Йозефа Беренс-Тотеноль

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Йозефа Беренс-Тотеноль. 1932

Йозефа Беренс-Тотеноль (нем. Josefa Berens-Totenohl; * 30 марта 1891, Гревенштейн, Северная Вестфалия — † 6 июня 1969, Мешеде, Северная Вестфалия)[1] — немецкая писательница и художник.

Биография[править]

Йозефа Беренс-Тотеноль (настоящая фамилия Беренс) родилась в горах Зауэрланда на юге Вестфалии в многодетной семье кузнеца, и всё её образование на первых порах свелось к сельским работам и рассказам стариков о давних временах и обычаях этого края, и только в двадцать лет она поступила на учительские курсы в Королевском католическом учительском семинаре в Арнсбсрге, где и произошло её первое знакомство с литературой.

Во время 1-й мировой войны работала медсестрой в госпитале Красного Креста.

В 1915‒1917 учительница народной школы в Ёлингхаузене, в 1917‒1918 — в Варштейне. В 1918 переехала в Дюссельдорф, где посещала уроки живописи. Зарабатывала средства на жизнь рисованием.

С 1928 публиковала также свои стихи и прозаические произведения. Пересилив свои художнические наклонности она возвращается в родную деревню, «в Тотеноль», название которой она и добавила к своей фамилии: «Корни моей сущности остались в Вестфалии, в крестьянской деревне Зауэрланда». Здесь ей, по собственному признанию писательницы, «пришлось доказывать то, что произошло много столетий тому назад, и то, что сегодня там ещё является действительной реальностью», что и нашло своё выражение в её первом романе «Фемхоф».

В отличие от Штраус-унд-Торней, чьи романы написаны задолго до возникновения национал-социализма как политического движения и поэтому являются выражением фёлькиш-консервативной идеологии в реалиях повседневной действительности, романы Беренс-Тотеноль несут на себе явные следы нацистской идеологии. Если у Штраус-унд-Торней крестьянская тематика отражена достаточно реалистично, с обилием бытовых деталей, то у Беренс-Тотеноль всё повествование строится по канонам некоего сказания, где бытовая сторона еле просматривается и на первый план выходит проблема сохранения расовой чистоты и неизменной целостности крестьянского рода, то есть приверженности принципам «крови и почвы» в радикальном для нацистов исполнении, отказ от которых может иметь катастрофические последствия для всего рода.

В июне 1931 вступила в НСДАП.

Собственный «Фемхоф»

Большой успех имели ее романы «Фемхоф» (Der Femhof, 1934) и «Фрау Магдалена» (Frau Magdlene; 1935), написанные в духе идеологии «Кровь и почва» в которых прослеживалась жизнь «нескольких поколений жителей Севера — Nordlander». В 1935 за них она получила Вестфальскую литературную премию (на которую она начала строить собственный «Фемхоф» на скале близ Гиерталя).

О степени успеха этой дилогии говорит не только её общий тираж (450 тысяч), но и восторженные рецензии нацистской прессы, называвшей дилогию «пророческой сагой, одной из самых прекрасных и самых правдивых из тех, что мы обладаем об эпохе конца Средних веков».[2]

Написанные позже романы «Скальная порода» (Der Feb; 1943) и «В трясине» (Im Moor; 1944) особого успеха не имели. После окончания войны в ходе процесса денацификации была отправлена в лагерь. Потеряла всё свое имущество, сильно нуждалась и тяжело болела.[3]

После 1945 года оба романа Йозефы Беренс-Тотеноль были переизданы под название «Люди со двора фемы» («Die Leute vom Femhof», 1957), а сама писательница продолжала писать книги в духе «крови и почвы» — «Любовь Михаэля Ротера» («Die Liebe des Michael Rother», 1953), «Тайная вина» («Die heimliche Schuld», 1960) — тем более, что послевоенная ситуация в Западной Германии давала в этом смысле определённые предпосылки и даже надежды на возвращение прежних порядков, хотя и в несколько исправленном виде. Современников не интересовало её прошлое. Для них она была «великой… рассказчицей Зауэрланда», в Леннештадте, недалеко от дома писательницы, её именем названы три улицы, создан музей, а в 2000 году заложен памятный камень в честь «писательницы родного края».

Фемхоф и Магдалена[править]

Действие романа происходит в XIV веке. Богатый крестьянин Вульф, отличающийся диким нравом и непомерной гордыней, озабочен отсутствием наследника, и поэтому желает выдать свою единственную дочь Магдалену, не уступающую характером отцу, за сына своего друга. Однако Магдалена противится планам отца. Она любит работника Ульриха, который, рискуя своей жизнью, спас её во время бури из разбушевавшегося горного потока. Сам Ульрих появился в этих краях неспроста: он убил дворянина, покусившегося на его честь и имущество, и вынужден был покинуть свою родину. Вульф никак не может согласиться на брак Магдалены с простым работником, да к тому же с преступником (об этом ему рассказал бродяга Роббе). Натолкнувшись на решительный отказ своей дочери, Вульф добивается, будучи членом суда фемы, смертного приговора Ульриху, который он и приводит в исполнение на глазах у Магдалены.

Главные герои дилогии являют собой некую крестьянскую ипостась героев «Песни о нибелунгах». Их действия обусловлены не столько человеческими чувствами, сколько героико-стоическим следованием определениям судьбы, и поэтому Магдалена воспринимает убийство Ульрихом дворянина, оскорбившего его честь, естественным поступком крестьянина, ибо у него не было другого выбора, а любовь к Ульриху — как предопределение. Не случайно их любовь проявляется именно в пасхальную ночь, когда народ по старой языческой традиции восхваляет Вотана и Фрейю, весну и цветущее, плодоносное время. Смерть Ульриха подаётся как неотвратимый удар судьбы, и Ульрих идёт на смерть с уже сложенными на груди руками, не оказывая никакого сопротивления, готовый безмолвно принять уготованный ему судьбой удар. Старый Вульф представлен не только как охранитель чистоты крови крестьянина, не останавливающийся ради этого перед убийством, но и как охранитель самого крестьянского рода: «Каждый плохой крестьянин — предатель».

В следующем романе, «Фрау Магдалена», речь идёт о борьбе Магдалены за наследование крестьянского двора, за продолжение рода Вульфов в лице своего сына, рождённого от Ульриха. Старый Вульф, согрешивший в молодости с красавицей цыганкой, противится этому, боясь преступного кровосмешения старого крестьянского рода с инородцами, ибо до него дошли слухи, что Ульрих был его сыном, рождённым от цыганки. Но в тот момент, когда Магдалена спешит сообщить ему о том, что эти слухи не подтвердились, Вульф погибает от удара молнии. Подросший сын Магдалены берёт в свои руки управление хозяйством и делает его ещё более богатым, а Магдалена становится своеобразной местной святой, которая помогает жителям решать их земные проблемы.

Общая тональность романа, стиль изложения, характеры главных героев, их поступки наводят на мысль, что здесь происходят события, равные по своему размаху и значимости событиям древнегерманского эпоса, и в этом можно усмотреть воздействие древнеисландского эпоса «Старшей Эдды», по мотивам которого Беренс-Тотеноль создала серию картин.[2]

Ссылки[править]

  1. de:Josefa Berens-Totenohl
  2. а б Зачевский Б. А. История немецкой литературы времён Третьего рейха (1933−1945). — СПб.: Издательство «Крига», 2014. — 896 с. ISBN 978-5-901805-50-3
  3. Константин Залесский. «Элита» Гитлера во Второй Мировой. Кто был кто в Третьем Рейхе. М. Яуза-Пресс. 2012. ISBN 978-5-9955-0477-1