Кожевникова, а также записной русофоб Евгений Прошечкин (эфир «Радио Свобода», 5.12.2009). Прошечкин поддержал версию об убийстве «по идеологическим мотивам», Кожевникова сочла «неонацистскую» версию убедительной. К этим мнениям присоединился и главный редактор «Новой газеты» Сергей Соколов. При отсутствии веских аргументов в пользу своих доводов, русофобы использовали общественный резонанс, связанный с убийством, для того, чтобы снова поговорить о «русском фашизме».

В 2009 году активно проводились преследования русских людей за распространение своих взглядов в форме листовок или политических выступлений.

Житель Магнитогорска был осужден за изготовление 50 экземпляров листовок Русского национального движения и их распространение. По требованию прокуратуры суд признал изъятые листовки «Русский марш — 2007» информационными экстремистскими материалами.

Согласно заключению лингвистической экспертизы, текст листовок содержал «прямые и завуалированные призывы, возбуждающие ненависть по национальному признаку к лицам чеченской и еврейской национальностей, унижающие эти нации». Часть нераспространенных и изъятых у подсудимого листовок по решению суда были уничтожены. Суд приговорил обвиняемого к 7 месяцам исправительных работ.

В феврале 2009 два жителя приговорены судом Петропавловска-Камчатского к условным срокам заключения за распространение в городе листовок «националистического характера». Они определены как «участники молодежного движения „Скинхеды“». Распространенные ими в 2007 году листовки определены как имеющие «расистский окрас и содержащие текст, унижающий достоинство людей иных национальностей». Были расклеены четыре листовки «в публичном месте, доступном к беспрепятственному обозрению неопределенному кругу лиц — на автобусной остановке». Инициатору расклейки суд назначил 1,5 года условно с испытательным сроком два года, одна из расклейщиц листовок приговорена к шести месяцам исправительных работ с удержанием 15 % из заработной платы в доход государства, условно с испытательным сроком на один год. Вторая расклейщица оказалась несовершеннолетней, и ее освободили от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

В Калининграде суд Центрального района вынес обвинительный приговор в отношении Владимира Левченко, обвиненного «в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признаку национальности, совершенных публично». 18 сентября 2004 год Левченко выступал на митинге, «используя слова и выражения, направленные на возбуждение ненависти и вражды к евреям и народам Кавказа, а также унижающие достоинство евреев, чеченцев и цыган по признаку национальности». Его слушали не менее 100 человек. Суд приговорил Левченко к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год. Но поскольку со дня совершения преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, прошло более двух лет, суд на основании части 1 ст.78 УК РФ освободил осужденного от наказания ввиду истечения сроков давности уголовного преследования.

Во Владивостоке власти провели «профилактику» национализма. Следственным отделом по Ленинскому району Владивостока СУ СКП РФ по Приморью возбуждено уголовное дело по ст.

282 ч. 1 УК РФ против общественной организации «Союз Славян» по факту распространения 26 апреля 2008 года на интернет-сайте «Союза Славян» статьи «Нападение скинов в г. Владивостоке».

Следствие установило, что в статье содержатся оскорбительные высказывания в адрес народов Средней Азии, а также иностранных граждан в целом, без указания на национальность. Кроме того, следователи «обнаружили» на сайте статью «Библия Скинхеда» за авторством пожизненно осужденного московского скинхеда Николы Королева. В статье содержатся «оскорбительные высказывания в адрес представителей народов Кавказа». Агитпункт «Союз Славян» в ГУМе Владивостока уничтожен, лидеру «Союза» Александру Комарову предъявлено обвинение, в его квартире и офисах прошли обыски.

В феврале 2009 в Кировской области прошли обыски у двух активистов ДПНИ-Вятка, больше похожие на бандитские налеты. Обыски прошли в 7 часов утра и застали жителей квартир спящими. Порядок проведения обыска походил на грабеж — изъяты компьютеры и фотоаппараты, сотовые телефоны, травматическое оружие. Изъяты нарукавные повязки ДПНИ, баннеры, брошюры. Действия борцов с экстремизмом были направлени на нанесение максимального материального ущерба.

В июле 2009 в Кировской области было инспирировано новое уголовное дело за выступления на «Русском марше». Социально-психологическое исследование установило по видеозаписи, что во время мероприятия звучали призывы к экстремистской деятельности, выразившиеся в возбуждении ненависти, вражды к конкретным представителям государственной власти, так и к обобщенной социально-профессиональной группе — «государственные служащие». В качестве улик к уголовному делу приобщены баннер «Остановить геноцид славян!» и баннер с перечеркнутым шприцом, бутылкой и сигаретой. Координатор ДПНИ-Вятка был обвинен в том, что спровоцировал скандировать толпу «долой власть оккупантов» и это было интерпретировано как «возбуждение ненависти, вражды к конкретным представителям государственной власти». То есть «конкретные представители государственной власти» экспертизой приравнены к «власти оккупантов». Также эксперты установили, что в публичной речи содержались высказывания и выражения, «направленные на возбуждение ненависти в адрес группы лиц по признакам нерусской национальности и принадлежности к социальной группе представителей власти».

Тем самым эксперты открыли новую национальность — «нерусские». Кроме того, экспертное мнение заключило, что причиной ненависти было негативное высказывание в адрес убийц семьи Спинелли (супругов и трехлетней дочери) узбекскими гастарбайтерами. Эксперты сочли, что тем самым состоялась попытка разжечь к гастарбайтерам ненависть. Тем самым эксперты и следователи совместными действиями решили насаждать толерантность к преступникам и запрещать любое негативное высказывание в их адрес.

Накануне проведения Русского марша 4 ноября 2009 года в учебных заведениях Кирова с учащимися были проведены инструктажи с целью запугивание учащихся, чтобы они ни в коем

случае не приняли участие в марше. В профессиональном лицее No18 города Кирова был составлен журнал «Инструктаж о недопустимости…», а также «Анкета» — противозаконные документы, затрагивающие личную жизнь и политические убеждения граждан. Учащихся заставляли заполнять анкету, чтобы выяснить, что анкетируемым известно о Русском марше. И это несмотря на проведение всех согласований организации Русского марша с властями в полном соответствии с законом.

В июне 2009 года атаман Пермского городского казачьего общества Анатолий Безматерных, получивший письмо от замначальника Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Пермскому краю Сергея Решетникова, а также рекомендации из Регионального управления ФСБ по поводу действий атамана Станислава Погорелого, участвовавшего в пикете в защиту жителей Карагая, страдающих от этнической преступности. Погорелов был поставлен перед выбором: оставить казачество или казачью станицу Уральскую признают экстремистским сообществом и распустят. Пикет прошел в Перми 5 апреля. РУ ФСБ увидело в пикете признаки преступления по статье «Организация деятельности экстремистской организации» и поручило Ленинскому межрайонному следственному отделу Следственного управления при прокуратуре РФ по Пермскому краю провести проверку. Прокуратура не нашла признаков преступления в действиях пикетчиков, однако ФСБ пока не завершила собственные следственные действия.

1 марта 2009 в Москве задержан активист ДПНИ Станислав Диев, которому предъявлено обвинение по статье 20.2 КоАП РФ («нарушение правил проведения митинга, шествия или пикета») и вместе с ним еще 20 человек, которые шли на митинг памяти в честь псковских десантников, погибших в Чечне в марте 2000 года. В тот же день были задержаны 32 активиста «Славянского союза», следовавшие на то же мероприятие. Задержанные были отпущены лишь после завершения митинга. После того, как участники митинга стали расходиться и направились к метро, милиция определила это как несанкционированное шествие и задержала еще 16 человек.

Порядок организации и проведения уличных мероприятий регулируется Федеральным Законом «О собраниях, митингах, демонстрациях и пикетированиях». Ст. 5 этого закона определяет обязанности организатора мероприятия:

  1. подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного

самоуправления уведомление о проведении публичного мероприятия в порядке, установленном статьей 7 настоящего Федерального закона;

  1. не позднее, чем за три дня до дня проведения публичного мероприятия (за исключением

собрания и пикетирования, проводимого одним участником) информировать орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в письменной форме о принятии (непринятии) его предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия.

В Законе города Москвы «Об обеспечении условий реализации права граждан РФ на проведение в городе Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований» и в Приложении к постановлению Правительства Москвы от 28 августа 2007 г. N 757-ПП также нет никаких указаний на регулирование численности участников мероприятия.

1 мая Правительство Москвы противозаконно запретило ряду русских организаций проводить шествия 1 мая по традиционному маршруту от ВВЦ до телецентра «Останкино». Разрешение было дано только на митинг. Стремясь нарушить планы организаторов, сотрудники мэрии Москвы сдвинули мероприятие на полдня, сорвав предварительное информирование граждан. Отказ в шествии мотивировался тем, что «монорельсовая дорога, которая проходит вдоль маршрута шествия от ВВЦ до телецентра Останкино, создает угрозу для участников шествия и возможно ее обрушение». Тем не менее, по этому маршруту через несколько дней дано было право пройти другой организации — проправительственной.

13 сентября 2009 в Москве у метро «Чертановская» милицией были задержаны участники агитационного пикета ДПНИ. Это было сделано по приказу прибывшего на место подполковника МОБ района «Северное-Чертаново» подполковника Тютченко Александра Григорьевича.

Организатор пикета Станислав Диев был доставлен в ОВД за отказ прекратить раздачу агитационных материалов. Подполковник Тютченко своевольно определил, что раздача любых печатных материалов на улице города должна быть согласована с мэром Москвы или с префектурой. Причем такое согласование должно быть отражено в документе о согласовании, выданном префектурой на проведение данного пикета. Если в нем не значится раздача листовок, рассудил подполковник, то это делать запрещено. И тем самым сам совершил правонарушение.

В 2009 году неоднократно происходили репрессии против активистов ДПНИ-Нижний Новгород.

24 марта квартира координатора ДПНИ-НН Олега Иванова была взята штурмом, затем был проведён обыск, а сам он связан группой ОМОНа и увезён в неизвестном направлении без средств связи. Обыски прошли у пятерых руководящих соратников регионального ДПНИ.

Причиной подобных санкций является обличение членами Нижегородского ДПНИ коррупции и преступлений в судебных и правоохранительных органах области.

В декабре 2009 власти Твери запретили законный митинг. Отказ в проведении митинга подписал глава администрации города В. Б. Толоко. Запрет был обусловлен тем, что 12 декабря 2009 года «в центральной части города запланировано проведение общегородских праздничных мероприятий, посвященных Дню Конституции Российской Федерации». Вразрез с нормами закона организаторам не была предложена другая площадка для проведения мероприятия. На просьбу предоставить другую площадку глава администрации ответа не дал. Кроме того, 12 декабря никаких мероприятий, на которые ссылался глава администрации при отказе согласования митинга, в городе не состоялось.

14 февраля 2009 года активисты общественного движения «ТИГР» Хабаровска были незаконно задержаны сотрудниками ДПС и на собственной машине в присутствии оперуполномоченного Уголовного розыска УВД Хабаровского края препровождены в Управление Криминальной милиции. Их обыскали, отобрали мобильные телефоны и стерли все видеозаписи с них. Без предъявления обвинений им было приказано встать лицом к стене в положении «ноги на ширине плеч». За отказ один из не представившихся людей в штатском начал бить общественных активистов ногами. Без понятых был проведен насильственный досмотр. Затем началось запугивание, угрозы избиения, угрозы «подкинуть наркотики», убить, изувечить, уволить жену с работы, подослать бандитов. Целью всего этого было: «чтоб я тебя ни на одной акции больше не видел».

Суд Центрального района Хабаровска признал лидера и пресс-секретаря регионального отделения общественной организации «Союз русского народа» (СРН) виновными в возбуждении межнациональной вражды и приговорил каждого их них к трем годам лишения свободы (первый к условному сроку, второй — к колонии общего режима). Суд признал лидера организации Павла Оноприенко виновным по части 1 статьи 282.1 УК РФ (создание экстремистского сообщества) и пункту «в» части 2 статьи 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды). Пресс-секретарь Виктор Чулкин признан виновным по пункту «в» части 2 статьи 282 УК РФ (возбуждение ненависти). Подсудимые обвинялись в том, что на собраниях единомышленников неоднократно произносили экстремистские высказывания, направленные на возбуждение межнациональной вражды, организовали и провели в октябре 2007 года в Хабаровске у краевого музыкального театра митинг под экстремистскими лозунгами, а также выпускали самиздатовские газеты «Русский дальневосточник» и «Черносотенная газета», которые распространялись на площадях и в храмах Хабаровска.

В январе 2009 два жителя Хабаровска были арестованы за «экстремистскую деятельность», которая выразилась несанкционированной акции против передачи Китаю островов на Амуре, которая состоялась 1 октября 2008 года. Решение о заключении под стражу выдал Центральный районный суд города Хабаровска. В представлении ситуации начальником Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Дальневосточному федеральному округу (ДФО) Петра Нехорошкова этот протест был направлен на разжигание межнациональной вражды. В действительности фабрикация дела была связана с тем, что акция протеста была приурочена к проведению Третьего Дальневосточного международного экономического форума.

Листовки с призывом вернуть России острова Амурского бассейна, противозаконно переданные КНР, представлены как экстремистские.

9 марта 2009 в помещение книжного магазина «Тула-Пресс» ворвалась группа в милицейской форме с требованием «отдать экстремистские листовки Общероссийского офицерского собрания, прошедшего в Москве 21 февраля этого года». В ответ на законное требование владелицы магазина, члена Общественной палаты Тульской области Н. А. Зенковой предъявить удостоверения личности и постановление на проведение обыска, последовал грубый отказ, сопровождавшийся угрозами лишения свободы в случае неисполнения требований. На вопрос, что послужило основанием для вторжения в магазин и проведения обыска, был получен циничный ответ: «Поступило устное заявление». Обыск проводился под руководством заместителя начальника УВД Центрального района г. Тулы Буданова В. В. Так и не предъявив документы на проведение обыска, прибывшие молодчики перевернули всё содержимое стеллажей и книжных полок. Н. А. Зенковой было отказано в вызове адвоката. Ни о каких понятых в ходе изъятия не было и речи: все посетители были насильно выдворены из магазина. Были изъяты около 20 экземпляров Обращения Общероссийского Офицерского собрания и некоторые книги, Н.А Зенкова без оформления протокола о задержании доставлена в отделение милиции. Протокол об изъятии литературы также не был составлен.

В феврале 2009 в г. Нерюнгри был вынесен приговор председателю Русской общины Якутска, координатору ДПНИ-Якутия Сергею Юркову, который был обвинен в организации распространения на территории города Нерюнгри в течение августа 2007 года листовок, текст которых был направлен против присутствия в Южной Якутии гастарбайтеров из КНР. Тогда в течение года около 800 китайских рабочих фирмы СРР участвовали в строительстве магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» на территории Нерюнгринского и Алданского районов. За протест против привлечения гастарбайтеров в 2007 были осуждены двое жителей Нерюнгри, члены ДПНИ-Якутия Антон Пономарев и Дмитрий Манвайлер. Сергей Юрков обвинялся в организации действий этих молодых людей. Приговор Сергею Юркову предусматривает наказание в виде двух лет лишения свободы в колонии-поселении общего режима.

В феврале 2009 начался судебный процесс против членов военно-спортивного клуба, действовавшего под эгидой «Славянского Союза» в Сахалинской области. Процесс сопровождался журналистской истерией. ИА «Сахалин-Курилы» опубликовало статью под громким названием «Обыкновенный фашизм пытался пустить корни на наших островах».

Журналист упрекает активистов клуба в том, что их герой — полковник Буданов.

Следственным отделом по Южно-Сахалинску СУ СКП РФ по Сахалинской области установлено, что бывшие сотрудники милиции создали организацию, которая с начала 2005 года основывалась «на идеях возбуждения национальной и религиозной ненависти и вражды, а также унижения достоинства группы лиц по признакам национальности, происхождения, отношения к религии, создали организованную устойчивую группу лиц». Они оказались виноваты в том, что имели эмблему и флаг, в которых «использовались элементы символики фашисткой Германии», а также обязали членов организации «одеваться в одежду по типу субкультуры скинхэдов».

Преступлением представлены тренировки боевых навыков, распечатка листовок и их

распространение. Прокуратура потребовала признать листовки «Славянского союза» экстремистскими на основании пояснений сотрудников кафедры русского языка педагогического института Сахалинского государственного университета.

В Ростовской области были задержаны активисты ДПНИ, направлявшиеся из Армавира и Ейска в Москву, чтобы принять участие в Русском марше. 8 часов они провели в отделении милиции Миллерово. После чего правоохранители заявили, что если они не вернутся в Краснодарский край, водители их автобуса «не устроятся на работу никогда и нигде». Основания задержания предъявлены не были.

В Нижнем Новгороде попытка срыва «Русского марша» предпринималась другим образом. ЦПЭ осуществлял по телефонам русских активистов рассылку ложной информации о том, что Русский марш, якобы, перенесен в другое место и в другое время.

В Санкт-Петербурге вечером 4-го ноября были задержаны 10 активистов Санкт-Петербургского отделения ДПНИ, включая руководителя ЦОС ДПНИ-Санкт-Петербург Андрея Кузнецова и координатора ДПНИ-Санкт-Петербург, члена Национального Совета ДПНИ Семена Пихтелева.

Всем им вменены административные статьи из разряда «переход улицы в неположенном месте».

В Москве накануне Русского марша 4 ноября была распространена провокационная информация, что в районе Люблино, прямо на предполагаемом месте проведения Русского марша, «группа скинхедов из 6 человек жестоко и кроваво напала на представителя другого государства».

Провокация была инициирована сотрудниками московского Центра по борьбе с экстремизмом через свою агентуру в среде правой молодежи (в обмен на отказ от ареста по другим делам).

Цель — ожесточить сотрудников милиции против участников праздничной акции 4 ноября.

Подобные мероприятия проводились в рамках общего указания по МВД по всей стране - «затруднять и мешать проведению» даже согласованных с чиновниками акций русских организаций.

В Екатеринбурге член НБП Алексей Никифоров после ряда незаконных задержаний и изъятий личных вещей и газет был осужден на год лишения свободы за то, что материалы в этих газетах содержали «информацию, направленную на возбуждение национальной и религиозной вражды».

Действительной причиной осуждения к лишению свободы является вывешивание Никифоровым напротив приемной «Единой России» растяжки «Хватит Путина», а также надписи на «Острова наши!», «Лаврова в отставку!», «Нет экспансии Китая!» В целом произвольное осуждение по ст. 282 УК РФ связано с тем, что следствие и суд игнорируют тот факт, что по этой статье может быть совершено только умышленное преступление.

Практически все обвинения строятся либо на каких-то домыслах на счет личности обвиняемого (в случае насильственного преступление — членство в различных организациях, круг чтения, круг общения, внешний вид, привычки), либо на экспертизах текстов или выступлений (что также пытаются подкрепить свидетельствами о личности, добытыми при обысках и опросах свидетелей).

В действительности по части «экстремизма» в насильственных действиях или в своих выступлениях и публикациях гражданин чаще всего не может осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления. Такая осведомленность ему может быть вменена по части криминального аспекта его поступков, но в сфере идеологии требуется доказать что обвиняемый осознавал, предвидел и желал наступления общественно-опасных последствий от его статьи, книги или речи; или что эти общественно опасные последствия наступили. Ничего подобного следствие и суд не устанавливает. Гражданину вменяется в вину недоказанное стремление к указанным последствиям, а за наступление таких последствий выдается мнения частных лиц — доносителей и экспертов.