Артур Динтер

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Артур Динтер

Артур Динтер — (нем. Artur Dinter; * 27 июня 1876, Мюльхаузен — † 21 мая 1948, Оффенбург)[1] — немецкий писатель, драматург и нацистский политик, гауляйтер Тюрингии (1925‒28), основатель Немецкой народной церкви.

Биография[править]

Родился в католической семьи таможенного советника, после получения аттестата зрелости, начинает изучать естественные науки и философию в 1895 году в Мюнхене и в Страсбургском университете. С 1901 по 1903 г. работает в качестве ассистента в университете Страсбурга. В 1903 заканчивает Страсбургский университет с отличием. Одновременно, пока учиться, занимается писательской деятельностью. В 1906 г. его повесть Die Schmuggler («Контрабандисты») отмечена университетской первой премией.

После окончания университета, Динтер становится директором ботанического школьного сада в Страсбурге, в 1904 году в качестве старшего преподавателя немецкой школы, командирован в Константинополь (Стамбул). В 1905 году переключается с драматургии на театр, с 1906 по 1908 — директор городских театров в Ростоке и Schillertheater в Берлине.

В 1908 г. учреждает «Союз немецких драматургов», из которого вскоре был исключен за то, что назвал Союз «инструментом еврейской диктатуры в театре».

Участник Первой мировой войны; лейтенант в эльзасском пехотном полку; скоро был произведён в капитаны, награждён Железным крестом второго класса. В 1915 году заболевает холерой, а в 1916 году проводит много времени в полевых госпиталях получив серьезные ранения, после чего комиссуется из армии. Во время своего пребывания в полевых госпиталях, Динтер познакомился с немецкой националистической литературой и трудами английского расового философа-германофила Х.-С.Чемберлена, и становится последователем движения фёлькиш.

Динтер становится одним из самых радикальных антисемитов своего времени. Но его радикализм в этом вопросе — на уровне идеологии, и ограничивался не истреблением, а идеей вытеснения евреев из сфер государственной и общественной жизни, — оттуда, где они преобладали.

К 1919 г. Динтер зарекомендовал себя как известный писатель, издав в Веймаре в 1917 антисемитский бестселлер «Die Sünde wider das Blut» («Грех против крови»), тираж которого к 1934 г. составил более 260 тысяч экземпляров, а позднее и всю трилогию «Die Sünden der Zeit»(«Грехи времени»). Это были романы-предостережения против телегонии — «„заражения крови“, .. опасности посягательства на „чистоту арийской крови“, опасностью невидимой, настигающей повсюду угрозы, которая побуждает принять защитные меры — устранить источник заразы».

В 1919 г. принимает участие в создании Немецко-фёлькишского союза обороны и наступления и становится одним из его руководителей, а после запрета Союза в 1922 году, вступает в ряды его преемника — Немецко-фёлькишской партии свободы и завязывает тесные контакты с Адольфом Гитлером.

После «Пивного путча» 1923 года, Динтер был избран в 1924 году в ландтаг Тюрингии и становится фракционным лидером избирательного блока Volkisch-Sozialer Block («Народный Социальный блок»), становясь всё ближе к позиции нацистской партии.

В 1925 году после выхода Гитлера из тюрьмы, и отмены запрета на деятельность НСДАП, Динтер вступает в её ряды и получает номер участника «5». Одновременно, Динтер становится издателем партийной газеты Der Nationalsozialist, которая выпускается в Веймаре.

Назначенный в этом же 1925 г. гауляйтером Тюрингии, Динтер до конца 1928 г., когда его исключили из партии, пытался внести в политическое движение Гитлера самостоятельные религиозные идеи.

Своим рассуждениям о еврейском вопросе Динтер придал религиозный характер. В романе-трилогии «Грехи времени», раскупавшемся большими тиражами, он писал: «Народное и религиозно-христианское обновление неразделимы и являются одной целью». Динтер начал действовать как основатель новой политической религии, главные постулаты которой: Иисус Христос — ариец, христианство следует «избавить от евреев».

Это соответствовало программным положениям НСДАП, которая утверждалась на платформе «позитивного» /неиудаизированного/ христианства с ударением на арийскую расу и любовь к своему народу. Но руководство партии понимало, что политическое движение не могло стать новой религией. Поэтому оставался открытым вопрос: нужна ли немецкому народу христианская Реформация. Даже явные «неоязычники» — Альфред Розенберг и Мартин Борман отложили решение этой проблемы на послевоенный период. Динтер же придавал идеалу «религиозной революции» гораздо большее значение, чем реальным политическим переменам. Он не занимался планомерной организаторской работой в своем гау и не обрёл популярности среди населения, большая часть которого до падения Рейха принадлежало к католической или протестантской общинам. Партийных функционеров также не устраивало «псевдорелигиозное сектантство» Динтера. К тому же своевольный гауляйтер, не желая отойти от круга руководителей народников, постоянно лавировал между НСДАП и Немецко-фёлькишской партией свободы фон Грэфе, в которой начал политическую карьеру.

Гитлер продолжал прикрывать Динтера, намереваясь до конца использовать его интеллектуальный потенциал. Гауляйтер тем временем основал «Немецкую народную церковь» (нем. Deutschen Volkskirche),[2] заложив в основу «чистое, изначальное арийско-героическое учение Иисуса Христа», отвергавшее веру в Ветхий Завет, /подобные взгляды разделял Вильгельм II, призывавший Церковь стать «национально-немецкой, а не псевдоиудейской, как сейчас»/.

Религиозные искания Динтера вызвали, наконец, гнев Гитлера, который в отличие от части высокопоставленных партийцев, никогда не выходил из католической церкви, до конца жизни перечисляя в нее налог. Циркуляром 1927 г. Гитлер лишил права называться органом партии одну из газет, нападавшую на религиозные общины и их институты. «Даже с евреями нельзя бороться на религиозной почве, а лишь на национальной и расово-политической», — сказал он.

Артур Динтер стал нетерпим на посту гауляйтера из-за регулярных нападок на христианство. В начале 1928 г. он основал «Духовно-христианскую общину» с задачей борьбы против Рима, рассматривая гитлеровское движение только как инструмент для завершения «народно-протестантской реформации». В трех журналах Динтер пропагандировал идею приведения немецкого народа к «христианству, очищенному от евреев». После того как специальный комитет НСДАП собрал в областях Германии мнения об еретических устремлениях гауляйтера, Гитлер в письме призвал его к благоразумию, так как Движение ослаблялось религиозными спорами.

Здесь же фюрер высмеял предложение «народного бродячего проповедника» Динтера создать совещательный орган — «партийный сенат», сказав, что «советчики ему не нужны».

Динтер ответил резкими нападками на фюрера. В октябре 1928 г. его исключили из партии. В дальнейшем он развязал яростную публицистическую кампанию против Гитлера.

В 1932 г. «Союз Динтера» не смог вернуть своего руководителя в политику. После прихода нацистов к власти Динтер дважды пытался вновь вступить в НСДАП. Гестапо следило за ним и даже арестовало на короткое время. Перед запретом в 1936 г. «Немецкая народная церковь» Динтера насчитывала 300 тыс. членов. Его лишили права ораторствовать и заниматься писательской деятельностью.

После Второй мировой войны Артур Динтер собрал бывших сторонников своего «Духовного христианства», но умер в 1948 г. в забвении.[3]

В 1945 году Динтер был приговорен судом по денацификации в Оффенбурге к штрафу в размере 1000 рейхсмарок.

Умер в 1948 году в Оффенбурге, Баден, в возрасте 71 года.

«Грехи времени»[править]

«Грех против крови»[править]

Главный герой романа, Герман Кэмпфер, чьи юношеские годы были омрачены бессовестными происками «деловитого еврея», изучает химию и собирается стать учёным. Но встреча с очаровательной блондинкой Элизабет, дочерью коммерции советника Бургхамера, меняет его планы в корне. Несмотря на то, что Бургхамер показался ему подозрительной личностью, очень напоминающей еврея, Кэмпфер женится на его дочери, устранив при этом соперника барона Эдгара фон Вертхайма, также еврея. В доме, где, кроме хозяина, все, даже слуги, были исключительно блондинами, Кэмпферу пришло в голову ознакомить Элизабет и её мать со своими антисемитскими взглядами и его стремлением очистить Евангелие от еврейских наслоений с тем, чтобы воссоздать образ арийского Иисуса. Рассуждениям на эту тему автор отводит чуть ли не 40 страниц. Но счастье его было недолгим. Рождение «ребёнка с чёрными вьющимися волосами, с тёмной кожей и тёмными глазами, настоящего еврейского ребёнка» повергает родителей в ужас, хотя по родимым пятнам на тех же местах, что и у отца, примиряет их. Тем не менее, Кэмпфер бросается к книгам, из которых узнаёт, что его ребёнок является продуктом расового смешения: «Немец, который женится на еврейке, или немка, которая выходит замуж за еврея, совершают не только преступление против немецкого народа, но и всё больше усиливают бесконечные душевные и телесные страдания также и своих детей и их потомков. Страшно мстит им прегрешение против крови».

Кэмпфер также решил мстить, когда выяснилось, что ребёнок — вылитый барон фон Вертхайм. На дуэли он ранит своего обидчика, но мысль о желании иметь ребёнка чистой расы не даёт Кэмпферу покоя, однако и второй ребёнок оказывается «черноволосым», хотя и «красивым еврейским мальчиком». Элизабет в ужасе умирает, вслед за ней вскоре погибает и её ребёнок.

Однако на этом эпопея обретения арийского ребёнка не заканчивается. Умирает юношеская любовь Кэмпфера — белокурая Розеле, истинная немка, и в своём прощальном письме она сообщает ему, что у него есть сын. Кэмпфер с радостью принимает этого ребёнка и воспитывает его вместе со своим неарийским ребёнком, р надежде, что общение его с настоящим немцем окажет на этого «бастарда» благотворное воздействие. Эксперимент длился недолго. Во время катания на лодке оба мальчика утонули, и Кэмпферу пришлось начинать всё сначала.

Повредив себе ногу, он оказывается в больнице, где знакомится с медсестрой Иоганной, чьи предки, как и он сам, были «белокурыми северогерманцами». Она становится его женой, и Кэмпфер надеется, что теперь-то «наконец исполнится мечта всей его жизни — иметь ребёнка, похожего на него». Но Иоганна рожает ему также «настоящего еврейского ребёнка». Разъярённый Кэмпфер узнаёт, что Иоганна когда-то была любовницей «крещёного еврейского офицера», из чего Кэмпфер, истинный почитатель трудов X. С. Чемберлена, делает вывод, что все его старания оказались напрасны: «…из сложившегося в животноводстве опыта известно, что породистая самка становится совершенно негодной дляпроизводства потомства, если она хотя бы раз была оплодотворена самцом более низкой расы… Чем выше развивается живое существо, тем более настоятельно проявляется этот расовый закон, и своё высшее и чреватое последствиями воздействие он достигает, естественно, у людей». Автор тут же даёт пояснение к сложившейся ситуации, сетуя «на тот вред, который из года в год приносят немецкой расе молодые евреи, соблазняя ежегодно многие тысячи немецких девушек».

Вся эта история завершается тем, что Иоганна кончает жизнь самоубийством, унося с собой в могилу и ребёнка, а Кэмпфер убивает этого «стервеца», разрушившего его мечту о «расовом потомстве». В ужасе от ударов судьбы, Кэмпфер отправляется на фронт добровольцем и погибает там, «служа отечеству».

Роман Динтера примечателен ещё и тем, что Кэмпфер постоянно рассуждает о расовых проблемах, о евреях, прибегая к научным источникам, ссылаясь на примеры из действительной жизни, так что порой повествование принимает форму беллетризованного трактата о проблеме расовой чистоты немцев. Более того, в этом романе он уже представил наброски Евангелия, очищенного от иудейского непотребства, и обрисовал вчерне образ арийского Иисуса.[4]

«Раса это всё! Она является ключом не только для истории человечества, народов и семьи, но и для личности каждого отдельного человека… Раса, наряду с моей религией, является самым высшим и самым святым из того, чем я обладаю. Да, моей религией я обладаю только благодаря моей расе, потому что только моя раса является тем, что делает возможной мою религию и заключает её глубоко внутреннее понимание. Раса и религия едины! И знание того, что я происхожу от благороднейшей расы, которая когда-либо существовала на земле и которая призвана, чтобы вести все народы земного шара к её высшему и окончательному определению, налагает на меня высокую обязанность сделать всё для того, чтобы эта раса оставалась чистой и святой и неприкосновенной для чужой крови».


В романе отобразились некоторые неприятности личной жизни писателя, в которые, кстати сказать, был посвящен X. С. Чемберлен, ставший не только духовным наставником Динтера, но и его другом.

Роман пользовался большим успехом, ибо явно отвечал настроениям широкой публики тех лет, о чём свидетельствует его тираж, достигший к 1934 году 260 тысяч экземпляров.

«Грех против духа»[править]

Герой романа «Грех против духа», Армии барон фон Хартенэгг, является собой воплощение арийско-германского рыцаря. Он знакомится с неким инженером, который вводит его в суть спиритизма, в существование потустороннего духовного мира, состоящего из добрых и злых духов. Добрые духи проявляются у арийцев, а злые — у представителей «низших рас», преимущественно у евреев. Весь роман представляет собой некoe введение в спиритуализм, построенное на националистских Принципах.[4]

«Грех против любви»[править]

Литературная трилогия Динтера завершается выходом в свет в 1922 году романа «Грех против любви». Произведение это нельзя назвать романом, это скорее некий теологический Трактат, состоящий из вопросов и ответов, и посвящен он изложению Библии в духе учения Динтера об арийской религии. Автор настаивает на очищении Библии от еврейского духа, на отказе от Ветхого Завета как продукта еврейской религии.[4]

Ссылки[править]

  1. de:Artur Dinter
  2. de:Deutsche Christen
  3. Игорь Бестужев. Странные нацисты против вождя народа.
  4. а б в Зачевский Б. А. История немецкой литературы времён Третьего рейха (1933−1945). — СПб.: Издательство «Крига», 2014. — 896 с. ISBN 978-5-901805-50-3