Этногенез руси

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Этногенез руси (происхождение русского народа, этапы формирования древнерусской народности) - научно-историческая проблема происхождения и формирования народа русь.

Проблема носит междисциплинарный характер, так как для её решения привлекаются данные различных наук — истории, этнографии, антропологии, археологии, сравнительного языкознания и пр. Она включает в себя вопросы происхождения названия русь, факторов и этапов формирования данного этноса, этнических групп, участвовавших в процессе, вопросы самосознания и формирования этнической культуры. Связанными с данной проблемой являются проблемы происхождения Древнерусского государства, формирования древнерусских городов и славянского этногенеза.

Историография проблемы[править]

Средневековая историография[править]

В донаучный период развития исторической мысли в России проблема происхождения народа русь не отделялась от вопроса о начале государства Русь.

Автора «Повести временных лет» XII века интересует история Киева и начало Русской земли, именно в связи с ответом на эти вопросы в летопись вводится народ русь, который по происхождению относится летописцем к варягам, а по языку — к славянам. Начало государства Русская земля летописец связывает с первым упоминанием этого народа в византийском хронографе, а славянский язык современной летописцу руси объясняется тем, что поляне, основатели Киева, в IXX вв. «от варяг» стали называться русью.

В XVIXVII вв. русских авторов начинают интересовать вопросы территориального происхождения варягов Рюрика и происхождение названия народа. Это связано с формированием идеологической концепции «Москва — третий Рим». Благодаря посланию Спиридона-Саввы, хорошо знакомому с литовскими летописями, и другим произведениям конца XV — начала XVI века в Московском государстве возникает версия о римском происхождении Рюрика, схожая с польскими и литовскими генеалогическими легендами. Версия становится популярной в начале XVI века. Родословная Рюрика возводилась к Прусу Великому, родственнику римского императора («римского кесаря», то есть кайзера Священной Римской империи). Территориально летописная русь выводилась из Пруссии и немецких владений на побержье Балтики.

Возможно, под влиянием польской историографии происхождение названия и народа русь стали связывать с легендарным прародителем по имени Рус. Эта связь проводилась через название города Старая Русса или реки Русь в новгородских землях, куда по преданию переселился Рус. Подобные версии стали известны и в Западной Европе. Уже в XVI веке по Никоновской летописи известна причерноморская локализация народа русь («роди же, нарицаемые руси, аже и кумане, живяху у Ексинопонта»). В ряде летописей XVII века содержится рассказ о прародителях Русе, Словене и Скифе, родиной которых было Причерноморье. С зарождением панславизма в XVII веке на скифском, причерноморском, происхождении Словена и Руса делался акцент, выгодный во внешнеполитическом смысле. Представителем таких взглядов на славянский этногенез является, например, Юрий Крижанич.

В зарубежной исторической литературе средневековья вопрос происхождения руси затрагивался у византийского хрониста Х века Псевдо-Симеона, возводившего этот народ к «роду франков», что с определенной поправкой рассматривается средневековыми русскими переводчиками и современными исследователями хроник как отношение руси к варягам. Для византийской традиции IX—X вв. было также свойственно увязывать происхождение руси с прародителем Росом, отождествлявшемся с библейским Рошем, князем Гога из земли Магог. У анонимного арабо-персидского автора текста XII века «Собрание историй» вопрос рассматривался в географическом аспекте через призму легенд о противостоянии прародителей Руса, Славянина и Хазара. Славянский прародитель Рус известен и западнославянским историческим текстам. С появлением Московского государства и его претензий на «всю Русь» вопрос интересовал польских историков и европейских дипломатов (например, Сигизмунда Герберштейна) и путешественников. Их взгляды находились в рамках версий русских первоисточников, либо представляли оригинальные теории, в том числе и панславистского характера.

Постановка проблемы и ранние гипотезы[править]

С появлением исторической науки в XVIII веке в России появляются и первые научные версии происхождения руси. Их отличительной чертой является наличие доказательной базы и опровержение иных версий. Появляется сравнительный анализ и критика источников, используются лингвистические данные. При этом проблема этногенеза руси еще не отделяется от проблемы происхождения государства, что делало научные споры зависимыми от политических интересов государства и группировок аристократии. В XVIII веке историографам не удалось преодолеть зависимость от средневековых версий, которые зачастую выдавались ими за первоисточники информации. Не были развиты текстология и лингвистика, что вносило в доказательства теорий путаницу и ошибки. Проблема решалась в следующих основных направлениях: прибалтийское (финнское, балтское, славянское) происхождение руси, скандинавское происхождение и скифско-сарматское (в том числе роксаланское) происхождение.

Критику средневековых версий начал В.Н. Татищев, основоположником научного рассмотрения проблемы был Г. Байер, а первым специальным научным трудом по проблеме стала диссертация Г. Миллера «О происхождении народа и имени российского» (1749-1750 гг.).

К концу XIX века в России появляется социологический метод исторического исследования. В.О. Ключевский четко разделил проблемы происхождения государства и народа. Он утверждал, что в IX-X вв. «Русское государство еще не было государством русского народа, потому что не существовало самого этого народа: к половине XI века были готовы этнографические элементы, из которых потом долгим и трудным процессом выработается русская народность». Так была сформулирована проблема этногенеза русского народа, охватывающего длительный период.

Специальные исследования проблемы в XX веке[править]

В XIX веке появившаяся отечественная этнография развивалась в рамках географической науки, поэтому собственно этнографическая теория была разработана слабо. Дореволюционные историки усматривали в восточном славянстве периода Киевской Руси либо совокупность отдельных племен, либо неопределенный «русский народ», который впоследствии разделился на три ветви (великорусскую, малорусскую и белорусскую), но продолжал сохранять некое единство. Концепция панславизма использовалась российским государством начиная с XVII века для расширения своей территории на Запад, поэтому и славянская этнография носила имперские черты.

В советский период в истории и этнографии утверждается сталинский вариант марксизма. Появилась стадиальная концепция этногенеза (племя-народность-нация), исходя из которой, этногенез руси выглядит как переход от племенной формы этноса к народности в период зарождения и становления феодальных отношений. В 1930-е - 1940-е годы был предложен термин «древнерусская народность», его автором считается, в частности, В.В. Мавродин (1945 г.), а временем утверждения термина период до 1953-1954 гг. С точки зрения марксистской теории первичным являлся социально-экономический базис, поэтому древнерусская народность должна была зародиться еще до появления государства. Варяги-русь не могли претендовать на роль базиса восточнославянского государства, поэтому норманизм был объявлен ненаучной теорией. Все известные о народе русь факты стали трактоваться в пользу днепровской родины этого народа. В 70-х гг. Археологи под руководством акад. Б.А.Рыбакова фиксируют сгущение «материальных сил» славянского общества VI-VII вв. в Среднем Поднепровье, следовательно, именно здесь находилось ядро будущего государства и народности. Была предложена иранская этимология названия народа. Антинорманнизм существует до сих пор в виде теории В.В. Седова о «русском каганате».

Советская этнография в лице самого авторитетного и официального её представителя Ю.В. Бромлея развивалась в рамках формационной концепции. Вместе с тем, советская историческая наука накопила огромный корпус фактологического материала. Развивалось археологическое изучение древнерусских городов и советское скандинавоведение. Работы Г.С. Лебедева включили Древнюю Русь в единый мир Северной Европы, где на торговых путях существовали сложные механизмы взаимодействия этносов и социальных групп. Работы археолога Новгорода В.Л Янина окончательно сломили версию о превосходстве Поднепровья как центра Руси над русским севером. Большой вклад внесли публикации восточных источников А.П. Новосельцевым. Изучение скандинавских текстов и рунических памятников Е.А. Мельниковой дало ценный материал о скандинавах в русских землях.

Одной из последних фундаментальных работ по проблеме является монография В.Я. Петрухина «Начало этнокультурной истории Руси ІХ - ХІ вв.». Автор рассматривает «Повесть временных лет» не только как исторический источник, повествующий о достоверных или недостоверных фактах, но и как документ, отражающий этапы формирования этнического самосознания населения Древней Руси.

Современная этнография отошла от споров о терминах племя, народ, нация. Она использует социологический подход, идет не от теории а от фактов, признает одним из важнейших этнообразующих механизмов самосознание группы. Однако, исследований по проблеме, которые бы отвечали требованиям социально-исторического подхода на сегодняшний день еще не появилось.[Источник?]

Этапы формирования народа русь в VIII-XII вв.[править]

Варяги-русь и их происхождение в VIII-IX вв.[править]

Повесть временных лет утверждает, что своё имя поляне-русь и прочие племена Руси получили от варягов, призванных в 862 году. От тех же варягов произошли новгородцы. Самым ранним упоминанием народа русь, с которым летописец связывает начало государственности, он считал 6360 год от сотворения мира. «Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом».

Одним из нерешенных вопросов этногенеза руси является «варяжский вопрос».

В совесткой историографии считалось, что упомянутый в VI веке среди кочевых народов Восточной Европы народ Рос (или Эрос), носивший иранское имя, и есть славянское племя, давшее начало Руси. Считалось, что упомянутые в летописи варяги-русь - это поздняя вставка, так как в Начальной летописи речь шла просто о варягах, а не о руси. Легенда о призвании Рюрика была вставлена в изначальный текст в начале XII века в угоду политическим интересам Владимира Мономаха, занявшего киевский стол по праву призвания, и исходя из средневековой моды возводить свой род к иноземцам. Указывалось также, что в ряде поздних списков и летописях русь включена в число призывающих варягов племен.

Термин варяги использовался в «Повести временных лет» (XII в.) для обозначения территориальной общности ряда народов, живших на побережье Балтийского моря, и для обозначения наемной дружины, состоящей из этнических выходцев с берегов Балтики, на Руси и в Византии. Этот термин был известен также византийским авторам XI века (в значении дружины, команды корабля) и арабским авторам (в географическом значении). Сам термин имеет происхождение от индоевропейского корня вар - вода, море, и означающее - живущие у воды, т.е. поморяне, поморцы, либо моряки. Он встречается в «Повести временных лет» не только в славянской огласовке, но и в древнешведской, в виде легендарных братьев Рюрика. Имена Синеус и Трувор считаются калькой древнешведских слов sine hus («свой род») и thru varing («верная дружина»), которые переведены на славянский язык и читаются в Новгородской Первой летописи: Изъбрашася З брата с роды своими, и пояша со собою дружину многу и предивну.... Географически варяги-варины занимали южное побережье Балтийского моря, что совпадает с местами расселения славяновенедских племен. Таким образом, германское происхождение варягов выглядит сомнительным. В «Повести временных лет» варяги начинают действовать лишь к середине IX века, когда часть восточнославянских племен платила им дань, а другая часть - хазарам. Эти сведения и трактовки большинством историков не оспариваются.

Альтернативная официальной советской точки зрения версия, которую иногда неверно сводят к норманнской теории, заключается в том, что народ русь, упомянутый В «Повести веременных лет» действительно существовал. Конструкция варяги-русь принадлежит русскому летописцу, однако, она очень устойчива, так как народ русь по многократному заявлению летописцев входит в число варягов. У арабских, византийских и европейских авторов этноним существовал в формах русы, росы, рутены, а также руги. Не следует считать слово "русь" самоназванием народа, поскольку его значение - варвар, кочевник (сравните с английским словом rough). Ошибочно ищут сходство этого слова с финно-угорским словом ruotsi, которое просто означает - "страна скал". Считается научно установленным, что самоназванием не может быть слово иностранного происхождения. Этнонимы «русы» и «росы», известные уже в 840-е гг. происходят от славянского слова «русь». Термин "русь" встречается гораздо раньше термина "варяги" в синхронных источниках IX века, а имя мифического народа Рос, в VI веке жившем бок обок с амазонками, не мог быть первичным по отношению к этнониму русь, также как и река Рось в Среднем Поднепровье, жители берегов которой назывались порошанами, а вовсе не росичами, или русичами.

Источники не поддерживают днепровскую локализацию руси ранее IX века, все отождествления «тавроскифов» (на Черном море) и славян (на Кавказе) в VII веке с русскими носят поздний характер. Первые события, в которых участвует русь, относятся к рубежу VIII-IX вв., когда князь Бравлин совершил поход в Крым. В 830-840-е гг. русь становится известна византийским, западноевропейским и арабским авторам, как этнос Восточной Европы, живший территориально близко к хазарам. К призванию Рюрика (начало 860-х гг.) русь уже существовала как этнос. Летописец называет варягов Рюрика «находниками», то есть переселенцами, арабские авторы передают данную идею словом «кочевники», а византийская хроника словом «дромиты» (от греч. «дромос» - бег). Изначальное местоположение руси - побережье Балтийского моря (в летописи), остров в море или южное побережье моря (арабские авторы), север (западноевропейский автор и византийские авторы).

Рюрик раздавал своим мужам уже существовавшие на торговых путях разноэтнические города, подчиняя их власти руси. Переселение выходцев с побережья Балтики и образование городов происходило на протяжении длительного времени, начиная с середины VIII века. Многие из этих городов (открытые торгово-ремесленные поселения) просуществовали в цепи торговых поселений до XI века, затем уступив место городам иного типа. Уже в IX веке расселение привело к образованию нескольких "частей" руси в Восточной Европе, в том числе в словенских землях и в Киеве.

Возникновение этноса русь, необходимо отнести к более раннему, чем IX век, времени. Оно происходило в зоне контакта скандинавских, балтских и славянских этнических групп. Русь заимствовала у окружающих народов имена, некоторые воинские обычаи (поднять щит перемирия, бросок копья в начале битвы), элементы погребальных обрядов, навыки кораблестроения и судоходства, фольклорные сюжеты, в городских поселениях руси работали скандинавские ремесленники, имелась скандинавская бытовая культура. У балтов русы заимствовали некоторые воззрения на смерть, а также богов Перуна и Велеса, ставших главными в X веке. У славян русы взяли название народа, название государственных обычаев и институтов, принцип наследования (в противоположность скандинавскому обычаю власть князя на Руси IX - н. XI вв. наследовал младший, а не старший сын), а также государственный язык. Скандинавско-славянский симбиоз был возможен в VII-VIII веках в южной части Скандинавского полуострова и Ютландском полуострове, остовах в Балтийском море; например на о. Рюген, на котором в славянской среде существовало торговое поселение скандинавов Ральсвик. Археологически проникновение скандинавов на южное побережье Балтийского моря совпадает с перемещением славянских племен и фиксируется с VII века. Примерно к этому же времени «Иоакимовская летопись» относит появление варягов в землях словен, когда словенский князь Владимир, живший за десять поколений до призвания Рюрика, женился на варяжской княжне.

Скандинавы называли южное побережье Балтики, а также земли будущей Киевской Руси "Восточный путь", а также "Восточная земля" и "Восточное государство". Это полиэтническая территория, на которую в древние времена частично или полностью могла распространяться власть "конунга Восточного пути". Со временем земли Руси обособились от "Восточного пути" и стали обозначаться словами Гарды, Гардарики ("Страна городов") и Хольмгард (Новгородские земли). Наиболее поздним названием Руси у скандинавов будет Руссаланд ("Русская земля"), в узком смысле оно относилось к южной части Руси. Скандинавские саги не отделяют Русь от Скандинавии, однако, саги не знают генеалогии русских конунгов, не знают имен варяжских князей, упомянутых в летописи, а имена русских в сагах зачастую вымышлены, что отражает иноязычность жителей Руси. Наиболее "родственной" частью Руси для скандинавов является Ладога и её конунги. Викинги саг служат на Руси, занимаются торговлей и грабежами, иногда захватывают власть. Жители Руси занимаются в Скандинавии торговлей, отличаясь внешним видом от скандинавов.

Остается вопрос, были ли варяги-русь в VIII-IX вв. консолидированным этносом, жившем на берегу Балтики, или же этот этнос формировался одновременно с проникновением скандинавов в земли Восточной Европы уже в землях "племенной коалиции" словен, кривичей, чуди, мери и прочих "всех"? Обе эти точки зрения имеют сторонников в отечественной историографии. Еще В.Н. Татищев и М.В. Ломоносов привели ряд свидетельств средневековых латиноязычных авторов и современные им сведения о наличии "русской" топонимики в Прибалтике. Современные исследователи подтверждают, что "русская" топонимика, действительно, сгущается к Прибалтике. Другая точка зрения отождествялет этнос русов с жителями древнерусских городов VIII-н. XI вв., чьи культура и состав известны по археологическим данным. В последнее время археологические свидетельства стали приводить и в пользу первой версии, сторонником этой версии стал В.Л. Янин, который считает, что в культурно-этнографическом плане Новгород был более связан с южным побережьем Балтики, нежели с Киевом. В пользу южнобалтийского происхождения руси сторонниками этой версии приводятся давно известные факты: "скандинавские" ремесленники русских городов прибыли на Русь с южного побережья Балтики, а керамика Ладоги и о. Рюген имеет сходства, или даже идентична.

Русь - господствующий этнос Древнерусского государства в IX-X вв.[править]

С формированием государственности этноним русь превращается в политоним, постепенно переходя на этнические группы различного происхождения, которые вошли в состав Древнерусского государства.

В конце 830-х - нчале 840-х гг. во главе руси уже стоял единый правитель, который по аналогии с хазарским правителем носил титул кагана, претендуя им на верховную власть над другими народами и землями, прежде всего хазарскими, по которым проходили Великий Волжский путь и путь "из варяг в греки". Русь еще была тесно связана с Балтийским морем и контролировала лишь северную часть территории будущего Древнерусского государства. Русь совершала походы как по Восточному пути, так и в западном направлении, на Испанию.

Катализатором процесса на первом этапе стало "призвание Рюрика", имевшее место к 860-864 гг. Среди руси произошел раскол, связанный с установлением жесткой иерархии во главе с великим князем. Часть руси утвердилась в Киеве, совершив поход на Константинополь осенью 860 года, и затем приняв христианство к 867 году. Разрозненность "частей русов" удалось преодолеть новому великому князю Олегу в конце IX - начале X века. К 907 году численный состав руси резко вырос. Если в 860 году русь была представлена в походе двумя сотнями ладей (не более 2000 человек), то Олег смог привести под стены города 2000 ладей (80 000 человек). Такое количество воинов, по оценкам историков, не могла собрать даже вся Скандинавия. О количественном преобладнии руси Олега над варягами-русь говорят размеры дани, которую Новгородцы выплачивали вплоть до начала XI века: варягам они платили 300 гривен, а Киеву, то есть великому князю, - 3000. Таким образом, "Внешняя Россия" перестала играть заметную роль в становлении политонима русь, и в более позднее время не известна вообще. Окружение великого князя называлось в IX-X веке "вся русь" ("все росы"), что говорит о перемещении значительной части первичного этноса на восток, в земли славян и их соседей.

В правление Олега сложилась иерархия городов и племён. Русь известна как городской этнос. Это жители "градов русских", в которых правили подчиненные великому князю правители. Главная задача этих городов - обеспечить транзитную торговлю между Балтикой и Ближним Востоком. Гарнизоны этих городов контролировали окрестные территории, из которых начала формироваться Русская земля. Среди городов выделялся главный - "мать городов русских". Столица постепенно перемещалась из Ладоги в Новгород, из Новгорода - в Киев, из Киева - в Переяславец. Покоренные племена платили дань, на которую содержалась наемная варяжская дружина, а также составляли ополчение. Участие в ополчении не отличалось от условий службы наемников, также на их участников переходил общий политоним - русь ("прозвавшиеся русью"). В иерархии племен русь занимала высшую ступень. По религиозному признаку русь противопоставлялась "скотским" народам, имевшим иных богов и обычаи. По этому же признаку к руси были близки поляне, "ныне зовомые русь". Лев Диакон, называя убийц Игоря, древлян, обозначает их словом "германцы", указывая тем самым на их варварство по сравнению с росами. По социально-политическому признаку население государства Русская земля делилось на две категории - русь (русины) и словене (словенины). К словенам относились все племена-данники, как славянского, так и финно-угорского происхождения. Словене принижаются как "пактиоты", "рабы", "беглые рабы". А русь харктеризуется как мореходы, "мужи крови", господа славян. У руси отдельный князь ("князь русский"), отдельный закон ("Закон русский"), отдельная налоговая ставка (десятая часть от торговых доходов). В первой половине X века русь и словене еще четко противопоставляются друг другу.

В 940-е гг. происходит перелом в становлении руси, как части славянского мира. Это связано с ослаблением религиозных гонений на христиан и представителей "скотских" верований, а также с начавшейся феодализацией общества Русской земли. В число руси попадают местные славянские представители Борич, Претич и другие. Договор Игоря 944 года в отличие от договора 911 года заключается уже не от имени руси, а от имени «Игоря, великого князя русского, и от всякого княжья, и от всех людей Русской земли». Историки отмечают, что "люди Русской земли" - это термин, объединяющий и русь и словен. Появляется новая общность, которая еще не претендует на монополию на имя русь. Эта монополия была закреплена в 960-е гг., когда Святослав, пытаясь перенести столицу на Дунай, встретил сопротивление киевлян во главе с христианкой Ольгой. В речи перед решающей битвой князь признал, что Русская земля - это Киевская Русь, а не все его владения. С этого периода политоним русь стал распростарняться не вширь, а вглубь.

Этому расширению политонима на всё население Киевской Руси способствовали процесс "окняжения земель", начатый реформами Ольги и продолженный вплоть до походов на вятичей Владимира Мономаха, христианизация Руси при Владимире и его потомках, а также юридическое уравнение руси и словен в "Правде Ярослава" (1015-1016 гг.).

Взаимоотношения руси и варягов остаются тесными, но варяги всё меньше влияют на этнические процессы. Наемные варяги, которые возвращались через некоторое время в Скандинавию, составляли сравнительно небольшой процент от населения градов русских (они не преобладали), по подсчетам археологов лишь 25 % восточного серебра оседало в Скандинавии, на Русь приходилось около 75 % поступавшего в ходе торговли серебра. Варяги, достигавшие при князе значительных высот, оставались на Руси на всю жизнь, принимая местные славянские обычаи. Так, Олег, по данным «Иоакимовской летописи» был норвежцем, а по «Повести временных лет» известно его славянское прозвище Вещий. Свенельд прожил всю жизнь на Руси, его сыновья носят славянские имена. Сын Игоря, Святослав, уже в 940-х гг. носит славянское имя. По летописи и сагам известен полоцкий князь Роговолд (Рагнвальд саги, правивиший в Ладоге), его дочь Рогнеда-Гореслава и внуки носили уже славянские имена. Если об Олеге и Игоре, правившим в первой половине X века, можно найти сведения, хотя и косвенные, в сагах, то ни Ольги, ни Святослава, ни Ярополка, саги не знают вовсе. При Владимире и Ярославе варяги, прибывшие из Скандинавии, и в Киеве и в Новгороде уже выступают как чуждые и враждебные элементы по отношению к населению городов.

Одновременно с падением влияния скандинавов, в становлении этноса сильнее проявляются степные влияния. Это связано с задачей покорения хазарских земель при Святославе и основании русских факторий в хазарских землях. Войско Святослава, облик князя, эпитеты связвают его более со степным миром, нежели с балтийским. Конное войско появляется еще при Олеге, постепенно скандинавские кораблестроительные традиции, существовавшие при Олеге, уступают место славянским. Если в сведениях «Иоакимовской летописи» имеются элементы скандинавских географических знаний, то «Повесть временных лет» уже рисует географическую картину, возникшую на Руси.

Русь - население Древнерусского государства в XI-XII вв.[править]

В этот период, во-первых, исчезают субэтнические группы внутри руси. При Владимире была ликвидировано влияние волжской группировки руси (Артания арабских авторов; вероятно, Ростов). Мы не находим никаких сведений о варягах-русь. При Ярославе Мудром, который проводил экспансию в прибалтийском направлении, Новгород перестает выплачивать дань варягам, а по южному берегу Балтики распространяются монеты Ярослава, чеканенные специально для этого региона (с латинской литерой R в имени князя). Дунайские руги и русины в дальнейшем отождествляют себя с русскими, как с основным этносом.

Во-вторых, русь обретает сравнительно единые письменность и литературный язык, единое летоисчисление и календарь, но самое главное - единую веру и церковь. Если в X веке русь делилась на языческую, христианскую и даже мусульманскую группировки, то теперь всё городское население было крещено. С крещением утверждается единая династия, восходящая как к Рюрику, так и к древлянскому Малу (Малку), поэтому теперь какое-либо воспоминание о "рабстве" славян было равносильно государственному перевороту (ведь, Владимир - "рабычич").

В-третьих, появляется письменная история, единая русская историческая память. С конца X по начало XII века формируется текст Повести временных лет. В этом тексте русь признается исключительно славянским народом, его история идентифицируется с историей славян, и, в частности, с полянской историей.

Физическому смешению племен способствовала политика переселения подданных, начатая Владимиром. Это отразилось на формировании общерусского былинного эпоса.

Между тем, в этот период еще сохраняется племенное деление населения Руси. Археологи фиксируют этнические различия в материальной культуре вплоть до XIII века. Летописец передает слова Мстислава, сказанные в 1024 году: «Кто тому не рад? Вот лежит северянин, а вот варяг, а дружина своя цела». Из них видно, что еще даже в войске сохранялось деление на русь, варягов, северян и новгородцев.

Имя руси постепенно закрепилось за населением Поднепровья, поляне не упоминаются в летописи как противники или данники Руси, как другие славянские племена. Эту картину рисует еще Константин Багрянородный в середине X века, не называя полян среди данников русского князя. Современные исследователи считают, что имя русь закрепилось и за новгородцами, однако киевляне в Повести временных лет принижают новгородцев, называя их «плотниками».

Большую роль в формировани политонима русь, обозначавшего всё население Руси, играл фактор родового наследования земель в княжеской династии. С увеличением числа князей, росло число городов (до нескольких десятков, а затем - сотен «градов»). Княжеская дружина ("вся русь") также оседала на землю, получая вотчины с местным населением. Русь как бы осваивала Русскую землю, разнося общую городскую христианскую культуру.

Другим фактором формирования суперэтноса русь в это время было восприятие иностранцами населения Руси как единого в культурно-религиозном плане.

В «Слове о полку Игореве» (ок. 1185 г.), которое наполнено славянскими языческими образами, и в котором перечисляются многочисленные народы, в том числе и отдельные половецкие роды, не упоминаются уже славянские племена, а все участники событий названы «русичами», различающимся по названиями городов, а не по племенной принадлежности. Русские князья называются внуками славянского бога Дажьбога, а история Руси возводится ко временам Траяна и Буса. В отличие от Повести временных лет, это произведение не имеет никаких следов влияния скандинавской традиции.

Не всё население Руси было интегрировано в русский суперэтнос. Так, если вятичи, которые вплоть до XIII века воспринимались летописцами как отдельный народ, в итоге оказались интегрированными, то прибалтийские племена, подчиненные Руси почти одновременно с подчинением вятичей, оказались вне русского этноса, хотя на государственном уровне литовцы заимствовали часть русской культуры (язык, право, княжеский знак). Не оказалась интегрированной в русь и часть финно-угорского населения (чудь). Причинами этому были языковые, религиозные и антропологические различия, а также начавшееся формирование литовского государства.

Факторы формирования древнерусской народности[править]

Географический фактор[править]

Древнерусское государство сложилось на территории, которая с древнейших времен объединялась в единое этно-культурное пространство.

Древнегреческая историография, описывая данную территорию, обозначала её как одну из частей света наряду с Европой и Азией, называя её Скифией. Римские авторы называли эту территорию Сарматией. Северная часть этой Скифии/Сарматии была плохо известна античным авторам. Готскиий историк Иордан (VI в.) рассказыывает, что Скифия отделялась от земель, тяготеющих к Балтийскому морю, большой рекой, протекающей в болотистой местности. Готы, двигаясь от южных берегов Балтики, пересекли эту реку, поселившись в Скифии. Однако, перечисляя народы, подчиненные готам Германариха, Иордан впервые называет такие народы, как чудь, меря (западные мари), весь и мордва, раздвигая границы причерноморской Скифии/Сарматии до Прибалтики и Верховьев Волги. Скандинавская фольклорная традиция средневековья называет данную территорию Великой Швецией, которую отождествляют с государством Германариха. Повесть временных лет отождествляет народы, подчиненные князю Олегу, с греческим термином "Великая Скифия". Византийские авторы, начиная с VII века обозначают славянское население Поднепровья скифами или тавроскифами. Скандинавские саги связывают население Киева с библейскими Гогом и Магогом (средневековая персонификация скифов).

Таким образом, этно-географическое единство Скифии, существовавшее на протяжении тысячелетий в представлениях народов, населявших эту территорию, стало исторической реальностью лишь после походов Олега в конце IX - начале X века.

Исторически Русь имела две географических части, одна тяготела к Балтийскому морю, другая - к Черному морю. Связующим звеном этих частей стали реки. Автор «Повести временных лет» называет географическим центром русского мира Окский лес, в котором начинались Волга, Двина и Днепр. Эти реки с древнейших времен служили торговыми путями, но лишь к X веку они были объединены в единую систему торговых путей, продвигаясь по которым, формировался народ русь. Если Балтийское море называется в летописи Варяжским, то Черное море уже называется Русским.

Этно-лингвистические факторы[править]

Важным фактором было расселение по территории исторической Скифии носителей сравнительно единого языка. Ни во времена Геродота, ни во времена Иордана ни один народ не заселял всё пространство "от моря до моря" - это был миф. Но после импульса VI-VII вв. относительно единое славянство к VIII-IX вв. расселилось на просторах Восточной Европы, сохраняя память о своем языковом и родовом единстве.

При объединении населения под властью руси, славянский язык оказался преобладающим. Народ, впервые подчинивший себе всё пространство от Финнского залива до Черного моря, также говорил по-славянски. Уже в начале X века двуязычность варяжско-русских дружин уступает место славянскому языку. Так, названия днепровских порогов по-русски звучат как скандинавские переводы славянских названий, а для обозначения порога Неясыть использовано само славянское название. Но договор Руси и Византии 911 года, заключенный послами Олега со скандинавскими именами, записан на славянском языке. В нем имеются следы заимствований из греческого языка, посредничество болгарских переводчиков, но нет следов какого-либо скандинавского влияния на языковом или палеографическом уровне, при том, что сами скандинавы, жившие в городах Руси умели писать рунами на своем языке. Самая древняя кириллическая надпись на славянском языке, относящаяся к началу или, шире, к первой половине X века, сделана на византийской амфоре, найденной в могиле "скандинавского облика" в Гнездове (летописном Смоленске), в центре Русской земли.

Антропологически племена, объединявшиеся под именем руси, были европеоидного типа. Трудно, напрмер, однозначно отнести "рыжеволосых русов" Ибн-Фадлана к скандинавам или славянам. Думается, что различить их по морфологическим признакам трудно было даже современникам. А вот "краснокожая чудь" русских преданий и степные народы с монголоидными чертами антропологически отличались от русичей.

Экономические факторы[править]

Главным экономическим фактором в становлении народа русь на протяжении VIII - начала XI вв. была транзитная торговля, процветавшая на путях от Скандинавии до Константинополя и Багдада. Русь занималась торговлей на этих путях, проходивших через земли восточных славян. Для снижения расходов в виде выплат части от перевозимых товаров местным правителям русь стремилась подчинить эти территории. Экономические кризисы, вызванные действиями хазарских властей или кризисами добычи серебра на Ближнем Вотсоке, заставляли русь продвигаться всё ближе и ближе к грнаицам основных торговых партнеров, арабов и византийцев. Продвижение руси достигло Дунайской Болгарии и Закавказья, однако, закрепиться руси удалось лишь в славянских землях и, частично, в хазарских.

Контроль за торговыми путями требовал от руси содержания значительной наемной дружины, что в свою очередь требовало сбора дани с подвластных племен и расширение подвластной территории. Так как размеры дани со славян были невелики, то в подданство вовлекались всё большие и большие территории. Кроме того, мех, мед и славянские рабы (прежде всего - рабыни) стали основой экспорта Руси не только в Византию и арабские страны, но и в Скандинавию. Меховая торговля давала высокий доход, так как соотношение цены на внутреннем и внешнем рынке составляло один к четырем. Доход от продажи рабынь был непредсказуем так как был связан со степенью индивидуальных потребностей покупателей и доходил от 100 до 900 %.

В XI-XII транзитная торговля приходит в упадок и главным экономическим фактором становится развитие феодальных отношений, так как происходит замена наемной дружины на феодальную. Открытые торгово-ремесленные поселения уступают место феодальным городам (имеется даже термин "перенос городов" для обозначения произошедших изменений), которые были тесно связаны как между собой, так и с сельской округой.

Политические факторы[править]

Политический фактор был решающим и связующим на протяжении всего периода становления древнерусской народности.

С одной стороны мы видим единую династию, утвердившуюся в ходе длительной борьбы между князьями, и единую титулатуру кагана, великого князя и царя, которая подчеркивала верховенство и единство власти русов над всеми подвластными племенами, а в период раздробленности XII-XV вв., использовалась для напоминания о былом единстве.

С другой стороны мы наблюдаем, как славянские протестарные традиции, сложившиеся еще в антское время, превращаются в государственные порядки. В период соперничества руси и хазар, славянские племена могли выбирать, какому из народов подчиниться. Ослабление Хазарского каганата гражданской войной начала IX века предопределило успехи руси. Русь вступала в договорные отношения с местными славянскими племенами, как это было в Новгороде, Смоленске и Киеве. Даже, если племена подчинялись силой, русы устанавливали подобие договорных отношений. Это в политическом отношении связывало славян с русами больше, чем с хазарами. Лишь вятичи до конца X века не желали выходить из-под власти хазар и русским князьям с трудом удавалось на время их подчинить.

Этапы развития этноса русь совпадают с этапами развития государства, с основными государственными реформами, а распад политического единства и формирование новых централизованных государств в последующем приведет к формированию новых этносов - русских, белорусов и украинцев.

Религиозный фактор[править]

Русь в религиозном отношении была частью славянского мира. Источники не зафиксировали какого-либо упоминания скандинавских богов у русов. Вместе с тем летопись и тексты договоров Руси и Византии указывают на поклонение руси Перуну и Велесу. Перун в этой паре позиционируется как бог руси, а Велес, как бог словен и "скотий бог". В пантеоне Владимира большую роль играют боги иранского происхождения Хорс и Семаргл. Велес в этот пантеон не включен, а какие-либо скандинавские боги отсутствуют напрочь. Кроме того, скандинавские культовые сооружения зафиксированы лишь в Ладоге, и, возможно, в Новгороде, но их существование было кратковременным и продолжения в языческой традиции Руси не имело.

Важную роль для сближения полян и пришлой руси сыграло поклонение и тех и других Перуну, дубу и огню. Еще в 860-х гг. русь в качестве испытания силы христианского слова предлагает византийскому священнику бросить Евангелие в огонь. Преобладающим погребальным обрядом у славян и русов была кремация, тогда как у скандинавов известна масса захоронений по типу ингумации в камерах и ладьях. Отсюда и разное понимание роли ветра при кремации у скандинавов и русов.

Но язычество играло более разъединяющую роль между славянскими племенами, тогда как христианство предлагало идею всечеловечества, не разъединенного на отдельные "языки" перед единым Богом. Русы уже с начала IX века принимают крещение и выдают себя за христиан. Если христиане VIII века выцарапывают имя Бога на монетах рунами на скандинавском, то в IX веке появляются уже греческие надписи. К началу X века богослужебным языком на Руси становится церковнославянский. На славянском языке писались государственные документы X века. К концу X века упоминаются книги руси, в которых излагалась история X века, в частности, эпизод крещения княгини Ольги.

В связи с христианизацией в X веке появляется и особый патрон руси - святой Илья, во имя которого была построена соборная церковь в Киеве. Имя Ильи как персонификации руси известно французскому эпосу (Илья Русский), скандинавским сагам (Илья - брат новгородского конунга Вальдемара) и русским былинам (Илья Муромец).

Выдающимся памятником древнерусской литературы, в котором постулируется решающая роль христианства в объединении жителей Руси под властью небесного Царя, является «Слово о законе и благодати», написанное к 1051 году. Однако, в нем говорится о крещении Руси, как земли, говорится о Киеве, граде, упоминается и «народ наш», но он не называется каким-то именем. В «Повести временных лет», созданной позже, о Владимире уже сказано: «Память о нем чтут русские люди, вспоминая святое крещение».

Примечания[править]

Внешние ссылки[править]